antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Набоков в 1964 году: маг против вервольфов

0. Этот пост надо пассивизировать, даже заблокировать. Он ещё не готов. Никаких рейтингов.

Больше всех политиков Набоков боялся Хрущёва. Потому что Хрущёв угрожал Америке и всему миру. Все, кто причинили Набокову неприятности к 1964 году, получили, так сказать, по воле случая, встречные неприятности. Которых, кстати, они не ожидали.

Анекдотический случай: Одного американского сенатора, который ему понравился, Хрущёв спросил: «Откуда вы?» — «Из Миннеаполиса». Хрущёв подошёл к карте мира, обвёл карандашом Миннеаполис и заявил: «Это чтобы я не забыл, что этот город должен уцелеть, когда полетят наши ракеты»

При Хрущёве Красная Империя обрела самую большую площадь за всю историю: в 1960 году Китай, Югославия, Куба ещё склонялись перед Москвой. Если бы Хрущёв был поосторожнее, покрепче дружил с мафией – и мафиями, его бы продолжили держать на вершине, и он бы правил до середины 1970-х. Биография Хрущёва до сих пор засекречена, содержит много тёмных пятен (нет, не белых!).



В 1964 году, в разгар Холодной войны, Набокова стали мощно атаковать. Запланировали спецоперацию, на практике достаточно несложную.

Цитирую Брайана Бойда.

В марте-апреле 11 января 1964 года в Монтрё приехали Эдмунд и Елена Уилсоны и остановились у Набоковых на три дня. При встрече же они оказались по-прежнему близки.

15 января позвонили из Нью-Йорка: «Нью-Йоркер» решил опубликовать «Защиту Лужина», весь роман, в двух номерах журнала и предложил Набокову гонорар в 10 400 долларов. За месяц до этого журнал «Плэйбой» купил у него «Соглядатая» за 8000 $.

17 марта 1964 года они с Верой выехали из Монтрё, пересекли Атлантический океан на судне «Соединенные Штаты» и остановились в отеле «Хэмпшир хаус» в Нью-Йорке. Набоков встречался с друзьями, энтомологами, адвокатами, издателями и агентами. С Уолтером Минтоном из издательства «Путнам» он обсудил возможность публикации лекций по литературе.

В конце марта Набоковы отправились в Итаку порыться в ящиках, оставленных ими на хранение в феврале 1959 года 2 апреля Набоков прилетел в Нью-Йорк и три дня спустя выступал в Поэтическом центре Ассоциации еврейской молодежи.

9 апреля Набоков выступал в Кембридже, штат Массачусетс. Перед выступлением он познакомился со студентом-русистом из Гарварда, Эндрю Филдом, который подарил ему «Сборник статей по уголовному праву» В. Д. Набокова, изданный в 1904 году и купленный Филдом в Советском Союзе. Набоков никогда не читал этой книги и особенно обрадовался подарку, потому что как раз собирал материал о деятельности отца для нового издания «Память, говори». Впоследствии Филд написал несколько книг о Набокове.


*Эндрю Филд — разведчик и провокатор. Прошёл стажировку в СССР, затем был оставлен на дополнительную стажировку по решению КГБ, где его готовили уже как агента. В дальнейшем много сделал, чтобы провоцировать, отвлекать, нервировать Набокова. В Нью-Йорке вёл Набокова, и, вероятно, отравил Веру.

“В Америке Веру мучили сильные желудочные боли, которые она мужественно скрывала, но май ей пришлось провести в диагностической клинике. После бесконечных анализов ей в конце концов сделали зондирующую операцию и удалили аппендикс.”

*Врачи не нашли никаких аномалий, взяли ткани на биопсию, удалили аппендикс на всякий случай. В США Веру отравили БОВ, которых в тот момент было великое множество: разрабатывались и апробировались тысячи соединений.

Вернувшись в Нью-Йорк, Набоков узнал, что его брат Кирилл умер от сердечного приступа в Мюнхене (16 апреля). Кирилл работал в Германии на радио «Свобода», которое вело передачи из Западной Германии на Советский Союз, и как раз готовил передачу о своем брате. После его смерти в отеле нашли разложенные по всему номеру набоковские книги.

*Это было демонстративное убийство, теракт. Поэтому книги разложили. «Радио Свобода» часто подвергалась терактам. Там работали «кроты» из ГДР и СССР. Даже взорвали штаб-квартиру в Мюнхене в начале 1980-х. Кстати, кто взорвал? Почему именно в Мюнхене? Многие агенты и их кураторы действовали вслепую, повинуясь наитию, выбирая мишень «по оперативным соображениям», которые вполне могли быть наведённой магией мщения.

Публикация «Евгения Онегина» опять задержалась до июня, но прием в честь Набокова в издательстве «Боллинджен» состоялся 21 апреля — как и планировалось. После шестилетнего ожидания Набоков пришел в восторг от четырех томов в перевязанной ленточкой коробке («Евгений Онегин» впоследствии получал призы за отменную полиграфию), да и от самого приема. Два дня спустя они с Верой отбыли в Европу на борту
«Соединенных Штатов».


*Набоков тоже был притравлен. Он жаловался на плохое самочувствие, очень плохо соображал, потерял аппетит. Им пришлось срочно бежать в Европу, хотя в США была ещё масса дел. Похороны брата состоялись 23 апреля 1964 года, в день рождения Владимира. Такой подарок ему сделали враги.

Дмитрий гонял на новой машине, получая призы в каждом заезде, пока не слетел с набережной в Монзе, — к счастью, ни он, ни машина не получили серьезных повреждений.

*Это диверсия автокиллеров. Произведена в те же дни. Разработаны тысячи способов подстроить аварию. Но Дмитрий был гонщик, поэтому вырулил. Осечка!

Сам Набоков в мае и в начале июня готовил список европейских бабочек и территорий, откуда он хотел получить образцы. Вера лежала в клинике, сам он водить машину не умел, поэтому ежедневно ездил в горы на поезде — ловить бабочек в местах вроде Шато д'Экс, ставшего в «Аде» Эксом, местом рождения Вана.

* Бойд прикидывается лириком. На самом деле Набоков был уверен, что Вера умрёт в больнице. Охваченный страхом, яростью и горем, он бежал из отеля, и бродил по горам, куда глаза глядят. Надеялся выманить агентов, как Холмс выманил Мориарти, и убить кого-нибудь, или погибнуть. Ему было 65 лет, и он трижды в неделю играл в теннис. То есть мог ещё неожиданно и метко врезать палкой от сачка. Сачок у него был металлический. В сумке имелись яды, например, цианид — якобы умерщвлять бабочек. У него чесались руки кого-нибудь прикончить.

Середина 1960-х — это разгар Холодной войны, когда она перерастала в войну горячую. Велась открытая резня за сферы влияния, за разные страны. В Южный Вьетнам перебросили более 20 тысяч военнослужащих американцев и столько же из Северного Вьетнама. Подобные диверсии и убийства происходили сплошь и рядом, часто не в целях устрашения, а ради проверки собственной агентуры, как рядовые задания. Чтобы народ не шумел, были разработаны приёмы боевой демагогии, включающие обвинения в паранойе и конспирологии. Они прекрасно работают до сих пор – как и прочие поделки агитпропа: инопланетяне, бермуды, телепатия, и прочая муть, отвлекающая внимание от сути.

Когда Вера вернулась, Набоков закусил удила. Он выправил вёрстку «Соглядатая» и пустил её в печать (тираж вышел в трёх номерах Playboy в марте 1965 г.). В сентябре 1964 года вышла английская «Защита Лужина», которая называлась просто The Defense. Её опубликовал Путнам. Это самое сильное защитное заклинание Набокова, он уже пустил его в ход в 1930 году. Он перевёл «Лолиту» и добился опубликования, хотя это принесло убытки издательству. Это заклинание вообще взорвало весь мир. В СССР книги Набокова проникали в рамках «оттепели». Ими восхищался Чуковский. Их читали в оригинале филологи и языковеды.

Набоков сократил до минимума личные контакты. Он демонстративно поссорился с Уилсоном и Шаховской, чтобы их тоже не убили. Потому что если ты попал в список, режут всех твоих людей, всех контактёров. Это открытая практика: тех, кто даже поприветствует издали подозреваемого или иностранца, или получит письмо, хватали и убивали.

В начале июня 1964 года «Плэйбой» послал Набокову верстку английского перевода «Соглядатая» задолго до публикации, чтобы он мог не торопясь переделать текст. Чтобы окончательно заполучить Набокова, они предложили ему аванс в 1000 долларов, и во второй половине июня он перерабатывал текст, вставляя «новые клочки радуги».

Итак, летом 1964 года Набоков концентрировался на произведении «Соглядатай», на этом слове, на фамилии Хрущёв, на идее неявной смерти. Он сосредоточил всю ненависть, всю магическую энергию. Вот что там было написано (далее цитирую оригинал Набокова):

Их родственница, Марианна Николаевна, белокурая женщина-врач с интенсивной манерой говорить, рассказывает Смурову и Роману Богдановичу об ужасах Гражданской войны. Муж Евгении Евгеньевны, Хрущов, — веселый господин с толстым, бледным носом, который он постоянно тискает, потягивает, пытается отвернуть сбоку, уцепившись за ноздрю, — говорит на пороге соседней комнаты с Мухиным, молодым человеком в пенснэ. Оба стоят по бокам двери, друг против друга, как кариатиды.

Этот Хрущов - ключевая фигура, потому что мизансцены происходят на его жилплощади. Повесть целиком колдовская, происходит как бы после смерти, в загробном мире. Но там всё очень обыденно и тривиально. Набоков высмеивает там некоего спиритиста, который вызывает дух вождя коммунистов:

Разговоры записывались в особые тетрадки. Это были диалоги такого рода:
Вайншток. Нашел ли ты успокоение?
Ленин. Нет. Я страдаю.
Вайншток. Желаешь ли ты мне рассказать о загроб¬
ной жизни?
Ленин (после паузы). Нет...
Вайншток. Почему?
Ленин. Там ночь.


* Анекдотический случай. Коммунистический лидер Хрущёв и последовательный ленинец посетил выставку художников-абстракционистов при в Манеже 1 декабря 1962 года, и разразился проклятьями: «Вы что — мужики или педерасты проклятые, как вы можете так писать?» Позднейший комментарий художника В. Кавешникова: «Видимо, он слыхал, что недавно в издательстве „Искусство“ была разоблачена группа гомосексуалистов и был суд. Хрущёв был недалёк от истины.

В "Соглядатае" это есть.

Кроме того, “сексуальный левша” — признаюсь, я нахожу это выражение исключительно удачным, — часто питает склонность к нарушению закона, закона человеческого, каковое нарушение ему тем более легко совершить, что нарушение законов природы уже налицо. И опять же господин Смуров не является исключением. Представьте себе, что Филипп Иннокентьевич Хрущов на днях мне конфиденциально поведал, что Смуров — вор, вор в самом вульгарном смысле этого слова. Мой собеседник, оказывается, дал в руки господину Смурову серебряную табакерку с каббалистическими знаками — очень старинную вещь — и просил его показать ее знатоку.

Хрущёва упрекали за комичный вид и костюм, подчёркивающий недостатки его внешности, за балагурство. Есть мнение, что интеллектуальные решения за него принимала жена, высокообразованный партийный деятель.

Набоков:

И в шутку, — в Сочельник, кажется, — напялив котиковую шубу жены, Хрущов перед зеркалом принимает витринные позы и ходит по комнате при общем смехе, который становится понемногу неестественным, оттого что балагур Хрущов всегда слишком растягивает шутку.

Среди множества факторов смещения Хрущёва был фильм «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещён», который, как выяснилось, инспирирован романом Набокова «Пнин».*

Как можно увидеть теперь, ещё одним фактором стал «Соглядатай».

Смещение Хрущёва могло окончиться вовсе не так мирно. Его могли убить, физически устранить (дескать, отравился домашними ягодами, задохнулся, пытаясь проглотить подушку, сердце не выдержало грехов, упал с кровати и т. д.) И наоборот, Хрущёвская клика могла свергнуть Брежневскую команду, вернуть старого вождя под каким-нибудь предлогом, например, учредив должность «Председатель Политбюро». И тогда была бы резня. Брежнев старался спустить напряжение на тормозах.



Для Хрущёва смещение казалось сперва подобно смерти - и ведущим к гибели. Однако его не убили. Более того, он начал новую жизнь. Стал писателем, садовником, спортсменом, воспитателем потомства. И даже женился на собственной жене. Третья жена — Нина Петровна Кухарчук, родилась 14 апреля 1900 года в селе Василёв Холмской губернии (ныне территория Польши). Она происходит от «Хеломских мудрецов». Свадьба была в 1924 году, однако официально брак зарегистрирован в ЗАГСе только в 1965 году.

Набоков в 1960-х испытывал лютую ненависть, но не мог понять, куда её нацелить. Он не знал, кто отравил Веру, Кирилла и Дмитрия, и его самого. На них уже покушались много раз. Например, когда они втроём отмечали 1 января 1960 года, то якобы отравились «плохо приготовленным фазаном» - в лучшем ресторане Сан-Ремо. А 6 июня 1944 года его отравили зарином, после чего Набоков стал тяжёлым инвалидом. Он подозревал в своих бедах итальянских коммунистов, германских штази и русских особистов.

После этого начались неприятности. Причём взаимосвязанные.

ИТАЛИЯ. В Италии произошли неприятности. Там убили президента. Летом 1964 года так называемое «Фортепианное соло», подготовленное генералом Джованни Де Лоренцо, было задумано, чтобы совершить государственный переворот и свергнуть первое левоцентристское правительство во главе с Альдо Моро. 7 августа 1964 года во время жаркой дискуссии с премьер-министром Моро и лидером Итальянской демократической социалистической партии Джузеппе Сарагатом президент Антонио Сеньи перенес серьезное кровоизлияние в мозг в своем офисе в Квиринальском дворце. Он лишь частично выздоровел и 6 декабря 1964 года решил уйти в отставку, сославшись на проблемы со здоровьем. В условиях неимоверной спешки, 16 декабря 1964 года итальянский парламент собрался для избрания нового президента – всего через два года после последних президентских выборов и через десять дней после отставки.

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ. В 1964 году в СССР произошёл чудовищный скандал: в Артеке был отравлен Пальмиро Тольятти, вождь итальянских коммунистов. Уже отставленный, отстранённый от дел и ожидающий ссылки или даже казни, Брежнев воспользовался случаем, помчался в Италию, улаживать дело. Потому что остальные боялись – в Италии была самая крупная и опасная компартия Европы. Заручившись поддержкой итальянцев, по возвращении он начал работу по свержению Никиты, пошёл ва-банк. 14 октября 1964 года в СССР произошёл тихий переворот. Множество людей Хрущёва отправились по другим адресам. Переворот не был кровавым, потому что у власти остался тот же самый правитель — Леонид Ильич Брежнев, который руководил страной в якобы «хрущёвские» времена, как избранный Председатель Президиума Верховного Совета СССР, с поста которого был снят тихо, незаконно и неведомым путём. Хрущёв боялся, что по возвращению в Москву его схватят и будут бить - потому что в мафиозном правительстве от этого не застрахован никто. Поэтому он взял с собой сильнейшего из руководителей КГБ, Алексея Николаевича Инаури. Он обладал сверхъестественными способностями, и не позволил людям Семичастного грохнуть Генсека. У которого руки чесались показать своё искусство.



ГЕРМАНИЯ. В ГДР тоже произошли неприятности: премьер-министр Отто Гротеволь, на котором давно уже опробовали различные яды, умер 21 сентября 1964 года – в те самые дни, когда устраняли Хрущёва (и готовились к мощной драке). В ГДР произошёл тихий переворот: сменилась валюта, правительство переименовали в Совет Министров, а множество людей Гротеволя отправились по другим адресам.

АМЕРИКА. Интересно, что и в США, где были отравлены Набоковы, тоже произошли неприятности. Разгорелась Вьетнамская война. Произошли выборы, на которых пострадал амбициозный Джордж Уоллес, крайне неприятный для Набоковых за счёт пропаганды сегрегации.
______________________________________________-
*
https://antimantikora.livejournal.com/941823.html
https://antimantikora.livejournal.com/904360.html
Tags: Набоков, Набоков и Хрущев, алеаторика
Subscribe

Posts from This Journal “алеаторика” Tag

  • Демоны Тургенева

    Тургенев написал "Отцы и дети" неспроста. Главный персонаж книги - Евгений Базаров, нигилист. Главный ГЕРОЙ книги - отец, Василий Базаров, врач.…

  • Как Фабр выдрал Набокову зубы

    0. 2020-07-12 09:44:00 11 просмотров. Текст не отредактирован, но открыт. Warning 1: Текст неинтересный. Это не статья, а личная запись в дневнике.…

  • Пушкин, Пётр, Онегин, и битвы в Бардо

    В 17 веке умели рисовать прекрасные высокоточные портреты. А на Руси делали неразборчивые парсуны специально, чтобы никто не разобрался в генеалогии…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments