antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

Пушкина надо уважать

Пушкина надо читать. Вслух. Читайте Пушкина - а не меня. Меня не нужно читать. Себя я сам почитаю. O rus! Совсем неслучайно в режиме "только мне" больше просмотров, чем каждому (публичная). Это правильно. А вы - читайте Пушкина, но только вслух! Ибо Пушкин писал не стихи. Это мантры. Священные песни. Они светятся. Они звучат сквозь Мироздание.

Никто этого и не скрывал. Лицеяне обучались на античных гимнах. А что такое мантры?

Ригведа — «Веда гимнов»
Яджурведа — «Веда жертвенных формул»
Самаведа — «Веда песнопений»
Атхарваведа — «Веда заклинаний»

Ликей готовил оборотней-вервольфов. Таких же начальников, как Ликаон, способных перевоплотиться из любезного вельможи в каннибала и волка. https://ru.wikipedia.org/wiki/Ликаон

Лицей - это придворное училище, где готовили волчат-интеллектуалов. При дворе не только на балах танцевали. Люди Двора - это пальцы Железной Руки Самодержавия. Готовые в любой момент организовать карательные меры, выгородить вышестоящего, прикрыть, убить тысячу - ради одного. Но не на войне, а более хитрым способом.

Русские аристократы вообще много убивали: на театре военных действий, на дуэлях, в своих имениях, а также под покровом тьмы неведения. Это хомицидная власть, по принципу английского регулярного сада. Английский садовник - это не рейнджер ООПТ. Он безжалостно обрезает ветви и пропалывает всё лишнее, стрижёт газоны под одну гребёнку. Эта империя держалась на штыках. Аристократы постоянно устраивали кровавые перевороты, устраняя монарха. Восстание 1825 года было законным. Традиционное убийство монарха вознаграждалось назначением на высшие посты новой элиты. Но этого не произошло.

Возникли правовые проблемы с переприсягой. И возникли психологические проблемы с новым монархом. Николай Первый был очень высокий, выше Петра, и совершенно непробиваемый. Его не хотели видеть наверху. Третья проблема - мистического характера. Никто не понимал, почему вдруг умер Александр Благословенный, победитель императоров. Было очевидно, что его убили - навели порчу. Но не понимали, кто и как. Не верили, что это может сделать ссыльный молокосос. А это сделал не Пушкин. Это сделала его Смерть. Он перенёс тиф, был носителем риккетсий, и осенью 1925 года он стал умирать от рецидива. Холодно, сыро, дом не отапливается, образ жизни дурной, депрессия глубока. Его предали отец и мать, предал царь, предали друзья. Он убил каузального, вселенского, онтологического, инвариантного Александра. Тогда он стал "сукин сын", а это и есть пёс, волк, вервольф. Отца-матери больше нет, а ссыльный царь слова озверел. Бурый волк ему стал отцом, а римская волчица - матерью. Об этом Пушкин написал Вяземскому. Письмо весёлое и злое, вещает кое-что иное. В этот момент Александр и умер - в той же таганрогской постели, где немногим раньше умирал Саша Пушкин, от хронических инфекций, когда его везли в южную ссылку. В таганрогской постели умирал не самодержец и победитель, а простой человек - дядя Саша. Он тоже был великий мистик. И так был этим поражён, что его убила какая-то моль, оказавшаяся Вселенской Бабочкой, порождающей Ураган, что вознёсся, и его душа впоследствии долго бродила по стране, входя в разные тела, подходящие по размеру, и порождая кривотолки, вроде легенды о старце-отшельнике Фёдоре Кузьмиче.

И в этот момент умер Александр Самый Первый - Ἀλέξανδρος Γ' ὁ Μέγας. Он отдал концы в таком же южном походе по обиженным землям, от такой же самой болезни. Истину узнал гимнософист Калан. Его последние слова Александру были «Мы встретимся в Вавилоне» были пророческими вне времени и пространства. Он увидел, что Вавилоном станут называть и Город на Неве. Там много признаков.

Ликеяне-ликаоны-волчата учились убивать. Самый быстрый способ убить даёт греко-римская борьба: схватил - и головой в землю. Можно зарывать. Самый быстрый способ убить, не оставив следов на костюме, даёт фехтование. Схватил любой предмет - и проткнул глазницу, висок. Или разрыв в брюшной полости. Самый быстрый способ убить на расстоянии - стрелять. Пушкин всё умел: сломать шею, проткнуть тростью, прострелить с меткостью бретёра. Но это ещё не всё. Человека можно убить словом. Этому тоже учили ликеян. Пушкин умел это лучше всех. Помесь Тигра и Обезьяны и Француз - милые прозвища. Значит, он умел убивать как тигр, как обезьяна, и на двух языках: французском и русском. Редкое свойство. А пользовался он им часто.

Пушкин имел военное мышление. Но война ограничена полем брани. Ликеяне изучали проблемы более широко - на уровне генерал-губернатора. Пушкин работал под началом и министров, и генерал-губернаторов, и императоров. Он изучал бунты. Он знал всю кухню государственной власти, войны и смуты. Хотя не лучшим образом, и заочно. В 38 лет Пушкин имел генеральский чин плюс право быть советником императора. Жуковский и другие влиятельные лица убедили Николая I, чтобы тот негласно даровал поэту чин камергера. При дворе это была мелкая сошка. Но вне двора это был чин 5 класса. Это хитрый класс: уже не полковник, но ещё не генерал, однако первая группа чиновников. Пушкина надо было называть "Ваше высокородие". Однако жизнь у него была не высокородной - но лишь потому, что повисли спиногрызы: с десяток паразитов. Они его разорили. Не на что было купить камергерский мундир. Пушкин умирал от стыда. Он, собственно, и умер от стыда. Он убил в себе Сашу, делая множество яростных попыток. Пушкин 33 раза провоцировал дуэль. Иногда ему было стыдно. Самую большую горечь он испытал, когда напал на Сологуба. Пообщавшись наедине, Пушкин прозрел суть, и был готов убить себя, а не этого милого юношу. Быстро подыскал повод - и помирился. И стал искать новую мишень, которая бы в него выстрелила. Погибающий Пушкин сделал самый меткий выстрел в истории стрелкового оружия. Так же метко он стрелял Словом. Здесь Пушкин был пушкой - для того времени это самое эффективное оружие, как сегодня авианосец.

Он уверовал в предательство императорского дома и уничтожил Дом Романовых. Последний Романов отрёкся потому, что все заболели риккетсиозом. Сильный маг может передавать свой недуг сквозь пространство-время на любое расстояние. Это очень просто: конкретные возбудители есть всюду, надо лишь сделать организм уязвимым. Можно заразить человека гриппом по телефону - если в его микрокосме есть хоть один капсид.

Убить императора проще всего изнутри. Надо навести на него информационную порчу, чтобы его микрофлора возбудила иммунный ответ, нарушающий работу ЦНС. Чтобы царь захворал пугающим образом - стал вести себя неадекватно и командовать парадоксальным образом. Тогда напуганные вельможи прикажут врачам привести его в здравое сознание. Тогда перепуганные лекари-знахари очень быстро и ловко отравят императора до смерти. В истории так бывало много раз, сотни и тысячи раз. Верховный ассассин, твёрдо решивший убить императора, должен лишь капнуть на матку пугающий феромон. И её зажалят собственные пчёлы.

Но сделать это непросто. Там всё схвачено. Сделать это может либо самый ближний, готовый к роли матки. Либо умирающий маг, которого уже ничто не держит на земле.

Пушкин знал императора изнутри. Он сам был император, потому что мог воплощать в себе души императоров. Он приглашал их в своё тело. Это не сложно даже для среднего спиритиста. Это умеют даже дети, когда играют в царя, короля, полководца. Но далеко не все дети, а лишь избранные. Пушкин научился. Он тренировался, когда писал Годунова. Пушкин вообще был экспертом по царизму. Он вырос в гнезде царя, был инициирован в Зимнем Дворце (в обществе Арзамас), был творческим сыном Жуковского. А Жуковский был наставником, то есть интеллектуальным отцом императора.

Пушкин мог перевоплощался и в зверя. Только не киношным образом, а обычным - как это всегда умел Homo sapiens, охотник-император, высший убийца на планете. Вот почему Пушкин отращивал когти и чистил их при людях. Вот почему Пушкин называл себя Белкин и Кот Учёный. Это он и есть - Кот Учёный на золотой цепи. Златая цепь - царское жалование, царский контроль, удушающая цензура Бенкендорфа и тихая травля западнической элиты, ненавидящей русский дух.

Настоящую силу Пушкин набрал только после смерти. Узнав, что его сбросили с корабля современности, он сбросил с корабля современности всю страну. И много чего ещё понатворил. Демон жалости не знает, это чистая энергия. Пушкина надо уважать. И не только его. Шутить, но уважать. Пушкина надо весело уважать.

Набоков всё это изучал за кулисами. Его интриговало звериное могущество Лицеиста. А внешне он переводил "Евгения Онегина", исследовал Лиценид, и пытался ставить Пушкину очень странные памятники в природе: якобы открыл новый вид, причём именно в роде, который Хюбнер в 1819 году называл Lycaeides, а также рисовал оплодотворяющие органы самцов Lycaenidae. Знающие люди проявили звериное упорство и переименовали эту бабочку в Plebejus, подчеркнув, что Пушкин был плебей, а не вервольф. Ноосферные боги оскорбились - и обрушили вообще всю биосистематику. Теперь она превратилась в кисель - намазывай куда хочешь.

Вся древнегреческая мифология - это истории богов и героев, которые постоянно оскорблялись, воевали, убивали, воскресали. Неужели там нет ни одного слова правды? Как бы не так!

Ведовских Атхарваведа Ивановна, ты помнишь те бакенбарды на впалых щеках? А свои усы? Ещё будет время вспомнить. Они отрастут так, что полезут в рот - как гоголевские пиявки. Предателей всегда наказывают. Сегодня в сатори я ещё кое-что увидел. Точнее, меня кое-кто увидел. После расскажу.
Tags: графомагия, пушкинизм
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments