antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

менгир и медведь

…Память сольётся из горных просторов озёрного края, тундры мерзлотного края, неисчислимого, микротравьем и кочкой возделан пантеоном северным, силами ветра с полярным узким взглядом на изъеденной белой ткани стволов. Здесь каждое дерево – тотем. Здесь каждый камень – житель горы. Сквозь русла-кулуары стекают лавины, ночной тревожащие страх: мохнатых драконов крыльев неслышный мах над облачной смутной далью. («Вокруг солнца», 1991)

Да, мы встречали такие камни. Например, в долине «молочной реки» под названием Лехай Гитгиваям в Корякском округе. Нас двоих перебросили туда из тундры, где обитала другая река, страшная, мертвая, сероводородно-железная, по имени Гнунугуваям. Да, согнувшая нам и ногу, и спину, и душу: эти мутные грифоны, красные поля ржавчины, вулканический замок Черного рыцаря на горизонте.
А здесь нам открылся совершенно иной мир: березнячки, стланики, кустики прелестного курильского чая с желтыми цветками, реликтовые чозении - величественные ивы, кроной напоминающие тополь. А среди них на берегу - хранитель, Белый рыцарь, огромный дикий менгир из светлого туфа. Вместо комаров полетели бабочки, пичуги, куропатки… О, какое замечательное медвежье место! И действительно, едва вертолетное чудовище угрохотало прочь, мы увидели медведя, выпрямившегося поодаль: этто еще кто такие?! Может гигантские зайцы? Олени-мутанты?
А медведь, это и смешно, и страшно. Я видывал, как зверь - по виду собака, но с плавностью кошки, игрушка, но размером с корову, вздорит на воле, как он бьет кусты, плющит банки сгущенки, как мчит в гору мохнатый клубящийся шар, там, где мне бы только ползти, цепляясь клювом за травку…

И пробудился наш первобытный страх, и ярость, и смех первобытный тоже. Ха!! Надо прогнать сволочугу! Но не пистолет же доставать. И мы двинулись на зверя шагом, исторгая рёв. А медведь понял: ох! Это не зайцы. Они на дыбы как встали, так и идут! Наверное, кипят от злости… И голос – мерзопакостный! Испугался медведь. Мотнул шеей и провалился, исчез, растворился в стланиках.
Оказалось, он ушел в тот самый ручей, где нам предстояло брать пробы. Мы зашагали прямо по медвежьей тропе, переступая через дымящиеся кучи, временами, как корабль в тумане, издавая этот динозавровый рёв (не натолкнуться бы ненароком, убьет ведь с перепугу). Вскоре размазанность куч увеличилась, парочка какашек даже повисла на кустах. Скорость преследуемого увеличилась!
Медведь ушел через перевал, сделал крюк и вернулся к себе в долину. А через несколько часов туда спустились и мы. Открыли лабазную бочку, достали палатку и припасы.
Но что это? – Поперек неба на нас двигался мощный облачный вал. Ждать под холодным дождём в крохотной палатке без печки? Нет уж! По какому-то наитию я схватил геологический молоток и стал колошматить по бочке. Ужасающие вопли и гул, которые я при этом издавал, могли посрамить любого шамана. Но посрамлен был не шаман: я увидел, как вдалеке в высоких травах поднялся с лежки тот самый медведь, окинул нас печальным взором («не только мутанты, но и придурки…») и потрусил вверх по склону.


Палатку мы установили у менгира, чего делать не следовало: Белый Камень был явно возмущен происходящим. Вначале он наградил нас безмерной усталостью, потом закрутил дым прихотливым винтом. Я и не знал, что можно пролить столько слез, приготовляя котелок гречневой каши. Хоть мы и преподнесли Камню вкусный отвар и несколько крупинок гречи, он не успокоился. И ночью наслал на наши одухотворенные Камчаткой души кошмар: на красном фоне сна отчетливо вырисовывался фиолетовый медведь, бродящий у черной реки.
- Оэх! Ась?! Бля! Медведь пришел?!!
- Вроде нет. Или да? Давай-ка лучше поорем!
- Ну давай, да.
- ЫЫЫЫ! ЭЫЭЭРР!! АЭЭЭЭ!
Поорали, на душе стало спокойнее. Просто как-то спокойнее и проще стало на душе!! Далее спали без приключений.
А солнечным утром на речной гальке мы увидели следы размером со сковородку. Они бродили вокруг да около, а затем спешно ретировались в кусты, ветви которых украшала… пара медвежьих какашек.
Видать, не зря сотрясали воздух. Собрались, и двинулись – сквозь чашу чаячьего водопада, сквозь красную смородину и терракотовые скалы, сквозь пестрый эфир долины Молочной реки.
Да кстати. Солнце светило только у нас. Поодаль над перевалом клубился тот самый облачный вал. Как выяснилось потом, там сам собою остановился атмосферный фронт, накрывший половину Камчатки пеленой многодневных дождей.



Горный монах
воды зачерпнув в пруду,

Вспугнул-разбудил
двух драконов-юнцов.

И тучами вмиг
все небо заволокло,

И целых три дня
хлестал непрерывно дождь.

(Надпись на стене монастыря
Цинлянсы в горах Си-Шань)
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Правым коленом на шею

    Дерек Шовин (Derek Chauvin) звучит почти как "прямой шовинизм" (direct chauvinism). Отчасти поэтому именно в него так вцепились. Джордж Флойд (George…

  • Мой комментарий к записи «перемены» от mi3ch

    В системе уравнений по поводу глобального потепления есть большая загадка. Факт №1. За последние 100 лет пересохли крупные озёра. Обмелели реки.…

  • Геоподоснова Слова

    У них расследования, у меня - изыскания. Я вне этих институций. vacuum bomb - vampires Empire'V Повесть о настоящем сверхчеловеке (2006) Father of…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment