antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Category:

Золотой телец и Стальные бараны

"Как стало известно «Ъ», владелец ООО «ВИП-Стройинжиниринг» Сергей Дегтярев арестован по обвинению в особо крупном мошенничестве при строительстве объектов АО «Нижегородский завод 70-летия Победы», которое производит элементы зенитных ракетных систем С-400, С-500 и «Витязь», а также радиолокационные комплексы. Предполагаемый ущерб от аферы превысил 250 млн руб. Ранее господин Дегтярев был судим за хищения при строительстве объектов космодрома Восточный."
https://news.mail.ru/incident/38043485/?frommail=1

Это, конечно, не очень понятно. То есть, конечно, всё понятно, но всё же не всё! (o, rus!)

Как известно, если некая фирма строит сверхсекретный стратегический объект, там устанавливается сугубый и даже тройной контроль всякого решения, каждого затраченного рубля. Этим активно занимается сразу несколько контор, служб, структур. Они апеллируют к безопасности и получают изрядные отчисления за свой, кхм, спецконтроль, призванный не допустить ералаш. Почему же постфактум столь часто оказывается, что документацию на стадион испортили какие-то бакланы? Или даже сам стадион? Причём заявляет об этом сама контора, которая эту документацию контролировала с ножом у горла?

Это не дело, это не дело - шить на каждого дело, чтобы оно лежало до поры до времени, пока не придёт время пустить его в дело. А пока суд да дело, уже ишак сдохнет, эмир умрёт, арестант расколется, где прячет драгметаллы, а лазутчик это проверит. У нас такие вещи делаются быстро. Звучит команда: "Пройдёмте, гражданин, разберёмся". И всего лишь через два-три года действительно разберутся, сколько лет написать в приговоре. Как пелось в известной песне: "Артиллеристы, Сталин дал приказ!" Но тут приказ даёт не Сталин, и даже не подполковник, а часто даже заморский colonel. Капиталисты отвечают на выстрелы весьма творчески. А поскольку в их руках печатный станок, выпускающий винтажные флаеры в парадиз, чья шероховатая поверхность прококаинена спецсредствами, им не бывает ни в чём отказа. Там ведь и русские имеются, причём более русские, чем местная Мордва Мордехаевна.

Сталинисты, как ни странно это звучит, поступали мудрее: они сразу привлекали к уголовной ответственности талантливых конструкторов и менеджеров, так сказать, априори, а не апостериори. Затем спасали их от неминуемой смерти в магаданских тисках, затем сажали в камеру шарашки, давали к баланде яблоки, давали книжки и поспать, и допускали на секретные стройки. Поэтому конструкторы были счастливы работать на благо страны без каких-либо причитающихся бонусов. В те времена был своеобразный социальный лифт. Сначала социопат-смутьян попадал в кутузку, кормил клопов, гремел кандалами в Сибири. Затем революция, его выпускали, и сразу пристраивали на ответственную работу государственным менеджером. Но лифт был настоящим, он ходил и вверх, и вниз. Поэтому время от времени всех этих менеджеров (весьма эффективных!) перемещали горизонтально и вертикально. Из реквизированной квартиры в тюремную камеру, и наоборот. Из Киргизии в Ленинград, из Молдавии в Архангельск, из Крыма в Салехард, руководить народными промыслами по саморазвитию путём самоликвидации. Это впечатляло, особенно семейство. Иногда этот лифт привозил заслуженного гражданина из комиссарского кабинета прямо в подвал, а затем ещё ниже - в могилу с простреленным затылком. Но это ещё не всё. Миллионы людей этот загадочный лифт вывез обратно из могилы, вернул почести и добрую память и восстановил в правах членов семьи. Эта кнопка называлась Rehabilitaion. Звучит почти как Ressurection, но без оживления и Страшного Суда.

Сейчас система обратная. Сначала медные трубы, золотой дождь на семейство, потом застенки. Сначала отбирают по конкурсу...(зачёркнуто) Сначала контора выставляет своего организатора, затем ему дают хорошенько хапнуть и отстегнуть, а когда он зарвётся и начнёт быковать, появляется доблестный сверхчестный судоплатов и путём неведомой арифметики выкатывает ему неоплатный счёт. Который в сущности, сводится к конфискации жизненного пространства и полному поражению в правах. Бывший хан-пахан своего участка в одно мгновение становится ничтожным арестантом, унтерменшем при обер-старшине. Это уже не начальник и генерал, а двуногое с баулом. Или лучше сказать, мешок с дерьмом, которое любой сержант может берцами утрамбовать в стакан, карцер без толчка, пресс-хату, бочкотару с обкуренными чурками. Ну а дубинками периодически добавлять мягкости. Отбивную кушать проще, чем жилистое мясо спеца, а котлету - прямо диетично. Можно отварить фрикадельки: подгадать с прогнозом погоды и в самую жару повезти делать флюорографию - ради вашего же блага, граждане задержанные. Автозак пусть постоит в пробках, на солнцепёке, чтобы его содержимое как следует пропиталось биологическими жидкостями. Не все умрут сразу! Люди очень живучи. Сначала они начнут возмущаться, умолять. А старшой будет им внушать, что здесь, мол, не санаторий, а туберкулёзный газенваген. Далее будет апробирован весь спектр заболеваний. Астма, грудная жаба - это вызывается токсинами. Ударами можно организовать такие недуги, как флегмона, тромбоз, контузия, трещины, констипация. Очень модно устраивать различные токсикогенные психозы. Всё это изрядно помогает развитию личности умозаключённого. В нужном направлении. И создаёт атмосферу бодрящего ужаса на руководящих местах. Все крутятся как могут, чтобы хоть как-нибудь обойти эту неизбежную меру, настолько привычную массам, что они уже считают её обязательной.

Интересный феномен диктатуры пролетариата. Если на суд так называемой "общественности" вынести информацию о любом гражданине, описать его деятельность, в том числе руководящие решения, то комментеры обязательно заявят о необходимость этого человека покарать: посадить в клетку, тюрьму, на кол, поставить к стенке. У современных русскоговорящих выработалась особая форма некросадизма: сажать, ставить, привязывать, в общем, как-нибудь обездвиживать жертву, а затем лишать её жизни полностью и частично. Причём этот механизм работает лишь виртуально и дистанционно, как в детской игре. Если любого из этих жаждущих крови заставить собственноручно убивать того, кого они осудили, им будет крайне неприятно. До истерики.

Можно даже поставить социальный эксперимент. Взять какую-нибудь судью, активно раздающую приговоры, подобные смерти. И заставить её прийти к этому осуждённому, схватить его и убить собственными руками. Ещё лучше взять какого-нибудь активиста, борцуна, разжигателя моральной паники - и предложить ему то же самое. Причём так, чтобы возврата не было. Пока не сделаешь - свободной жизни не получишь. Особенно эффектно будет проверить "сажателей на кол" - как они справятся в одиночку, сажая на кол конкретного индивидуума, и как будут решать проблемы телесности: акустические, ольфакторные, конвульсионные. Урбаниды обладают парадоксальной экзистенцией: наибольшую онтогенетическую силу у них приобретает агонизирующий индивидуум и труп. Здесь ядовитый потенциал достигает максимума.

Всеобщий прогресс касается не столько технологий, сколько алчности, и водит человечество по лабиринту тупиков, главный из которых выражен в абсурдной догме: от сумы да от тюрьмы на зарекайся. Это очень странный результат прогресса. Что бы ни делал человек, как бы ни крутился, пытаясь себя обезопасить, он всё равно обречён на погибель от нищеты и плена, особенно когда станет старым и слабым. Как бы ни разрастались системы социального контроля и обороны, любой гражданин может быть захвачен в плен, похищен, подвергнут пыткам - этими самыми системами контроля и обороны, гражданами собственного государства. Его убьют не враги, а свои же сограждане, которые вскормлены на средства налогоплательщиков. Как только гражданин созреет, наберёт вес, его в любой момент, непредсказуемо и неумолимо - схватят, ворвутся в дом и положат мордой вниз, сцапают на улице и уволокут в автозак, скрутят и утащат обезьянник, забреют в армию, запрут в медицинскую палату. Где он станет абсолютно бесправным - просто куском мяса, вызывающим отвращение у "персонала". Где всё решает только человечность конкретного исполнителя, его благоволение или немилость. Это очень любопытные плоды квази-прогресса. Он присущ не только российскому обществу, разумеется, а практикуется и в самых гламурных странах.

Конечно, такой порядок не способствует развитию планового хозяйства. Которое ныне гораздо более "плановое", чем во времена оны. Потому что везде план-график финансирования и дележа, делёжки и рулёжки, указивки и мнения. Боевой потенциал высокий, чего не скажешь о боевой потенции. Надо ведь знать, за что бороться и ради чего напороться.

Мудрецы не зря осуждали служение Золотому Тельцу. Это был не абсурдный скандал на пустом месте. Когда люди начинают поклоняться и СЛУЖИТЬ не человеку, природе и воплощающему их божеству, а металлическим ценностям, начинаются неприятности. Им неприятно "в душе". Вроде бы всё есть, всем богаты. А душа неспокойна.

Те, кто нанимаются на эту службу, творят себе кумира - некое неживое идолище. И превращаются в баронов-баранов, могучих рогоносцев, которым изменяет собственная родина, своё племя. Неслучайно в русском языке сливаются слова барон, барин, баран. Это страшное животное. Рога и лоб у барана очень твёрдые. Он может нанести смертельные травмы человеку. Баран бьёт сокрушительно. Он может даже остановить автомобиль, потому что владелец испугается за свою полировку. Густая шерсть защищает его от холода, а курдюк позволяет долго прожить без пищи. Баран, это могучее животное, настоящий барин фермерского хозяйства. Однако рано или поздно барана стригут и забивают на мясо и шкуру. И жарят из него шашлык, вяжут носки, шьют тулупы. А рога сдают в контору "Рога и копыта", то есть самому Сатане.

Нарушение этой заповеди, рьяная служба золотому тельцу, а не человеку - оскверняет отношения с собственным богом, развращает общество и растворяет народ. Народ просто перестаёт существовать, размываясь в других идентичностях. Он растворяется в самых разных идентичностях: сословий, профессий, служб, уровня богатства, каст, родственных линий, которые враждуют между собой сильнее, чем со стратегическим противником. В таких условиях этнос исчезает, и отнюдь не бескровно. При этом обычно гибнут и сами носители этничности. А из их потомков враги с добрым выражением лица вышибают следы памяти, поводы для мщения и скорби - огнём, мечом, кнутом и ещё чаще - пряником. Который быстро вызывает диабетическую зависимость.

Пипл, конечно, сопротивляется, ностальгирует. Тем не менее, эта непримиримая орда послушно идёт на заклание. Потому что она непримирима только во внешних проявлениях, в виртуальных протестах и санкционированных демонстрациях. Несанкционированные митинги - это тоже нормативные мероприятия, финансируемые, организованные и жёсткие внешней атрибутикой. Ибо в своей личности непримиримые урбаниды очень конформны и нормированы. Сейчас гражданственность уже практически растворилась. Я проверял. Гражданственность начинается с малой родины, со своего двора. А эта система разрушена, и попытки её реанимировать разрушаются чурками с метлой. Триллионное патриотическое воспитание также оказывает обратный эффект, антипатриотический. Потому что воздействие на сознание милитаристских монументов стократно дезавуируется различными антигражданственными действиями - везде и всюду, от кабинета министра до ларька с блинами, от зала заседаний до платного сортира. Современная ноосферная война имеет значительный сектор не войны, а духовной бойни для пленных, где орудуют свои мясники и поварята, с ухватками шаурманов. Там гибнут души, деформируется психика, извращается личность. Не так уж редко при этом страдает и тело, и даже утрачивается сама жизнь: частично или целиком.

Это довольно интересно, хотя и неприятно. Надо бы это обдумать, пока жив. Тетанус прогрессирует. Придётся идти. Куда? К врачу? Нет. К той полоумной выдавательнице карточек, которая сидит в регистратуре. Она ничего не знает, кроме слов "паспорт", "полис", "адрес", "вашей карточки нет", "записывайтесь на приём". Этим ограничивается подготовка сего биоробота. Завтра выясню его заводское наименование. А никакого врача уже не существует. Прогресс этого добился. Существует только Медицинское Учреждение, где главенствуют разного рода привратники, посылающие в разные тупики этого кафельного лабиринта. Люди в белых халатах давно уже не лечат, а только продлевают квест, отправляя на следующий уровень игры: обследования, справки. "У вас не хватает документов, идите прочь. Ура - мы победили!" Это хорошая тактика. Способствует выздоровлению, бодрит, и снижает нагрузку на контору.

Что-ж, завтра проверю плоды коррупции в минздраве. Очень интересно. Всё запишу.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments