antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

  • Music:

В День Знаний. Кто такой Незнайка?

(Правильный ответ находится в самом конце этого текста.)

ИСТОЧНИК. Существует мнение, что Николай Носов «позаимствовал» Незнайку у других авторов: Хвольсон и Кокса. Я с этим не согласен, по объективным причинам. Пишу длинно, чтобы никто не дочитал. Но есть и быстрое решение - в картинках.

БАЗИС. Хорошие детские сказки интертекстуальны, и всегда базируются на каких-то народных, классических, или уже известных произведениях. Абсолютно оригинальные выдумки обычно не становятся популярными.

ЯЗЫК. Очень важна лингвистическая работа автора. Он должен прекрасно владеть родным для читателей языком, отрабатывать доступные для детей и этичные конструкции. Он должен развивать язык детей, создавая меткие имена, названия, музыкальные и «крылатые фразы», но не в ущерб сюжету. Это чрезвычайно сложно. Великими мастерами здесь были советские поэты К. Чуковский, С.В. Михалков, А.Барто, С.Я. Маршак и другие.

NB: Я общий антрополог, а не литературовед, и детские книги читал в соответствующие детские годы, то есть давным-давно. Поэтому в чём-то могу и заблуждаться. Даже во всём, как профан. Ну и что? Это сейчас даже модно.

КОЛЛЕКТИВ. Сказки создаёт и доносит до маленьких читателей не один автор, а множество творческих людей: художники, редакторы, мультипликаторы, актёры, режиссёры. Они вкладывают свой талант в то, чтобы сделать персонаж привлекательным. Например, без мастерства кукольников Чебурашка не получил бы всемирную славу. Незнайку сделали популярным не только текст истории, но и характерный облик со шляпой от Алексея Лаптева, добрые рисунки Генриха Валька, музыка Владимира Шаинского для песенки «В траве сидел кузнечик», которая при всей примитивности стала доминировать в мемосфере. Создавать такой «простой», но броский контент чрезвычайно сложно. При этом славу обычно обретает не вся команда, а кто-то один.




РЕДАКТОР. Издатель тоже вносил немалый вклад в жизнь персонажа. Он мог и спасти, и загубить хороший проект. Публикацию книги Носова пробить было нетрудно, потому что в 1952 году он удостоился Сталинской премии за «Витю Малеева» (вполне заслуженно). В 1952 году Носов обсудил сюжет с Богданом Чалым, редактором журнала «Барвинок», и договорился о публикации. Повесть начала выходить в 1953 году в февральском №2 «Барвинка», на двух языках, и продолжилась до 1954 года. После успеха журнального варианта, к концу 1954 года книгу выпустили в Детгизе. Несмотря на безобидное содержание, требовалось определённое мужество, чтобы издавать эту повесть в момент «междуцарствия» (Сталин — Маленков — Хрущёв), потому что «политика партии» была непредсказуемой. Новые лидеры могли принять это на свой счёт.
ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Незнайка
ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Приключения_Незнайки_и_его_друзей
ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Барвинок_(журнал)

АУДИТОРИЯ. При разработке проекта советский автор должен был учитывать великое множество нюансов. Надо было сделать проект цельным и непротиворечивым, открытым для развития (продолжения), учесть, что дети любопытны и требуют объяснений «почему так?». Надо стерилизовать драматургию, убрав оттуда всевозможные социальные табу: экономические, анатомические, нравственные, плотские. Коротышки Солнечного города были «стерилизованы» донельзя! Они не старели, не размножались, не ходили на горшок. Однако нельзя было сделать сюжет слишком пресным, утратив интригу, перипетии, катарсис. Соцреализм вообще требовал постоянной конфликтности, идейности, реалистичности. Чёрт знает, как решить эту комбинацию!

ЦЕНЗУРА. Нужно было учесть капризы психастенической цензуры, которая сама не знала к чему прицепиться, и могла потребовать переделки фундаментальных элементов. Помимо официального цензора, над автором висели миллионы «простых читателей» и «знатных оленеводов», которые также могли угробить проект и автора. «Что подумают дети? Какой это пример для советских пионеров? В чём идейная направленность сюжета? Нет ли здесь идеалов мелкобуржуазной педологии?» Политический климат постоянно менялся, и кликуши яростно клевали тех, кто попался на дороге.

ПОЛИТИКА. Помимо макрополитики (доклад генсека на Политбюро) большое влияние имела и микрополитика: мнение редактора, сотрудника, секретаря, регионального лидера, его жены, домработницы кого угодно. Полотёр прочитал рукопись и фыркнул? Так это же «глас народа»! Статья или даже тайный донос какой-нибудь шавки могли уничтожить великого автора. Всё это донельзя усложняло работу. Поэтому я, хоть и не любил душой большинство произведений тех лет, но отдаю должное мастерству и трудолюбию ВСЕХ авторов, сумевших оставить добрую память у читателя. (Но не оставивших след в советской литературе вообще — ибо нечитабельной макулатуры было полным-полно.) Ещё большее уважение вызывает их риск, их стремление, просвещать и развлекать детей, доходящее до самопожертвования. Ведь авторы прекрасно знали, какая судьба была уготована многим и многим литераторам, даже таким безобидным детским писателям, как Лев Квитко, Виталий Бианки, Андрей Некрасов, Ольга Перовская. Резня была серьёзная: настоящая гражданская война. Нынешние некросадисты просто грезят об этих методах, но пока так не лютуют.

ПЛАГИАТ? Таким образом, нельзя было просто взять и «скопипастить» сюжет, издать зарубежную вещь под своим именем, как перевод или пересказ. Для пересадки чужих фабул и персонажей на советскую почву требовалась очень большая творческая работа, порой более сложная, чем сочинить что-то самому. Айболит Чуковского это никакой не Доктор Дулиттл, а шедевр русской детской поэзии. Хотя функционал, разумеется, аналогичный. И проект «Приключения Буратино» — никакая не история про Пиноккио от Коллоди, несмотря на наличие общих черт. Это всё уровень аллюзии, а никак не плагиата. Впрочем, бывал и прямой плагиат, но это рассматривалось как экспроприация или инспирация, снабжалось буфером, вроде «по мотивам народных произведений» и требовало громадного труда по литературной обработке перевода. Скажу, как переводчик и редактор, что «поднимать» чужой текст — обычно рутинная, нудная, даже мучительная работа. А перепечатывать рукопись — вообще кошмар! В машбюро хватало вредителей, ворья и стукачей, очередь на полгода, ещё и деньги платить.



КОМИКСЫ КОКСА. Палмер Кокс [ttps://en.wikipedia.org/wiki/Palmer_Cox] делал комиксы, весьма похожие на политические и расистские карикатуры. Он тоже шёл по чьим-то стопам и следовал канонам карикатуры (как видно на приведённых коллажах). Персонажи назывались брауни (Brownies) и были взяты из британской мифологии, где изображали хтонических мелких бесов. По-русски это буквально «буряки», и морды у них буряцкие-дурацкие.

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ. В рассказах Хвольсон [ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Хвольсон,_Анна_Борисовна] язык довольно слабый. Там фигурируют некие эльфы "малютки" с именами Мазь-Перемазь, Чумилка-Ведук, Знайка с Незнайкой, Быстроногий, Быструн, Вертушка, Заячья Губа, Забияка, Читайка, Пустая Голова, Пучеглазка. Основной хулиганистый персонаж там — Мурзилка, а Незнайка — второстепенный.

ПРЕДКИ? На мой взгляд, проект Носова гораздо удачнее. Он волшебный, но без мистики. Там не девчачьи «малютки», а коротышки, все их имена благозвучнее, характеры рельефнее, а внешность (благодаря художникам) симпатичнее. Книжки Хвольсон начали издаваться в 1898 году, поэтому Носов, очевидно, читал их в детстве. Но нельзя считать её работы, как и оригинальный проект канадца Кокса «прототипом». Это скорее предшественники, а не предки.



АНТРОПОНИМЫ. Само это имя — не оригинальный бренд, придуманный Хвольсон, (как «Шерлок Холмс» или «Гекльберри Финн»), а довольно расхожее прозвище. В те времена детей часто в семейном кругу или среди друзей называли «воспитательными» именами: Зазнайка, Незнайка, Замазуля, Мурзилка, Растрёпа, Растяпа, Гулёна, Плакса и т. д. Позднее люди меняли эти имена на благозвучные сценические псевдонимы. Например, мальчик Рёва стал Александр Ревва, лентяй Паха-Валяха — Павел Воля, Картошка-Ватрушка — Каштан Батруддинов, Малыш Голозяблик - Михаил-Ншан Галустян. А хулиган, сломавший гирю об харю, взял себе имя Гарик Харламов. О, это просто комедия!

АВТОПОРТРЕТ. Теории уже слишком много, а кто же такой Незнайка? Кто же был настоящим Незнайкой? Ответ совершенно очевиден: это сам Николай Николаевич Носов (1908-1976). Именно он был в детстве «коротышкой» и «незнайкой» в шляпке с пером, что прекрасно видно на этой фотографии, и что логично вытекает из его биографии. [ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Носов,_Николай_Николаевич]



ДЕТСТВО. О своём детстве писатель довольно документально рассказывает в повести «Тайна на дне колодца» [http://www.lib.ru/NOSOW/kolodec.txt]. Коля был смышлёным ребёнком, но при этом его часто упрекали в незнании каких-то вещей, в том, что он глупее старшего брата. Он поступил в гимназию в шесть лет, что очень странно! Обычно детей учили на дому или в маленьком коллективе до 10-11 лет. Коля, разумеется, завалил учёбу и остался на второй год. Ну как вообще можно требовать «хороших результатов» от такого малыша? Он пишет, что там его особо не обижали, но статус второгодника всё же накрепко связывался с «незнайкой». Коля часто страдал от своего маленького роста. Из деревенских условий они переехали в город, где ребёнку сложнее развиваться телесно.

СТРЕССЫ. Самое страшное произошло, когда началась Германская война, перешедшая в гражданскую войну и череду революций (в Киеве их было много, власть сменялась более десятка раз). Семья страдала от голода и болезней. Они чуть не погибли от тифа. Маленький Коля болел тяжелее всех. Он умирал. Три месяца не вставал с постели. Разумеется, люди знали, что тяжёлая болезнь вызывает задержку развития ребёнка. Мальчик запечатлел страх, что он может остаться карликом и олигофреном, и пережил длительное предагональное состояние. Позднее подростку пришлось тяжело работать ради пропитания.

СУБЛИМАЦИЯ. Стрессы подавляют рост и развитие детского организма. На костях возникают уплотнения («линии Гарриса»), а в душе - рубцы психотравм. И почти всякий писатель старается сублимировать эти травмы и переживания, поделиться опытом, обговорить его с психоаналитиком — самим собой. Собственно, с этого обычно и начинается литературная одержимость: агония мобилизует интеллект, перенацеливая его на эмиссию, затем осью нарратива становится автобиография. А при должном мастерстве и воле это превращается в профессию.

СИМПАТИЧНЫЙ НЕГОДЯЙ. Незнайка Носова воплотил в себе черты автора в детстве, его любовь и ностальгию к тем «солнечным» временам в маленьком украинском городке. Поэтому, во-первых, он стал ключевым персонажем, в отличие от Незнайки Хвольсон. А во-вторых, он стал симпатичным, вопреки своему поведению. Объективно ничего привлекательного в Незнайке нет: глупый, некрасивый, неопрятный, наглый, хитрый, эгоцентричный, разрушительный и даже преступный (угонщик, вор и т.д.). И он не является ребёнком, что смягчало бы негатив, ибо коротышки считались самостоятельными. Тем не менее, Незнайка сохраняет обаятельность в течение всей эпопеи, заставляет читателя сопереживать перипетиям, и даже привносит мораль и педагогические установки.

ЭМПАТИЯ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ. Что за качества воспитывает Незнайка? Помимо соцреалистических установок, произведения Носова призваны пробудить эмпатию и симпатию к «неуспевающему» мальчишке. Это важно. В те времена дети подвергались сильному школьному стрессу. Особенно страдали пассионарные мальчишки, склонные к большой физической и психической активности, шустрые и смышлёные. Их наказывали, подавляли, осаживали, занижали оценки, заставляли заниматься никчемной рутиной, прививали социальную неприязнь. Их называли «хулиганами», «двоечниками», оскорбляли, и в целом, «программировали» на делинквентность. Чтобы пополняли кое-какие заведения системы. Последствия затем отражались на всевозможных проблемах социума. Носов же старался привить симпатию к такому «незнайке на уроках», который может быть весьма сметливым за рамками школьного соцреализма. И хоть немного толерантности. Это было весьма сложно зашифровать и вложить в фабулу.

РОМАНТИЗАЦИЯ ДУРАКА. У Носова много подобных персонажей: Толя Клюквин, Витя Малеев, всякие дачники и т.д. Меня в детстве они раздражали — типичной для соцреализма несговорчивостью и неблагополучием. И мне было тошно от нагромождения перипетий. Но на самом деле всё так и бывало: дети росли без присмотра, миллионы пережили тяготы войны, и встречали массу всяких опасностей и бед, по нынешним меркам, ужасающих. Аналогичный персонаж — Буратино у Алексея Толстого. Он прокутил азбуку, сорвал урок у Мальвины, попался на удочку Лисы и натворил много других глупостей. Тем не менее, в конце одержал победу и купил отцу театр. Добро! Вообще в литературе таких фигур великое множество. Это не только русская традиция, но у русских — настоящий культ Дурака! Его постоянно делают центральным героем. Я этого терпеть не мог, и не видел оправдательных резонов. В определённой мере был прав, потому что образ «умного дурака» и «доброго негодника», которого нужно прощать и любить, настолько вытеснялся в мир фантазий, что в жизни обычно было наоборот. Довольно приличных ребят унижали и подавляли за всякие мелочи или недостатки, обусловленные стрессовым расстройством.

ТУПОЙ ИЛИ ОТУПЕВШИЙ? Пример. В 1990-х я подрабатывал в школе, где учился мой сын. Аспирантская практика. География, биология, шумные шестиклассники. А на задней парте молчал смурной мальчик Витя (но не Малеев). Оценки худшие. Все его сторонились, нет друзей, даже соседа по парте. Я предположил, что он олигофрен и подлец. Стал его опрашивать. Молчит или мычит. Неухоженный, однако бонитет высокий: рослый, русский, светлый, черты правильные, отталкивающих манер нет. Классический славянин валдайского типа. Оценку я не поставил, сказав, что надо хоть один балл заработать. Прошла перемена. Началось окно между уроками. А Витя почему-то остался в классе. Я продолжил опрашивать. Молчит, ковыряет нос, или отвечает еле-еле. Медленно. Однако слушает, как отвечаю я. На фразу "Виктуар, перестаньте бренчать!" - вытаращил глаза. Наконец, я поинтересовался социальным фоном, живёт ли он вообще в доме, семье, или бродяжничает? (Бывало и такое.) Оказалось, квартира есть, даже своя комната. А родители? Только мать, уборщица. А животные? Была собака. А как собака рожает щенков? Тут он впервые оживился и рассказал. А как она кормит щенков? Витя рассказал. А зачем их облизывает? Он - придумал. А почему не съедает, собака ведь хищник? В конце концов он разговорился и стал прилично соображать. И даже дал ответы на те вопросы, что прозвучали ранее. За полчаса он заработал так много плюсов, что вполне заслужил «отлично». Выяснилось, что никакой не слабоумный, просто подавленный. Но на обычном уроке это, разумеется, невозможно. Времени нет, денег нет, ничего нет.

ЛУЧШИЙ ХУДШИЙ. Вскоре я устроил плановую контрольную - не на знание материала, а на умение пользоваться источниками. Сообщил условия, как на олимпиаде: «Надо ответить на 5 вопросов за полчаса. Можно искать в учебнике, тетради, где угодно, даже спрашивать у своих умных друзей». Это чтобы они поняли, зачем нужны книги и друзья. Вопросы были такие, что абзац нигде не скопируешь. Начался бубнёж и шелест. Вдруг со своей «камчатки» тихо поднялся этот Витя. И подошёл ко мне. И стал тихо спрашивать, правильно ли он думает, как ответить на вопросы. Никто на это внимания не обратил. А я удивился, но был обязан его проконсультировать. Вышло так, что он единственный вслушался и уловил буквальность условий, после чего расспросил «своего умного друга». Потрясение ждало меня на проверке. Работа этого Вити оказалась выдающейся: он не только всё запомнил, но изложил чётко, да ещё и каллиграфически аккуратно. Плюс добавил столько дополнительных сведений от себя, что пришлось, в сравнении с прочими, поставить 6 баллов. Оказалось, что это не олигофрен, а русский «Иван-Дурак» с задатками лучшего ученика. Но по какой-то причине его сызмальства запугали, подавили, заглушили психическую деятельность. Сделать это несложно. Цели тоже понятны. И столь же просто бывает «поднять» такого человека. Достаточно протянуть ему руку, пообщаться без враждебности, разговорить. Это обычный метод психотерапии. Но в школе он был неприемлем. Аргумент логичный: обнаглеют, на шею сядут.

БУКСИР. В советской школе всё-же допускалась практика помощи отстающим. Это метафорически точно называлось «подтянуть», «взять на буксир». Но выполняли эту задачу обычно не профессиональные педагоги, а дети. Всякие вожатые, звеньевые, друзья, девочки-отличницы, соседки по парте. Они чаще действовали неумело, неуклюже, конфликтно и высокомерно. Повод самоутвердиться. Взрослый Носов каким-то образом узнавал и неплохо описывал соцреалистические нравы "племени младого и незнакомого", хотя и в самых рафинированных моделях. И предлагал полезные образчики взаимопомощи, очерчивая возможные трудности и пути решения.

ДЕТСКАЯ КОЛОНИЯ. Мне представляется, что «Солнечный город» отчасти отображал жизнь детских интернатов и колоний, которых в то время было великое множество. Дети там трудились на огородах, в мастерских, учились. Но страдали от недостатка опыта, доброты, уюта, отсутствия заботливых взрослых. Истории Носова создавали эффект психотерапии для такой депривации. Также Николай Носов старался обогатить свои незамысловатые истории просветительской и практичной информацией: как делать инкубатор (очень актуально для колоний), выращивать животных, огородничать, куховарить, чинить, рыбачить, дружить. С особой заботой к детям он показывал сложности быта и описывал меры безопасности. В простейших фабулах Носов рассказывал, как устроен мир капитализма, науки, образования, оздоровления, домашнего быта и т.д. Это ведь метод притч, который стало модно называть "сторителлингом". И не зря Носова удостоили именно за трилогию о Незнайке - педагогической награды. В 1969 году он получил Государственную премию РСФСР имени Н.К. Крупской. Николая Носова действительно можно считать выдающимся педагогом. Его заслуги - неоценимы.

НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ. У Палмера оригинальный персонаж назывался Данно [ttps://en.wikipedia.org/wiki/Dunno]. Так его переводят и у Носова: Dunno, or Know-Nothing or Ignoramus. Но я бы оставил транслит: Neznayka that is Don'tknowka. Это очень забавно. И кстати, они любят славянский суффикс -ка. И ещё потому, что Палмеровский Данно совсем другой. А если делать обратный транслит, получится какое-то Дунно. Дунька и Гунька - что за дела? Французы — единственные, кто сохранил авторское звучание: Neznaïka. Остальные «перевели» имя. На мой взгляд, здесь - это методическая ошибка. С тем же успехом можно переводить или перекладывать все библейские и классические литературные имена. Тогда в книгах будут гротескные Харальд Горшечников, Черника Финка, Луковичка, или Христоносец-Зарянка и его приятель Свинтус-Свиняшка. Кто это? А самое странное имя окажется у их друга Winnie-the-Pooh, ибо на слух это — Пиписька-Какашка. Вообще ужас! Но как-то притерпелись...

БРАТВА. Непонятно, почему, переводя сказку в советское время, имя Незнайки деформировали в языках республик Союза и соцстран: Незнайко (укр.), Nieumiałek (пол.), Nimmerklug (ГДР). И даже по-разному его назвали имеющие один язык чехи (Neználek) и словаки (Nevedko). Грузины оставили прямой транслит Neznaika (ნეზნაიკა), зато армяне — Angetike (Անգետիկը) — что также означает ангел (?). Что им помешало сделать транслит նէզնայկա? Вероятно, были резоны. Весьма странно он звучит на хинди — Najanu, потому что naja (nāga) — это кобра. Подобных культурных барьеров у «братских» народов довольно много. По-азербайджански — Bilməz.
- Bilməz?
- Ни бельмеса!


Царство малюток. Приключения Мурзилки и лесных человечков в двадцати семи рассказах А. Б. Хвольсон ; С. 182, рис. П. Кокса. — Санкт-Петербург; Москва: т-во М.О. Вольф, ценз. 1898 (Санкт-Петербург), 216 с., илл.; 22 см. - URL: https://e-libra.ru/read/90078-carstvo-malyutok-priklyucheniya-murzilki-i-lesnyh-chelovechkov.html.

UPD. ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ. Не надо ничего мудрить. Незнайка - это Маяковский. Юный Носов его боготворил. И было за что. Незнайка на Луне - это Маяковский в Америке. Незнайка на автомобиле - это Маяковский привёз "рено". Незнайка в тюрьме - тоже Маяковский.



Маяковский был индивидуалист и верзила, и когда-то носил жёлтую женскую кофту. Носов сделал инверсию, и Незнайка стал членом колонии и коротышкой в жёлтых штанах.


Tags: герменевтика, литература, открытия ни для кого
Subscribe

  • ответы в конце учебника

    Ноги уже ходят, руки уже не роняют посуду, но совершенно не работает голова. Придётся снова заняться реабилитацией интеллекта. Мой доктор считает,…

  • Свирлоника и сверлёжка

    Полезная публикация русских учёных, проводивших исследование под эгидой Университета Лестера. Завихрения (свирлоны) проявляют свойства квази-частиц:…

  • Сатори 2

    Не надо читать. Это для себя. Просто записки у изголовья. В древности люди обладали не шестым чувством, а цельным, системным чувством, интегративным…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments