antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

Просветитель Маркс и мрак книгоиздательства, Фабр и Шевырёвы

Работать с русской культурой так же трудоёмко, как и с природой. Попытки что-то уточнить и выяснить приводят к изнурительным и пустым поискам, которые бесят до предела. Всюду неточности и странности. Всюду конспирация. Вместо того, чтобы заниматься контентом, или даже астрономическим мыслеизлучением, приходится утопать во всяких мелочах, например, выяснять персоналии и выходные данные.

Например, мне нужно процитировать хорошо известную книгу Жана Анри Фабра, но в переводе, и указать, когда переведена. Потому что год издания 1993, а язык старомодный. Мне надо выяснить простую вещь: мог ли читать Володя Набоков тот же текст, который читал я, или у него были только французские оригиналы. Книга есть у меня дома. Вот выходные данные второго тома:

Фабр Ж.А. Инстинкт и нравы насекомых: В 2 т. Т. 2/ Пер. с фр. Е.И. Шевыревой. - М.: ТЕРРА, 1993. - 612 с. : ил.
5-825255-345-Х (т.2)
5-825255-338-7


Но кто это перевёл? Когда? ШЕвырева или ШевырЁва? В 1990-х или раньше?

С некоторым трудом я выяснил, что эта книга выпущена в незапамятные времена - ещё при жизни Фабра, в XIX веке. "Терра" об этом ничего не сообщает, хотя можно было бы для приличия сделать предисловие. Заслуженные воры просвещения просто перепечатали текст в новой орфографии, точнее, скопировали советский набор и все рисунки.

Оказывается, книга эта издана под редакцией "Ив. Шевырева" - то есть Ивана Яковлевича Шевырёва (1859-1920), который был секретарём и почётным членом Русского Энтомологического общества, известным энтомологом. А перевод, как утверждают в Сети, выполнила его дочь, Елизавета Ивановна Шевырёва-Старинкевич (1890-1966) литературовед, переводчик, критик.

Вики-Пики пишет об этом спокойно и убедительно.
https://uk.wikipedia.org/wiki/Шевирьов_Іван_Якович
https://uk.wikipedia.org/wiki/Старинкевич_Єлизавета_Іванівна


Однако здесь возникает грубый анахронизм. Если верить биографическим данным, получается, что перевод этого классического научного труда с французского языка - на хороший, поэтичный русский язык - осуществляла новорождённая девочка, и корпела над ним, пока не пошла в детский садик. А редактировал текст не авторитетный профессор, но 34-летний ассистент. Разве так бывает? Придётся выяснять правду. Не вышибать, не подвешивать на дыбе, но хотя бы прояснить. Здесь открываются подробности. Как ни странно, среди них есть и виселица.

Досадно то, что лично мне заниматься этим очень сложно, потому что я не запоминаю ни одной цифры. Амнезия, синдром рассеянного профессора. Я [всё ещё] способен делать космические обобщения, но дату рождения или имя уже через секунду записываю с ошибкой. Мой гиппокамп окончательно превратился в морского конька: он плавает среди филлофоры и поедает планктон.

Букинисты, продающие этот двухтомник Фабра, пишут следующее:

"Тома данной книги французского энтомолога Жана Анри Фабра (1823–1915) издательство А.Ф. Маркса выпускало с большим перерывом. Первый том вышел в 1893 г., а второй – в 1905 г. Поэтому уже в следующем году пришлось первый том выпустить 2-м изданием. Следующее переиздание было осуществлено в 1914 г.: первый том вышел с пометкой на титуле о 3-м издании, а второй том вышел 2-м изданием. Исходя из этого, данный двухтомник встречается именно в такой комплектации, как в экземпляре, представленном на нашем аукционе – первый том из второго издания, а второй том – из первого (или первый том – третье издание, а второй том – второе). «Инстинкт и нравы насекомых» представляют из себя отрывки из десятитомного многолетнего труда французского ученого «Souvenirs Entomologiques», первый том которого увидел свет в 1878 г., а последний в 1907 г."

https://ru.bidspirit.com/ui/lotPage/source/catalog/auction/1154/lot/98239/Фабр-Ж-А-Инстинкт-и-нравы?lang=ru

Букинистам можно верить, потому что они держат в руках старые книги, где всё это написано.

Первая проблема: в 1893 году Елизавета Шевырёва была трёхлетней девочкой, а в 1905 году - лишь 15-летней девушкой. И при всём желании не могла так хорошо владеть литературным и научным русским языком. Можно выяснить достоверно, что Елизавета закончила Высшие женские курсы в Москве в 1917 году, а литературную деятельность начала только в 1928 году, и лишь в 1945–1963 гг. стала соредактором Института литературы им. Т. Шевченко.

Вторая проблема: в 1893 году И.Я. Шевырёв также был слишком молод, чтобы выступать авторитетным редактором трудов такого гиганта науки и просвещения, как Фабр. В то время многие русские прекрасно знали французский, а Фабр был знаменит, поэтому ошибки и конфузы не прощались. В редакторы требовался зрелый, состоявшийся, международный эксперт. Шевырёв же окончил не Сорбонну, а физико-математический факультет Харьковского университета, лишь десятилетием раньше - в 1883 году. Позднее в Санкт-Петербурге он работал не в науке, но лишь воспитателем в пансионе при гимназии Гуревича (1884-1887). Затем (1887-1896) принял приглашение Н.А. Холодковского и стал ассистентом кафедры зоологии Санкт-Петербургского лесного института. Дело хорошее, но ещё не профессорское. Впоследствии Шевырёв организовал и возглавил первую в России энтомологическую лабораторию Лесного департамента Министерства земледелия и государственных имуществ (1898-1917). Здесь он дослужился до чина действительного статского советника.
https://uk.wikipedia.org/wiki/Шевирьов_Іван_Якович

Очевидно, Шевырёв был человеком большого ума, однако нужен и статус, и опыт. Издательство Маркса было очень известным и довольно престижным, поэтому заботилось о реноме, равно как и о брендах для продажи. Требовались убедительные причины и звонкие имена на обложке, чтобы читатель купил этот том за три царских рубля.

Учтём, что переводы и издания тогда делались очень долго. Работа над рукописью, очевидно, началась примерно в 1890 году. Лиза только родилась. В России в то время хватало профессоров и академиков. Поэтому записывать научным редактором харьковского воспитателя и ассистента, а переводчиком его дочку-младенца, это как-то несолидно.

Что за этим скрывается? Кто делал перевод? Я полагаю, что этим занимались калужские родственники. Это были известные просветители Шевырёвы, выходцы из купеческого сословия. Они открыли народную библиотеку, занимались просвещением и обучением. У них тоже была проблема, номер три. Шевырёвы были идеологами народовольческого движения. Поэтому их стали преследовать.

Эта история тоже весьма мутная. Она примечательна тем, что родной брат энтомолога Пётр Яковлевич Шевырёв (1863-1887) был одним из лидеров народовольцев-террористов, и его казнили вместе с Александром Ульяновым за участие в заговоре с целью цареубийства. Его повесили в Петропавловской крепости.

Но всё началось гораздо раньше. В Калуге жили купцы Шевырёвы. Дмитрий Иванович Шевырёв торговал мясом, но был не "мясником", а гуманистом, человеком культурным и благородным, по своему почину поддерживал чистоту и гигиену в магазине. Его дети Ольга, Мария, Елизавета, Апполинария и Николай, увлеклись просвещением, развитием общества и оказались причастны к народническому движению 1870-х, за что и поплатились.

В 1860-х в Калуге учредили женское училище. Его первые выпускницы, Ольга, Мария и Елизавета Шевырёвы, так вдохновились своим образованием, что стали учительствовать, просвещать направо-налево, и решили создать в Калуге бесплатную народную библиотеку, где пропагандировать так называемые революционно-пропагандистские идеи, которые в сущности, были направлены против монархии, бюрократии и пережитков крепостничества. 18 января 1868 года, когда калужское губернское правление разрешило мещанке Елизавете Дмитриевне Шевырёвой (1845 г.р.) открыть в Калуге библиотеку–читальню на основе только что приобретённого “Кабинета для чтения госпожи С. Храповицкой”. Книги в то время стоили огромных денег. Елизавета была 23-х лет от роду. Следовательно, деньги собрал отец и другие купцы.

Библиотека насчитывала 450 изданий, 825 томов. 13 периодических изданий. Число подписчиков - 62 человека против 65 у Антипина и 54 – у Мясникова (по данным Г. Н. Морозовой). К 1871 году фонд библиотеки вырос до 2500 русских, 200 французских книг и 16 периодических изданий, но число читателей сократилось до 18 человек. Причина - политический скандал, аресты.

Есть неплохое исследование:
Мосин О.В. Калуга и калужане. Москва; Берлин : Директ-Медиа, 2016. - 546 с.

Автор - к.х.н., выпускник МГУ, из рода Шевырёвых. Он сделал скрупулёзный обзор по историческому краеведению плюс исследование.
http://www.stories.pageforyou.ru/story.php?id=4328&id_auth=582
https://baza.vgdru.com/11/61108/?pg=0


Цель работы библиотеки - народное просвещение и пропаганда социал-демократических идей, распространение запрещённых русских и французских изданий (М. Бакунин "Государственность и анархия", Лассаль "Труд и капитал", "История крестьянства" и др.), вовлечение молодёжи в опасную противозаконную деятельность, создание тайной агентурной сети, развитие шантажного терроризма. Под прикрытием библиотеки агенты влияния связывались с пропагандистами в других регионах и с московской народнической типографией Ипполита Мышкина. Ольга работала там наборщицей и корректором, печатала сочинения Лассаля, которые рассылались в различные города.

Эти усилия имели своеобразный нелинейный эффект в персональной и исторической перспективе. Энтузиасты-просветители поплатились обрушением карьеры и разгромом предприятия. А социал-демократический энтузиазм вызвал лавину любоначалия, прокатившуюся по Евразии массовым геноцидом, имплицитным или открытым.

В 1874 году было открыто уголовное дело "О Калужской библиотеке Шевырёвых и ящиках с сочинениями Лассаля". 4 августа Ольга Дмитриевна Шевырёва была арестована, в 1875 году проходила по "Процессу 193-х" и несколько лет содержалась под арестом в Петропавловской крепости. В 1878 году она (якобы добровольно) последовала за своим мужем Н.И. Скворцовым в ссылку в Тобольскую губернию. Библиотеку закрыли. Сёстры занялись медициной. Мария стала земской акушеркой, Апполинария (1847-1935) - врачом. Её муж (М.В. Преображенский) был губернским инспектором народных училищ (как и Илья Ульянов). Они пропагандировали, просвещали, лечили. Дело благородное, но не особенно благодарное.

Будучи родом из Калуги, их дальний родственник Яков Иванович Шевырёв переехал в Харьков задолго до этих событий. Однако он тоже подхватил вирус просветительства. В 1859 году у него родился сын Иван Яковлевич Шевырёв, который стал энтомологом, и написал много ценных трудов. Его книга "Загадка короеда" содержала множество открытий и помогла распознать биологию этого лесного вредителя.

А в 1863 году родился сын Пётр (1863-1887). Который стал, как пишут, "известным народовольцем", а на самом деле - организовал независимую группировку, так называемую "Террористическую фракцию партии Народная воля". Это фиктивный ярлык. Группировка была засекречена, поэтому вряд ли имела официальное самоназвание. Она не подчинялась собственно партии "Народная воля", и объединяла группу студентов, не добившихся успеха. Основана в декабре 1886 в Петербурге. Организаторы и руководители - П.Я. Шевырёв и Александр Ильич Ульянов. Цель - убийство императора. Результат - раскрытие заговора цареубийства, репрессии и казни. Шевырёв и Ульянов казнены.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Террористическая_фракция

Отдалённые последствия - деятельность В.И. Ленина, как революционера и руководителя красной республики.

Выпустивший перевод трудов Фабра, книгоиздатель, педагог и этнограф Адольф Фёдорович Маркс внёс огромный вклад в дело просвещения.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Маркс,_Адольф_Фёдорович

Одновременно он невольно послужил той матрицей, на основе которой было легко распиарить марксизм Карла Маркса (теорию смутную, сложную и тревожную). Люди связывали марксизм с интересными и недорогими книгами фирмы А.Ф. Маркса, поэтому думали, что это позитив и свет в окошке. Но то оказалось - зарево пожара.

Революция только кажется сентиментальной. Она по своему определению занимается отрицанием, а порождаемые ею локальные культы прошлого - абсурдны. Шевырёвы внесли большой вклад в развитие Калуги, а также революционного движения. Их имена закрепились в названиях улиц, магазинов, домов. Но в ХХ веке эти объекты были снесены. В Калуге были увековечены другие имена: Дзержинский, Луначарский, Бауман, Марат, которые в Калуге не жили, местных жителей не облагодетельствовали (скорее, наоборот). Это обычный механизм урбанистической кармы.

Усилия просветителей привели к историческим сдвигам. В ХХ веке революции и войны погрузили социум во мрак невежества и людоедские нравы. Потомки Шевырёвых прошли через пещерный плен, подверглись пыткам и умерщвлению. Даже приобретение могучей электронно-вычислительной техники не привело к просвещённости: всюду ошибки, фальшь, недомолвки, ложь.

Все эти факты небезынтересны. Они показывают, что плоды просвещения не так уж безобидны - ибо удобряют заговоры, которые в случае полномасштабной войны превращаются в революции. А революция пожирает своих детей. Но дело не в самих просветителях. Главной деструктивной причиной является межгосударственная война, объявленная и брендированная правительством. Революционеры, смутьяны и просветители сами по себе не вызывают разрушения политических и нравственных устоев. Они лишь расшатывают, ослабляют границы.

Аналогичное действие на уровне организма производит закаливание холодом. В реальной практике люди решают закаливаться поспешно и в домашних условиях (как в сюжете "Ералаша"). Это вызывает обратный эффект: человек заболевает и перестаёт закаливаться вообще. Домашнее закаливание в 80% приводит к противоположному эффекту - болезни. Причиной простуды или ревматизма является не холод сам по себе, а микробы, которые атакуют стрессированный холодом организм. Просветители тоже стрессируют народ, но это ещё далеко не гражданская война. Для свержения правительства и развязывания гражданской войны требуются патогенные агенты: натренированные убивать военнослужащие, огнестрельное оружие, бронетехника, драгоценности, валюта, флот, промышленные типографии и бумажные заводы, атрибуты официальной власти и т.д. Без войны ничего не сдвинется. В этом и убедились всякие господа народники и волевые народовольцы, которым век воли не видать.

Иван Яковлевич Шевырёв умер в возрасте 61 год, на Кубани, куда его, вероятно, забросили перипетии Гражданской войны. Произошло это 7 июля 1920 года, в разгар лета, как говорят, в Абрау. Причина смерти неизвестна, возможно, революционная зараза или отравление летящим свинцом. Его дочь, Елена Ивановна Шевырёва была репрессирована как безродный космополит.

Выводы:

1. Это гипотеза. Переводчиком Фабра скорее всего была Елизавета Дмитриевна Шевырёва (1845 г.р.). Именно она инициировала создание библиотеки, значит, остро увлекалась книгами, науками, языками. После закрытия библиотеки в 1874 году и скандала на всю Калужскую губернию, она, скорее всего, переехала в крупный город, где затерялась и зарабатывала умственным трудом (переводы, редактура, компиляции, частное обучение).

Именно Елизавета обладала достаточной компетентностью, чтобы выполнить такой перевод. К началу 1890-х ей было 45 лет. Революционная литература, кстати, на французском языке - надо переводить. Елизавета получила предложение от энергичного родственника Ивана Яковлевича, чья карьера пошла в гору (и кто, разумеется, не забывал о казнённом младшем брате). Она и занималась переводом. Но, чтобы избежать скандала, её имя указали конспиративно, как "Е.И. Шевырева". Чтобы можно было отговориться однофамилицей, опечаткой. Возможно, это одна из причин, почему второй том вышел с большой задержкой - возник скандал в узких кругах, или просто Елизавета прервала работу. Однако проверить эту гипотезу можно только по историческим свидетельствам (не сгоревшим в горниле мировой революции). Или хотя бы надо взглянуть на первый том издания.

2. Это не гипотеза, а наблюдение фактов. Плоды просвещения, как и любые плоды, вещь скоропортящаяся. Они гниют, плесневеют, превращаются в пьяную вишню. Это не "нетленка". С годами ценность возрастает только у старого творческого вина, которое сначала кажется всем кислятиной. А духовная пища, наоборот, приходит в негодность.

Книгоиздатель Маркс тратил огромные силы на просвещение. Редакторы тратили силы на точность, выверяли, корректировали. Но чего они добились? Эффект скорее обратный. В современный век умных машин и высокоточных знаний нельзя отыскать ни подлинных источников, ни историю книги, ни отсылок на авторский труд. А те, кто занимаются составлением энциклопедий, не способны даже посчитать на пальцах в пределах сотни, и бездумно печатают дикие анахронизмы.

3. Это теорема. Любой культурологический факт скрывает какую-то тёмную и кровавую историю. В культуре всегда и везде есть "скелет в шкафу", какой-то детектив, смертоубийство, что заставляет людей скрывать правду, злобствовать, забывать и замалчивать заслуги. Даже в этой смутной истории уже есть повешенный. Мы обязаны быть "Иванами не помнящими родства", иначе не сносить головы. Спрашивается, а мне-то какое до этого дело? Имею ли я к этой теме какое-то отношение? Да. Но самое зачаточное.

Данный текст трудно дочитать до конца. Кому нужна эта муть? Хотя здесь уже готовое расследование. А каково же разбираться, докапываться до сути? И так - с каждым фактом. А ведь это книжно-информационная индустрия, обслуживающая сама себя. Казалось бы, чего проще - поставь где надо букву, точку, напечатай имя целиком, укажи предысторию.

Невозможно!
Tags: открытия ни для кого, псевдология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments