antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Category:

"Закон о домашнем насилии" называется совсем по-другому

Интересно, это идиотизм - или намеренное замутнение? Разнузданность СМИ, получивших право на неограниченную диффамацию? Везде пишут и бранят "Закон о домашнем насилии". На самом деле был предложен Проект Федерального Закона "О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации". Здесь другой набор слов и синтаксис, кардинально меняющий смысл. Совпадает только одно слово - "насилие".



Текст опубликован на сайте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, но без какой-либо сопроводительной и разъяснительной статьи. Обычно к таким документам прилагается сопроводительная записка, причём очень большого объёма. Это нельзя назвать публикацией в редактируемом интернет-издании, больше похоже на утечку. Не указаны авторы, эксперты, инициаторы, актуальность, цели и задачи и т.д.
http://council.gov.ru/services/discussions/themes/110611/
http://council.gov.ru/media/files/rDb1bpYASUAxolgmPXEfKLUIq7JAARUS.pdf


Почему вокруг него поднялся такой шум? Причин много. Неясность - первая из них. Но это нормальный механизм работы российской законодательной власти. Здесь прозрачность считается, наоборот, вредной.

Вторая причина - потребность в сублимации инстинкта агрессии. Цивилизованный и особенно электронный образ жизни жёстко подавляет природный боевой инстинкт, что создаёт депривацию и психологический авитаминоз. В течение жизни накапливаетсся нереализованное желание кого-нибудь задавить, убить, изранить, изнасиловать психологически или сексуально, путём интромиссии, либо унижения. Само это слово вызывает сексуальное возбуждение у ряда активных граждан, в том числе у тех, кто проявляет свою внешнюю активность в виде каких-нибудь карательных и защитительных действий, обычно как "справедливое наказание насильников". Но сейчас и такие формы считаются противозаконными и вызывают хайп.

Данный феномен активно использовался в массовой культуре для придания аттрактивности "бунтарским" продуктам, особенно в музыке (i.e. Depeche Mode - Violator) и кинематографе, а также для продвижения всевозможных "революционных" концептов социальных преобразований, которые на деле реализуются как массовые погромы, разграбления, наркотизация и оргии с различными формами пенетрации.

Ещё один логический перекос - полемику устраивают посторонние лица, которые ещё и не в курсе дела. Таковы гримасы электронной демократии с первобытно-общинной психологией. В твою приватную область может влезть шпион, опубликовать добытую информацию, а затем миллионы посторонних людей будут её обсуждать и осуждать, и даже распоряжаться твоей жизнью.

В рассматриваемом казусе 90% участников полемики не прочитали законопроект ФЗ "О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации" от начала и до конца, и не вникали в его суть. Многие даже не прочли и не запомнили заголовок. Это легко проверить социологическим путём (если кто-то осмелится потревожить народные массы).

Ещё больше людей, вероятно, до 99% высказывающихся - не являются государственными менеджерами и сотрудниками учреждений, которым данный Закон адресован. А он адресован не гражданам, но правоохранительным органам, судам, социальным службам и другим уполномоченным и специализированным учреждениям, перечень которых прописан в статье 5 Законопроекта. Однако Закон не адресован ни журналистам, ни блогерам, ни частным лицам. Но это никого не волнует! Многие участники полемики, особенно комментеры, убеждены, что законопроект написан лично для них и что-то приказывает лично им.

Откуда же растут ноги у сегодняшней волны хайпа? Почему граждане так засуетились и возбудились? Многих это действительно возбуждает, чисто физиологически - по той причине, что в критические периоды онтогенеза они прошли через инициирующие события. Например, такие, как сексуальное принуждение во время "товарищеских" хмельных встреч или праздников, различные формы взаимоунижения на фоне занятий в спортивных организациях, а также знакомство с громадным пластом жанровой порнографии в стиле SM, Femdom etc. (в чём разбираются теоретики и практики porn studies, сексологи и криминологи).

У растущего индивидуума, у созревающей личности, при формировании аттитюда стадное возбуждение охватывает не только сексуальные зоны мозга, но и агрессивные, карательные, мстительные. В дальнейшем субъект ощущает (и высказывает) острое желание терзать чью-то плоть, казнить, убивать, калечить. Мишень? Сейчас найдём и предоставим! Связь "секс + насилие" является фактором столь частого употребления в комментариях угрозы "на кол!". Она настолько распространена, что никогда не расценивается как угроза убийства в особо жестокой и извращённой форме, а лишь метафорически.

Данная связь развивается в весьма раннем возрасте, и некогда была распространена очень широко. Когда мне было 6 лет, мой ровесник и товарищ по детсадовской группе (коренастый мальчик с мрачной физиономией) удивил меня странными мечтами. Он говорил, что грезит поймать неких людей, и голыми посадить их в бочку, утыканную иглами. Кто сформировал у него такие ценности? В деревне девочки-дошкольницы говорили, что их любимое развлечение - поймать кошку и мучить её. И действительно, они ловили молодых кошек, тискали и заставляли их жалобно мяукать. Возможно, это была такая же эндорфиновая помпа, как гипоксические или головокружительные игры.

Факт в том, что миллионы граждан по всему миру обладают психическими механизмами садистической связи, которые запускают сексуальное возбуждение от вида страданий. В природных и первобытных условиях такой механизм был адаптивен, так как при внутривидовых конфликтах часто переключал охотничьи паттерны на коитальные, способствуя выживанию и адопции жертвы. Но в условиях урбанизации он, напротив, стал большой проблемой. Особенно при организации военных кампаний. Потому что на театрах боевых действий активно использовались внешние психоактивные стимуляторы (чаще всего этанол), на фоне которых эндогенные психофизиологические процессы насильственных действий вызывали запечатление и привыкание, даже аддикцию. А в мирной жизни это провоцировало ликантропию и различные формы пресловутого насилия в отношении окружающих (обычно запускающиеся на фоне аналогичной алкоголизации).

Однако законопроект вовсе не об этом! Он только регламентирует меры профилактики тех действий граждан РФ, которые не укладываются в формат преступлений и правонарушений, прописанных в Уголовном и Административном кодексах. Такие меры чрезвычайно актуальны, как и их регламент. Потому что без регламента нельзя должным образом организовать и санкционировать действия государственных структур и учреждений. Без федерального закона эти действия затруднительно обосновать, финансировать, обеспечить кадрами и нацелить их стратегию и перспективы. Нельзя разработать подзаконные акты и распорядительные документы на местах. Поэтому когда граждане испытывают "некриминальное" давление, государственные органы не имеют эксплицитных оснований и регламента принимать какие-то действенные меры. Что, кстати, является претензией №1 в их адрес.

Авторы Законопроекта взялись за архисложную проблему, требующую большой теоретической работы. Но теорию и понятийный аппарат они описали довольно поверхностно - в статье 2. Потому что главное в Законопроекте, это не понятия, а полномочия.

Однако в русскоязычном обществе нет чётких критериев всех упоминаемых в статье 2 понятий. Неясно, что такое насилие, семейные и бытовые отношения, родство, ответственность за общее имущество и владение им, профилактика, полномочия учреждений, меры предупреждения, меры пресечения вне уголовной пенитенциарной практики.

В англоязычной практике данная тема развивалась глубоко, с участием докторов права, лингвистики и философии, и там создан сложный и обширный понятийный аппарат. Но есть и свои перекосы. Например, термин "statutory rape" ("изнасилование по закону"), которое субъект осуществляет, не прикасаясь к жертве, не видя, не зная её, и даже при отсутствии какой бы то ни было жертвы. Это такое же странное понятие, как если напрямую переводить на английский русские выражения "вор в законе" или "жить по понятиям". И подобных терминов там предостаточно.

В целом Законопроект никак не угрожает семьям, а лишь регламентирует и упорядочивает уже существующий порядок действий, обеспечивая его эксплицитность.

Следует понимать, что практика работы с населением в их жилищах в России чрезвычайно осложнена - множеством разноплановых факторов, включая труднодоступность населённых пунктов в регионах, отсутствие помещений, законных и нравственных оснований вмешиваться в жизнь граждан. Отчасти из-за отсутствия регламента и понятийной чёткости учрежденческие механизмы осуществляют это вмешательство топорными и насильственными способами. И вот здесь-то и находится подлинная вершина действий насильственных и вызывающих страдания, не идущих ни в какое сравнение с тем, что происходит на коммунальных кухнях и в комнатах. Родственники, оказавшиеся в положении жертвы "согласно протоколу", попадают в полицейский оборот. Их родственник отправляется за решётку. Налагаемый на него штраф ложится бременем на всю семью. Жертвы сами теряют социальный статус, партнёра, достаток, имущество, вынуждены возить передачки, оплачивать адвоката, умолять отпустить своего жениха, отца, сына, мужа, либо вернуть исправившимся родителям детей, страдающих в детдоме. Однако следствие и суд неумолимы, потому что документы уже на столе. А деньги, соответственно, в кармане. Поэтому профилактика здесь гораздо актуальнее наказания. Но как её осуществлять? В каких помещениях? Когда, кому?

В качестве иллюстрации возникающих сложностей можно предложить короткометражный фильм "Проверка" режиссёра Галы Сухановой. Здесь соцработник вынуждена принимать "профилактические меры" на ходу, в коридоре, подгоняемая спешкой, и оказывается в двуличном состоянии (double bind) - как женщина, свидетель, служащая, гражданка. В таком же двуличном состоянии находится и девочка, обманывающая проверку искренне, но неуклюже. Нетрудно догадаться, какая судьба её ожидает в ближайшей и дальнейшей перспективе.



Сцена в ванной снята так неопределённо, что её можно толковать двояко. Поскольку мать лежит в ванне и девочка накрывает её с головой, можно считать, что та вовсе не спит. Она давно мертва.
Tags: законовредительство, философия и методология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments