antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

Гиперпопуляция и универсальные механизмы самоуничтожения — 6

Начало текста здесь
Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвёртая
Часть пятая.

Текст не отредактирован. Фрагменты. Возможно, будет дорабатываться. Здесь рассказывается про аномалов, гениев, юродивых и самоубийственных правдорубов.



64. БЕСКОНЕЧНАЯ ГАУССИАНА. Главный закон общей антропологии можно назвать «бесконечная гауссиана». Чем больше численность, тем протяжённее края кривой распределения. Они устремляются к нулю, но никогда не упираются в ось абсцисс. Гауссиану можно сравнить не с колоколом, а со шляпой волшебника. У современного человека эта шляпа имеет бесконечные поля. Под ней может укрыться от непогоды весь мир. Эти «поля» представлены аномалами, мизерным процентом населения. В мегапопуляции людей всегда есть не просто таланты, а сверхпроизводительные уникумы, носители сверхъестественных и необъяснимых качеств, у которых динамические возможности потенциально бесконечны. Зачем понадобился этот механизм? Древние популяции были невелики, им часто грозило полное вымирание. Но человек — ключевой эдификатор, царь природы. Поэтому биосфера даровала ему козырной туз для выживания: бесконечные возможности аномалов. А если не помогал и козырной туз, тогда из рукава извлекался джокер — богоподобный гений. Приходил из пустыни какой-нибудь совершенно нежизнеспособный и гонимый, юродивый и полоумный маргинал, жертвовал собою и спасал своё племя.

65. СПАСИТЕЛЬНОЕ ЮРОДСТВО. Аномалов или уничтожали в детстве или терпели, но сетовали: надо же какой гад уродился. На них сваливали вину за все бедствия. Однако в реальных бедствиях спасение обычно исходило именно от маргиналов, юродов, которые давали необычный и действенный рецепт. Но ему приходилось добиваться принятия этого рецепта изо всех сил, даже ценою своей гибели. Усилия юрода казались идиотскими, возмутительными, раздражающими предельно. Весьма часто его просто забивали голыми руками. Однако затем «спохватились, одумались, прислушались». Кликуши, которые вопили «бей его!» переключались на «что же вы натворили?!» Так юрод добивался своего — спасал свой род ценою гибели. Наличие аномалов позволило сапиенсу выживать и сохранять стабильную численность в довольно сложных условиях. Человек с его К-стратегией оказался в трудной ситуации. Против него были могучие звери позднего кайнозоя, стихийные бедствия, суровый климат в тех регионах, куда он проник, и неудобная для воспроизводства анатомия. Против него были и древние гоминиды, которые сами обладали сверхспособностями по контролю территории и умерщвлению биологических объектов. Поэтому сапиенс допускал, чтобы в племени был один юродивый, выходки которого терпели. Обычно он имел статус шамана, прорицателя, ведьмака и жил на отшибе.

66. ГЕНИЙ ПОБЕДЫ. Сапиенс побеждал все трудности своим умом, логикой, смекалкой. Но бывали катастрофические силы (стихийные бедствия, нападения организованных врагов-людей), перед которыми пасовал даже инженерный ум. Здесь-то и помогали аномалы выживать своим семьям и племенам. С возрастанием численности групп и с ростом сложности политических задач на эту роль выдвигались всё более уникальные люди, носители выдающихся психофизиологических качеств, способные перехитрить и победить даже самого чёрта (то есть персонифицированного демона толпы). Это не мягкотелые советники, а боевитые гении-полководцы, которые остались в племенных преданиях, как божества войны. В Средиземноморье таких аномалов называли «гениями» (genius – генерирующий). Потому что все убеждались, что решения порождает не сам человек (глупый и неуклюжий в быту), а им иногда движет некая необъяснимая (то есть мистическая) сущность. Словно в критическую минуту в него извне вселяется какой-то дух: гений победы или гений вдохновения, дух Божий или тотемический первопредок. В других местах использовались сотни других терминов: будда, нагваль, Ojuoba - Eyes of Xango the King.

67. НЕНАВИСТНОЕ СЛОВО. В современной культуре все эти названия постарались подвергнуть спойлингу и обезобразить их смысл. В современном обществе слово «гений» подвергнуто сакрализации, окутано страхом и отрицанием. Так называют только умерших мастеров (когда придёт пора распродавать похищенный у них контент), либо используют в грубо обыденном смысле. Если открыл бутылку без штопора, говорят: «Ты гений!» А если сделал невероятное научное открытие, то говорят, что это просто «крупный учёный» или «сомнительный результат». Или даже «полный бред». В урбанизированном мире человек с аномальными или гениальными качествами испытывает отвратительное чувство, что его сила никому не нужна, вредна, опасна, ядовита и служит поводом для его ликвидации. Особенно такая личность неприятна русским — в силу «избяного мышления». Выдающиеся русскоязычные интеллектуалы стали отображать в литературе образ «лишнего человека», который не может реализовать свои сверхспособности и оказывается беспомощен в социальной реальности (Чацкий, Печорин, Онегин, Базаров etc). Русские очень проницательны, быстро угадывают ауру гения, и проникаются ненавистью к нему, даже если он не произнесёт и слова. Достаточно шепнуть, что вошедший — гениальный учёный или писатель. А поскольку это неизбежно, слухи ползут, аномальный интеллектуал часто превращается в затворника, если его не распиарили до обогащения или не поддерживают власти (что большая редкость). Гении сами стараются поменьше контактировать, ибо их величие неизбежно порождает ревность, обиду, оскорблённое достоинство. За этим следуют атаки, уколы. За ними следует контратака такой силы, что агрессор корчится, воет, проклинает и созывает всех, кого только можно. Начинается война на поражение. Так было во все времена. Поэтому выдающиеся люди часто уходили в пустынь, затвор, агхори, юродство, умерщвление плоти и духа, бродяжничали, травили и убивали себя. Это вынужденная мера. В урбаноцене гении не только не нужны, но и предельно вредны, ибо они приумножают род людской.

68. САМОУБИЙСТВЕННЫЕ ОБЛИЧИТЕЛИ. Обычно аномалы были социопатами, замкнутыми интровертами с девиантным поведением. Точнее, они становились таковыми в ходе социализации — ещё в колыбели. Поэтому их изгоняли, презирали, убивали, запрещали учить и проповедовать. Но были и «цивильные» аномалы, особенно привлекательные внешне, хитрые, обходительные, которые получали хорошее воспитание. Таких терпели, и даже давали повышение по службе. Некоторые из них были одержимы тем, чтобы обнародовать свои гениальные суждения — понятным языком, то есть в рамках культурной парадигмы. Это гипертрофия вербальных зон мозга. Они делились своим знанием, преодолевая любые трудности. Но почти всегда это было знание охранительное, алармистское, предупреждающее о большой беде и рассказанное обиняками, странным языком. Это пророки, боддхисаттвы, проповедники-обличители, дервиши, царские юродивые, а в новые времена — преподаватели, писатели, поэты, журналисты, эксперты-учёные, делающие страшные прогнозы, пропагандисты-пацифисты и всевозможные одержимые борцы-экстремисты. Их тоже убивали, даже более активно. Потому что они «смущали народ» и «обличали власти». А это неизбежно. Чтобы предотвратить беду для всего племени (которое, допустим, строит город в топкой низине у реки), надо «смутить» - сломать шаблоны, нарушить интересы тех, кто уже обременён недвижимостью, доказать, что люди дураки, обвинять власти в бездействии, ошибках, обличать тех, кто сопротивляется переменам. Разумеется, это смерти подобно. Иисус упрекал представителей власти, что они побивали пророков, и предвидел собственную гибель. Однако он был одержим миссией донести до людей принципы мирного сосуществования, предотвратить демографический взрыв и блокировать механизмы самоуничтожения. Но его убили, причём вопреки воле официальных правителей, и воле народа, а лишь идя на поводу небольшой группы активистов (знакомое слово?) - там были агенты синедриона, клака крикунов и трусливые салаги — технические исполнители заказухи. Правда, затем у них были большие неприятности: и в Леванте, и в Средиземноморье, и по всей планете.

69. ГЕНИЙ ЭТО ЗЛОДЕЙ. Априорная ненависть к гениям вполне объяснима. Даже если это гений медицины или спасательной инженерии, его проницательность кажется отдельному человеку опасной. Он может разглядеть все грехи и преступления, сговор и предательство, и подобрать популярные слова для разоблачения, натравить толпу. Гений может манипулировать самыми сильными людьми. Кроме того гении дают какой-то группе огромные преференции, чтобы плодиться и процветать, угрожая завоевать соседние страны и устроить демографический взрыв в своей стране. Это плохо. Вот почему люди подсознательно убеждены, что гениев («умников») надо уничтожать. Способов уничтожения множество: закрывать (в тюрьму, в психушку, в контору, в шарашку), травить (алкоголем, лекарствами, спецсредствами, наркотиками), убивать напрямую (покушения так называемых «психов», спецагентов, конкурентов, натравливание толпы на Грибоедова, расстрельная банда, палачи и т. д.), а также подвергать психологическому умерщвлению, травле, провоцированию, character assassination по традициям социума и эпохи. Социально-психологическому убийству подвергся А.С. Пушкин: его обложили долгами и спровоцировали на делинквентные действия. А вообще-то он был очень конформным аристократом, более того, возводил в культ нормы и законы.

70. ГЕНИЙ И ЗЛОДЕЙСТВО. В нормальных условиях гений и злодейство несовместимы. Выдающийся интеллектуал неизбежно имеет крупный мозг: мощную кору и лимбическую систему. Поэтому он мыслит очень широко, и осознаёт неблагоприятные последствия любого злодеяния. А лимбика наделяет его страстностью, то есть сильной эмпатией, способностью сострадать. Однако гения легко озлобить или некротизировать центры эмпатии наркотиками. Тогда он становится великим злодеем. Урбаниды, повинуясь m-стратегии, таких людей очень уважают и любят, несмотря на все страдания и злодеяния. В истории есть масса государственных руководителей и военачальников, действия которых привели к гибели тысяч и миллионов людей, и неисчислимым страданиям. Однако такие лица пользуются неизменным уважением, почитанием, память о них агрессивно охраняют веками. Их великое множество. Злодей может убить миллионы, но в его защиту прозвучит искреннее: «Он очень хорошо пел в застолье!» (Ежов). И начнётся демагогия, что преступления недоказаны, цифры фальсифицированы, а жертвы были достойны пыток и терзания. А всяких слабаков-добряков презирают и смешивают с грязью за любой грешок. Учёный медик открыл лекарство, спасшее миллион жизней, но ущипнул за юбку медсестру — долой, разорвать его в клочья! Такое происходит сплошь и рядом. Это вполне естественно для Homo urbanus, у которого нормальная для Homo sapiens умеренная r-стратегия воспроизводства (3-10 детей за одну жизнь) заменилась медленной К-стратегией (0-2 ребёнка) и мощной обратной m-стратегией (миллионы убийств ежегодно). Следует заметить, что все "тираны", которые организовали массовые смертоубийства, испытали в своей жизни мощнейшие психологические и физические травмы, в том числе советские лидеры. Например, В.И. Ленин был фактически живым мертвецом, которого неоднократно уничтожили: раздавили, унизили, застрелили, отравили, заразили, проткнули ножом и т.д. У него довольно трагичная биография. Неудивительно, что у Ленина преобладали деструктивные интенции.

71. ЯЗЫК МОЙ — ВРАГ МОЙ. Главным оружием урбанид стало не копьё, а Логос, слово. С помощью слова они убивают больше всего людей и животных. Боевой приказ, указ, закон, приговор. Дерзкое слово, проклятье, обличение. Урбаниды воюют словами. Отчасти поэтому на заре цивилизации произошла мощная дисперсия речи. Племена стали вести энергичную работу, чтобы сделать свою речь непохожей на соседей. У языка появилась не сближающая, а дистанцирующая функция. В Библии этот феномен иллюстрирует притча про Вавилонское смешение. В русском языке неслучайно стали использовать странное слово «столпотворение», где явственно слышится «толпа», а не строительство башни. Самое суровое, неадекватно суровое наказание в современном мире налагается за Слово. По закону, корпус деликти составляют такие слова, как вербальное выражение измены, неуважения к представителям власти, бранные публичные оскорбления, оглашение государственной тайны, передача секретов, а также распространение информации, которую по каким-либо причинам запретили или запретят постфактум. А если не по закону — человека могут искалечить и убить только за дерзкое слово, за то, что сказал правду, за то, что разоблачил паразита, вора или убийцу. Высказывание нелицеприятной правды вызывает у урбанид всплеск ненависти, моментальное стремление уничтожить оппонента. Одним дерзким словом можно нажить себе «смертного врага». То есть в современном мире некий гражданин будет добиваться смерти другого гражданина - даже на расстоянии, будучи незнаком, не испытав никаких материального ущерба, только на основе собственной обиды, раздражения от понимания смысла сказанной фразы. Таких фактов много. Например, профессор Колумбийского университета и лауреат Нобелевской премии Орхан Памук был атакован турецкими властями за некую фразу, оглашающую абстрактные статистические факты массовых убийств столетней давности. Его явно намеревались схватить и добиться «случайной» гибели в тюрьме. Британский гражданин, лауреат Букеровской премии Салман Рушди за свои тексты подвергся атаке иранской теократии с призывом убить автора. Бороться с такими массовыми системами одиночке невозможно. Убьют обязательно, хотя бы раздавят как личность. А причина — текст, иносказательный и нераспорядительный, а лишь констатирующий. Военные приказы, государственные распоряжения и приговоры такой массированной атаки за собой не влекут.

72. НАКАЗАНИЕ ЗА НЕУВАЖЕНИЕ. Вербальное оскорбление считается наиболее уязвляющим фактором в умвёльте Homo urbanus. Здесь сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, возник целый культ уважения личности, де-юре и де-факто. Если человек виноват, и жертва начнёт его ругать, обвиняемый может моментально переложить вину на оппонента неотразимым контр-аргументом: «Вы почему на меня кричите? Вы почему оскорбляете? Как вы смеете говорить таким тоном? Вы мне угрожаете? Вы почему говорите публично про меня такие вещи? Это неправда! Вы распускаете порочащие слухи! Схватить его! Убить его!» Так поступают урбаниды даже самого низкого ранга. "За базар ответишь" - за вербальный "наезд" полагается убивать в тюрьме, где скапливаются индивиды низшего социального ранга. Почему-то они ощущают себя вправе атаковать обидчика и убить его - только за то, что тот дерзко с ним заговорил. Например, чахлый юнец-коротышка, иноверец, без гражданства, которого посадили в тюрьму за изнасилование русской несовершеннолетней девушки, может ринуться на заслуженного, пожилого и русского человека и предпринять попытку убийства, если тот скажет ему в лицо, кем он является и чего стоит. Такие эксперименты можно провести в местах заключения. Но они отлично работают и на воле, только там ранг адресата повыше. Например, автовладелец, виновный в нарушении ПДД. С ним надо общаться любезно, даже заискивающе, униженно умолять его убрать машину с тротуара или не давить людей. А что если человек имеет высокий и наивысший социальный ранг? Например, возглавляет структуру, противодействующую преступлениями в высших эшелонах власти, за борьбу с коррупцией? Я проводил эксперименты такого рода, и они окончились плачевно. Лишь редкая изворотливость позволила мне остаться в живых.

73. ОПАСНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. В настоящее время я провожу исследование ангажированности комментеров на одном из популярных развлекательных ресурсов. Я подсчитываю и учитываю активность различных «троллей, кремлеботов, дебилов, агентов стратегического врага», а также провокаторов. Я изучил некие закономерности, которые позволяют моментально превратить во врага любого пользователя Сети — одним комментарием, причём в самых корректных выражениях. Если ты скажешь ПРАВДУ, то адресат моментально проникается к тебе ненавистью и вынашивает планы добраться до тебя в реале и убить, изувечить, лишить имущества. Или хотя бы контратаковать на словах, отбрехаться. Такая деятельность не ощущается противоправной, ведь месть за оскорбление кажется законной, этичной. В этих исследованиях за последние дни я зашёл весьма далеко и стал высказываться прямо и дерзко. Поэтому высока вероятность того, что меня устранят в самое ближайшее время. Предлог может быть самый благовидный, официальный, и сопровождаться публичным шельмованием и character assassination. Возможен и вариант тихого устранения, когда я просто исчезну или умру от скоропостижной болезни. Существуют тысячи методов такой ликвидации. Поскольку я занимаюсь вербальной реабилитацией, а в дальнейшем планирую продолжить зарабатывать публикациями, я активно работаю в Сети. И признаком того, что меня устранили из личной мести или по политическим мотивам, будет прекращение опубликования в Сети материалов от моего имени — и в характерном для меня стиле.

Это очень интересный социальный эксперимент, у которого только один минус: отсутствие какой-либо новизны. Такие опыты, закончившиеся гибелью исследователя или практика, в истории уже проводились - тысячи и миллионы раз. Тем не менее, я всё же надеюсь успеть доработать концепцию общей антропологии, рассмотреть этиологию, онтологию и прогностику феномена человека на современном этапе, и разработать теоретические и прикладные основания для устойчивого существования антропосферы.

Продолжение следует.
Tags: общая антропология, тэта-онтология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments