antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Category:

электронное пищеварение

Одно время я подбирал доказательства достоверности различий Homo urbanus и Homo sapiens verus, и набрал довольно обширную фактологию. Различия и качественные, и количественные (насчитывающие тысячи процентов).

Однако новый мета-вид Homo electronicus обладает феноменальными особенностями, которым я не устаю поражаться. Он устраивает такие причуды, которых не видывали ни в природе, ни в раю, ни в аду, ни в космосе, ни даже в каузальном плане. То, что придумывают и воплощают электроники, отсутствует в мире аристотелевских реалий и платоновских идеалий. Брахма и другие демиурги только дивятся, глядя на этот фонтан креативности и контра-натуральности.



Я всё никак не соберусь оформить сообщение, кто ввёл эти видовые названия. Может возникнуть ложное впечатление, что их придумал я, поэтому так упорно пиарю. На самом деле термины эти стали использовать очень солидные люди с мировой известностью и учёными званиями. И термины очень удачные - функциональные и в самую точку. Позже расскажу.

В зоологической номенклатуре есть совершенно абсурдные названия. Например, Pongo pygmaeus, что переводится как "африканское чудовище размером с локоток", дали индонезийскому огромному орангутану. Pan troglodytes ("козлоногий чёрт из пещеры") - это шимпанзе. Pithecanthropus officinalis ("лекарственный обезьяночеловек") - это азиатский древний человек, а никакая не обезьяна, в дальнейшем просто Homo erectus.

А вершиной троллинга является название Balaenoptera musculus, которое Линней дал синему киту. Карл Линней был гением не только биологии и системологии, но и языкознания. Поэтому он обыграл слово мускулюс, означающее в латинском одновременно "маленькая мышка" и "мышца". В русском, кстати, эти слова тоже связаны. Родовое название тоже странное. Вместо того, чтобы назвать его просто "кит" - Balaena, Линней придумал какого-то "китокрылого мышонка". Русские китобои ответили адекватно, и назвали это дивное животное "блювал".

Но вернёмся к человеку электронному.

Он уже стал облигатным киборгом в коконе электрической матрицы. Однако всё же можно сохранить наименование Homo, потому что кое-какая человечность в нём сохранилась. Кроме того, слово Homo подчёркивает на НОВОМ МЕЖДУНАРОДНОМ языке острейшую потребность людей в помещении, доме (Home). Без дома (homeless) этот Homo быстро погибает. Тогда как другие гоминиды, включая Homo sapiens verus (то есть аборигенов), спокойно жили под открытым небом. И даже обладали обратным качеством: быстро погибали в каменной коробке, попав в госпиталь, тюрьму, трущобу, работный дом и т.д. Необратимый переход в стадию киборга произойдёт, когда все граждане будут поголовно чипированы, а удостоверение личности (паспорт) будет действительным лишь в виде карточки. Тогда человек, принципиально или случайно не имеющий электронных аксессуаров, будет уничтожаться "по закону" - в тюрьме.

Электроникус - это киборг киборгиастический. В прямом смысле: он целые дни зависает с гаджетами, испытывая с ними самые разные чувства, включая сексуальные, пищевые и одурманивающие. У него происходят электронные, киберфизические оргии.

Феномен этот кажется очень странным. Но это факт: миллионы людей рассматривают на своих экранах, как кто-то готовит и кушает еду, пьёт спиртные напитки - вместо того, чтобы кушать самим. И это доставляет им чувство удовлетворения, радости. Занятия с гаджетами (особенно игры) вызывают чувство опьянения, аддикции, сравнимой с химической, и разрушает здоровье сходным образом.

В целом можно с уверенностью констатировать, что электроники потребляют пищу не только ртом, но и частично сквозь электронные каналы.

В зоологии трофическая специализация считается очень важным признаком. Например, учёные делают акцент, что приматы, в отличие от хищных, принимают пищу, используя передние конечности. И что приматы, в отличие от грызунов, держат пищу пальцами и захватывают губами. И что некоторые приматы разбивают орехи камнями, а не грызут их. Это считается колоссальным сдвигом в пищевой биологии.



Однако то, что вытворяет с пищей электроникус вообще ни в какие ворота не лезет. Он питается как инопланетянин, как ни одно земное существо. Электроникус готовит пищу с помощью переменного электротока, обрабатывает её высокочастотным излучением (в микроволновке), обязательно фотографирует, переводя в электронный код, который затем транслирует в электронную ноосферу - Интернет. Без такой процедуры ему кусок в горло не полезет, то есть пищеварительная система не заработает как надо.

Электроникусы принимают пищу не только как белки, жиры, углеводы, электролиты, но и как поток электронов и фотонов: читают что-нибудь с экрана, требуют освещения, чтобы рассмотреть этикетки, делают из блюда какой-нибудь фуд-арт, слушают музыку через электронные устройства и т.д. Лично я уже много лет ем у телевизора, у компьютера, либо на худой конец с книжкой и электролампой. Так же действуют и миллиарды других жителей планеты: едят попкорн в кино, жуют бутерброды у телевизора, фотографируют ланч, ходят в едальню, чтобы посмотреть телематч и т.д..

- Слышь, Рыжий, включай канал "Матч! Вырубай нафиг эту "Культуру", давай "Матч"!

Телематч - это поистине удивительный образ жизни.

1) Сапиенс иногда играл в подвижные игры, особенно в детстве и юности. При этом болеть за кого-то сидя, а самому не двигаться, казалось ему нелепостью.

2) Урбанус стал ходить на стадионы, сопереживая спортсменам. Там он уже не напрягал мускулы, бегая за мячом или убивая гладиатора, а сидел. Однако он всё же довольно много двигался на месте, кричал, ликовал, и так мощно сопереживал, стимулируя ЦНС, что испытывал ощущение "болельщика" за команду. Это в какой-то мере тренировало организм, в том числе иммунитет.

3) Электроникус стал ходить "болеть" в бар или комнату с телевизором, где наблюдает игру на экране, пьёт пиво, ест калорийные закуски, сидит в кресле. На экране могут показывать игру, происходящую за тысячи километров, между игроками, которых он никогда не встречал и не встретит, между командами легионеров-космополитов, которые с трудом изъясняются на языке страны, под флагом которой играют. Более того. Под пиво и сосиски электроникус может "болеть" за игру, завершившуюся много часов назад, и даже за давнишнюю игру, идущую в записи. Более того, он может болеть за несуществующую команду - компьютерную игру. Причём, самцы считают это очень достойным, спортивным занятием, и весьма агрессивно рассуждают об особенностях игроков, вариантов и правил игры, конъюнктуре этого медийного искусства. Хотя сами едва умеют передвигаться с мячом, шайбой etc.

Полгода назад я наблюдал совершеннейший нонсенс. Семья русских агентов влияния переехала из Франции в Москву. С ними был мальчик 12 лет. Он испытывал затруднения с адаптацией и учёбой на русском языке. В квартиру набились гости. Но вместо того, чтобы общаться, учиться, адаптироваться, мальчик был прикован к монитору, где перемещались компьютерные футболисты - одинаковые безликие фигурки. В комнате было несколько мужчин, но мальчик колотил по клавишам, в голос матерился и пялился только на экран. Он не умел поддерживать разговор, и вообще связать двух слов. Зато знал несколько русских матов. Он позиционировал себя как фанат футбола, но был тощий, хлипкий, сутулый, и весь его "футбол" ограничивался знанием компьютерной шняги, фамилий некоторых игроков, и ношением майки с номером. При этом оба родителя у него были преподавателями философии с кандидатскими степенями. А мальчика в школе собирались оставить на второй год, потому что он не мог прорюхать жалкую программу 6 класса. Однако своим товарищам он вовсе не казался дебилом, потому что шарил во всяком электронном говне, причём не в харде, даже не в софтине, а в разных информационных бирюльках, бантиках и смайликах.

Это типичный Homo electronicus, который гордится собой и защищает свою эфемерно-виртуальную идентичность. Он вполне адаптирован в современных магнитных полях, и ему кажется, что он крепкий гражданин. Такую иллюзию поддерживает мир, который создан вокруг него, словно мыльный пузырь. Хотя если пропадёт электропитание, пузырь лопнет. И наш Электроник погибнет через неделю, потому что в доме просто не будет воды и жратвы. А если он внезапно попадёт робинзоном на природу, то погибнет уже через 2-3 дня. Шустрый хитрован Сыроежкин проживёт подольше, но тоже погибнет. Зато дикарь-индеец - выживет. Впрочем, сейчас таких уже не осталось.

Последние 30 лет с регулярным постоянством появляются научные "сенсации", что неандерталец оказывается был не так уж глуп и примитивен, как принято считать. Это научная лапша. Учёные прекрасно понимают, что неандерталец был умнее их самих, потому что доказать это элементарно. Достаточно перенестись в те условия абсолютного отсутствия цивилизации - и попытаться пожить как неандерталец, в его холодных местообитаниях, выдержать хотя бы один год - и не погибнуть или не стать инвалидом. Скажу, как бывший полевик: это невозможно. Никак. А неандерталец выживал - и 20 лет, и даже 60 лет.

Различия мета-видов, это, как говорится, медицинский факт. Но он настолько вопиющий, масштабный, громоздкий, что наука просто не может его ухватить и ввести в обиход. Если принять данные термины на вооружение науки, там обрушится весь понятийный аппарат вообще. Подгон этих терминов можно сравнить с тем, как житель деревенской избушки выиграл в лотерею право бесплатно построить 50-метровый мраморный бассейн в подвале. Или девочка выиграла конкурс пианистов, и ей подарили рояль, а она живёт в крохотной хрущовке. Откажутся, даже разозлятся.

Сейчас наука страшно измельчала - по сравнению с универсальными интеллектуалами прошлых веков, которые обладали системными познаниями в самых разных областях - и делали массу открытий. Учёные оправдывают специализацию тем, что нынче накопилось так много сведений и методик, что двигать науку может только узкий специалист. Но это глупость, не научное суждение. Всё наоборот: науку всегда продвигали универсалисты-многостаночники. А сегодняшние узкие топтуны выдают положенное число публикаций в год с неопределёнными или примитивными выводами.

Отсутствие новых дефиниций приводит к парадоксу: человек не может понять, кто он такой. Он постоянно расписывается, что не знает, кто такой человек, что это, мол, тайна и загадка. А ведь это полный идиотизм: разумному существу не знать, кто он такой. Это бывает у амнестиков, олигофренов. Кстати, дефицитом идентичности можно объяснить современную эпидемию селфи. В старые времена люди не любили собственных изображений, а теперь - готовы умереть, чтобы увидеть свою внешность в Сети, отдать её на алтарь техносферы.

Дефиниции идентичности необходимы всем. Но куда за ними обращаться? Религия устарела, наука не решается, искусство занимается чёрт знает чем. Эстафету создания мемов-идентификаторов переняли электронные кибер-креативщики: паблики, блогеры, пикчеры и тому подобные дрочеры. Однако дело не столько в "глупости" образованных профессионалов гносеологии (учёных), сколько в политике. Современные научные работники привыкают действовать на предельно узком пространстве, за пределами которого начинается территория другого отдела. В коттеджных городках дома часто стоят впритык, и за забором начинается палисадник соседа. Там уже стричь газон нельзя. В чужую науку лазить тоже не этично, надо сначала договориться. А такого пункта у соседа нет в гранте и в план-графике учёного совета.

Учёных не только стимулируют, но и подавляют. Если это делать перестать, происходит взрыв открытий. Когда в 19 веке людям надоело болеть, и они дали свободу учёным, всего за несколько лет было открыто множество возбудителей самых опасных заболеваний, и даже выработаны сыворотки, позволяющие их лечить. Это был титанический прорыв, потому что ещё далеко не все верили даже в самые азы парадигмы: что болезни вызываются микробами. А выяснить конкретных возбудителей было бесконечно сложно методически, и вдобавок смертельно опасно для исследователя, неэтично для пациентов и тревожно для запуганной эпидемиями общественности. Тем не менее, прорыв состоялся. Но он принёс и оборотную сторону. Достижения микробиологов сразу взяли на вооружение милитаристы, и заставили их же сделать бактериологическое оружие. И в конце XIX - начале XX вв. эпидемии унесли больше людей, чем уносили до того, как вообще были открыты микробы.

Такой порядок мешает науке размахнуться. Она пытается с этим бороться, требуя гранты на междисциплинарные исследования и развивая всякие «омиксы», которых уже напридумали десятки штук. Однако это не концептуальные и теоретические наработки, а всё равно плоды редукционизма, технологической диктатуры, "кирпичики" от локальных специалистов. Вместе с тем, широкий размах науки очень опасен, поскольку сразу становится достоянием милитаристов, государственных хищников и негосударственного криминала. А они не дураки, и давно уже используют не только технические новинки, но и фундаментальные наработки и даже целые концепции, не гнушаясь даже идеями фриков (вроде меня).

Поэтому непонятно, как быть. Я ещё не знаю. Только поставил вопрос. Надо доработать концептуальные основы, в первую очередь - оценить кибернетику ноосферного взрыва и подобрать дефиниции. Это довольно сложно. Необходимо время. И не умереть.
Tags: homo urbanus, антропология питания, общая антропология
Subscribe

  • Musicless Musicvideo

    Давно хотел увидеть. Видеоклипы без фоновой музыки. Минусовка. Или плюсовка? https://youtu.be/5Jd9AmepgdM Musicless Musicvideo / ELVIS PRESLEY -…

  • Правым коленом на шею

    Дерек Шовин (Derek Chauvin) звучит почти как "прямой шовинизм" (direct chauvinism). Отчасти поэтому именно в него так вцепились. Джордж Флойд (George…

  • Мой комментарий к записи «перемены» от mi3ch

    В системе уравнений по поводу глобального потепления есть большая загадка. Факт №1. За последние 100 лет пересохли крупные озёра. Обмелели реки.…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment