antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

Гиперпопуляция и универсальные механизмы самоуничтожения — 4

Начало текста здесь
Часть первая
Часть вторая
Часть третья

0. Тэта-онтология (onthology) изучает тёмные стороны жизни. В данном посте изучаются аспекты тёмной экзистенции человека, когда он пребывает в ловушке, тюрьме, пещере, насильственно замкнутом помещении. Данный инструмент стал использоваться для уничтожения человека, личности, а в ХХ веке - для гуманитарной дератизации. Я рассматриваю отдельные аспекты этого феномена в виде теоретических тезисов, не подкрепляя примерами. Можно подобрать и примеры, и доказательства, и факты, но тогда текст разрастается, как книги Эдуарда Тайлора. Кроме того, в этом нет никакого прока. По общей антропологии написаны многие тысячи книг, где теоретические выкладки иллюстрируются сотнями примеров, но они совершенно не цитируются академическими специалистами. Здесь приведены не фантазии, а экспертные экстраполяции и умозаключения, основанные на знании тысяч источников и наблюдениях миллионов объектов. А бывают научные сообщения, основанные на исследовании единичного объекта и сотне наблюдений, куда более абсурдные и фантастичные, но постулирующие свою валидность на века. Поэтому стараться и что-то доказывать не имеет смысла, тем более забесплатно. Это ничтожная доля того, что мне известно, поэтому оберегать ноу-хау смысла нет. Буду печатать в порядке реабилитации. Кому надо, тот поймёт. Sapienti sat.

39. ЛОВЧИЕ ЯМЫ. Практика закрывать человека в могильную пещеру возникла в древности. Очевидно у этого метода было несколько прообразов из практической жизни. Люди ловили животных в ямы-ловушки. Также чтобы не оставлять младенцев без контроля при напряжённой трудовой деятельности, их помещали стоймя в деревянный короб либо просто яму, выстланную шкурами. Умеющий ходить младенец имел в такой ловушке негативные переживания. А если он в силу каких-то причин оказывался брошенным, то был обречён на большие страдания и гибель. Всё это сохранялось в подсознании и вызывало стресс замкнутого пространства. Как известно, многие аборигены в замкнутом пространстве (схваченные и запертые в тюрьму или просто сарай) быстро умирали. «Смертная тоска» сапиенса в закрытом пространстве, вероятно, связана и с перинатальными переживаниями. После начала схваток и отхождения вод плод чувствует себя плохо, а после отслоения плаценты и в ходе изгнания из матки фактически умирает без возможности газообмена. Средний новорождённый не начинает дышать без реанимационных действий. Однако предсмертные переживания мобилизуют ЦНС, меняют сознание и зачастую наделяют человека экстраординарными способностями. Поэтому сапиенсы «иммунизировали смертью» детей во время обряда инициации.

40. СМЕРТЬ РАДИ ЖИЗНИ. Инициация сходна с прививкой ослабленным вирусом оспы. Это иммунизация смертью. Она имеет и сходную физиологическую природу. Меняется баланс сложных систем биорегуляции организма, куда входит и иммунитет. Организм концентрирует силы только на важных гиперстимулах, игнорируя маловажные, и тем самым экономит ресурсы и действует более эффективно, становится резистентным. При обряде инициации, во-первых, осуществляются действия, близкие к смертоносным. Подросток думает, что это шутка, но в какой-то момент понимает, что сейчас действительно погибнет. Включается Bios выживания, пробуждаются архаичные инстинкты, выделяются динорфины и гормоны эустресса. Во-вторых, сакральная атмосфера обряда позволяет ему относиться к ситуации более серьёзно и задействовать интегративные процессы в ЦНС и организме, которые работают при магическом мышлении и трансовом состоянии. Выживший и оправившийся после обряда подросток приобретал особую, недетскую силу. Часть инициируемых получала физическую и психическую травму или погибала, но это была оправданная мера депопуляции.

41. ТЮРЕМНОЕ ГОСУДАРСТВО. Поздние урбаниды отказались от мистического обряда инициации, но заменили его различными псевдо-испытаниями и тюремным заключением. Люди давно смекнули, что те, кто побывал под завалом, в естественной или искусственной ловушке и спасся, обретали способности шамана. Поэтому такой шаман желал и другим пройти данное испытание. Гениальный исследователь гештальт-психологии Сальвадор Дали писал о двух главных правилах жизни: «1. Постараться как можно раньше отсидеть в тюрьме. Это было своевременно исполнено. 2. Найти способ без особых трудов стать мультимиллионером. И это тоже было выполнено». Это не шутка. Заключение сильно травмирует душу, но и избавляет от многих страхов и научает видеть жизнь в правильном свете (хотя и аномально с точки зрения ботвы). Если же прошедшие через тюрьму захватывали власть в какой-либо суверенной, независимой социальной системе или государстве, они создавали массовые системы лишения свободы, аномальный сдвиг в сторону тюремного и казарменного быта, тотальное ограничение прав и свобод граждан. Таких суверенных государственных образований было немало, порядка 10^2. По-видимому, именно этот признак лежит в основе специфики термина «тоталитарный», когда говорят о тоталитарном строе, государстве или секте. Там осуществляется очень много актов запирания в тесном пространстве, где человек испытывает ощущение заживо погребённого. Здесь можно даже предложить какой-то числовой порог. По-видимому, если в социальной системе число актов лишения свободы превышает миллион, социум начинает испытывать депрессию, ощущение политического насилия. Если же социальное образование жестокое, военизированное, малокомфортное, многие гибнут от ран и насилия, однако тюрьмы нет, оно оставляет о себе позитивную память как «вольница». Таковых было множество — как вне закона (разобойничьи, бандитские), так и законные (казачьи, запорожские).

42. КЛЕТКИ В СТОЙБИЩЕ. Заточение в ловушку — мера контроля над живым существом, которое использовал сапиенс ещё в палеолите. Он запирал весьма крупных зверей, и они становились смирными. Такие факты известны для мегатериев в Америке. Но очевидно и другие сапиенсы додумывались до этого. В стойбищах было множество садков, плетёных клеток, ям, привязей, где содержались животные, которых могли использовать для самых разных целей — гастрономических, игровых, исследовательских, технических. В основном этим занимались несовершеннолетние, не имеющие своих детей. Практика стойбищных вивариев прекрасно известна, описана у аборигенов. Например, айны держали медведя. В этом был козырный интерес. На побережье, где жили айны, много медведей. Они разоряют всё, их надо отпугивать. Эту функцию выполняли черепа, шкуры в святилище на краю деревни и запертый в клетке медвежонок. Бродячий медведь приходил в такой же ужас, как мы, набредя на жилище людоеда, и ретировался.

43. ДЕТКИ В КЛЕТКЕ. Палеолитический виварий стал фундаментом для более систематического одомашнивания в неолите и железном веке. Атавизм данной традиции в индустриальную эпоху — острый интерес современных детей к зоопаркам, домашним животным, жажда содержать самых разных анималий в неволе. Впрочем, в технозой этот инстинкт угашается за счёт конкуренции с электронными животными — гаджетами. Джеральд Даррелл прекрасно описал, как он делал временный зоопарк под открытым небом в африканской деревне, и как быстро животные привыкали и приручались. Когда он не смог везти животных заказчику и был вынужден выпустить их, добыча не убегала, а тянулась обратно в клетки. Очевидно такая же ситуация была и в становищах. Привыкшие животные свободно гуляли по становищу, водили дружбу с отдельными людьми. А тех детей, которые хулиганили, ранили собратьев, вполне могли запирать в клетку или сарай для животных, пока не перевоспитается. Почти всякий ребёнок получал болезненное обусловливание ограничением свободы, и боялся этого наказания. Такая практика бытовала и в деревнях, ничего сложного. Постепенно она перешла в феномен тюрьмы.

44. ПОДЗЕМЕЛЬЕ ГЕФЕСТА. Палеолит завершился не отказом от манипуляций с камнем, а перевод этой деятельности на космический уровень. Из камня стали делать не наконечники стрел, а гигантские циклопические рубила. Это островерхие сооружения — менгиры, мегалиты, пирамиды, шпили, стелы. А также горы. Красивые островерхие горы использовались человеком «в быту», как кремневый нож. С их помощью человек осуществлял ритуальные восхождения, гуманное умерщвление стариков, инициацию подростков, осмотр местности, сбор лекарственных растений и т. д. Островерхая гора, это обычно вулкан. Отдельно стоящие вулканы очень привлекали людей. От них много пользы. Там селились самые крутые люди-теоморфы, которые изучали геохимию, адаптивную физиологию, фармакогнозию, физику металлургии и т. д. Простые люди считали их богами. Древние вулканологи и альпинисты, то есть те, кто предпочитал жить в альпийском поясе, а не на саванновой равнине, укрывались в землянках (пещерах), что было чуждо равнинным людям. Они имели очень сильные ноги, тёплую одежду, уникальное снаряжение, неведомое равнинным профанам, знали множество секретов, были продвинутые, как нынешние туристы-альпинисты. Там шёл отбор — выживали самые сильные. Архаичные альпинисты соблюдали тайну и изоляцию, то есть были эзотеричны. Во время засухи, сильнейшей жары, люди поднимались на вулканы к водоносным снегам, чтобы спастись. Их спасали и вели «боги, спустившиеся с небес». Отсюда парадоксальные мифы, что боги живут на заснеженной вершине Олимпа и одновременно в подземелье Гефеста-Вулкана. И отсюда распространённые мифы о небесных спасителях. Именно в горах зародилось спасательное дело, как системная наука.

45. ТРОГЛОДИТЫ БЫЛИ АЛЬПИНИСТАМИ. Влияние гор на эволюцию человека описывали многие антропологи, но эту концепцию спустили на тормозах, чтобы не пиарить горный туризм. Стали говорить, что древние люди, неандерталоиды и европейские сапиенсы, жили в пещерах. Это как фокусник отводит глаза. На самом деле они жили В ГОРАХ. Кое-где там встречались и пещеры. Но люди, разумеется, не сидели там, как кроты, а путешествовали по своим горным угодьям. И укрывались на ночлег где придётся — в пещере, землянке, палатке, кукуле, юрте, шалаше. Были такие активные люди, которые выравнивали стены пещер, вырубали ниши, и превращали их в квартиры. Они перешли в современность. В таких жилищах, вырезанных в скалах, горных породах, доныне живут миллионы людей по всему миру. Пещерная инициация перешла в традицию печёр — подземных монастырей, где люди укрывались ради духовной работы. Молодому это затворничество кажется безумием, но старый гений, измученный жизнью, желал бы именно такой участи.

46. ПЕЩЕРА БЫЛА СКИТОМ. Однако эта практика началась в каменном веке, и скорее всего охватывала гораздо больше людей. Сейчас анахоретов-затворников в пещерных монастырях и аскетических кельях — менее 1 промилле населения Земли. А в палеолите такой опыт имело более трети людей. Ещё один атавизм — спелеология, диггеры, любители лазить по катакомбам. В древности люди увлекались спелеологией гораздо сильнее, чем сейчас. В пещере можно было поживиться троглобионтами (летучие мыши, стрижи, рыба), найти хорошее минеральное сырьё. Очевидно, туда чаще лазили подростки, поскольку они мельче. И от них была польза для племени. Отверженные маргиналы уходили жить в известную им пещеру. Эта традиция перешла в современность. Именно потому, что европейские учёные наблюдали отверженных бомжей, живущих в катакомбах, каменоломнях, склепах, у них возник стереотип об отвратительном «пещерном человеке», грязном троглодите, невменяемом Homo ferus. Это полная глупость. Древние жители Европы были такими же цивильными, как швейцарские пастухи и спортсмены-туристы 19 века. Хотя встречались и неопрятные психопаты, но очень редко. Крупные пещеры в палеолите были редкостью, поэтому они становились ритуальными центрами, местом притяжения. В них кто-то дежурил, жгли костерок. Если пещеру не обогревать, она отсыревает, идёт выветривание, обвалы, осыпания. Поэтому скорее всего там обитали «смотрители», хранившие культурные традиции. В пещеры приводили детей для инициации. Для этой цели туда клали и кости людей, зверей. Это был своеобразный музей памяти и природы. Во время инициации подростки залезали как можно глубже, испытывали утробную смерть, возвращались в перинатальные матрицы, прикасались к черепам предков, о которых им много рассказывали чудесного. Это трансформировало психику, делало человека магом. Однако считать, что ВСЕ ДРЕВНИЕ люди были троглодитами, и не покидали смрадной норы, и жили рядом с трупами, это абсурд, наследие чёрного пиара против «варваров» и «дикарей».

47. ЗВЕРИНЫЕ ОБЕРЕГИ И ДУХИ. Запертые в пещере или дольмене подростки испытывали тоску по свободе и рисовали на стенах зверей. Дети (особенно мужского пола) вообще больше любят тероморфные, а не антропоморфные образы. А на стенах уже имелись образчики от прошлых обрядов. Возможно, они тренировали способность точно двигаться в полумраке, вслепую. Факт прохождения обряда часто фиксировался отпечатком руки. Таких изображений очень много. Во многих пещерах найдены захоронения зверей, массы костей. Вряд ли это случайный результат аллювиального сбрасывания. В небольших щелях под горой такие скопления действительно могут быть. Талые воды смывают трупы вниз. Но, разумеется, они не могли остаться без внимания вездесущих и любопытных охотников. И чутьистых сателлитов! Полагаю, во многих случаях люди специально носили кости в одно место, устраивая музей. В палеолите знание биоразнообразия и остеологии зверей и птиц было очень актуально. В пещерах «захоранивали» черепа пещерного медведя. Я полагаю, что и здесь они выполняли функцию музея, а также репеллента. Тогда было много медведей, а это проблема. Чтобы медведь не полез в пещеру людей, у входа раскладывали очищенные кости и черепа убитых зверей. Так выглядит логово крупного хищника. Медведь испытывал страх, думая, что здесь живут страшнейшие хищники, специализированные на медведя, и убегал, не беспокоил людей. Медведь соображает такие вещи. Пережиток этой традиции — развешивать черепа зверей вокруг становища, деревни. Чтобы их не сбрасывали и не растаскивали глумливые дети, черепа сакрализовывались, табуировались, как божества-хранители, обереги. Параллельно вырезались идолы из дерева. Они действовали как пугало для птиц. Они действительно оберегали поселение, отпугивая хищников и бродячих людей-одиночек. Увидев, что эти жители сумели убить страшных зверей, прохожий проникался уважением. Это и есть божества-хранители, лары и пенаты, духи местности. Почему «духи»? Возможно, потому что туда стаскивались кости животных, которые источали запах тления. Кадаверин долго выветривается и далеко чуется. Чистый кадаверин уже не привлекает зверей-трупоедов, слишком ядовитый. Зато он служит ориентиром. Родное стойбище можно найти по запаху в темноте, в сумерках. В древности люди очень активно использовали обоняние. То, что человек микросматик, это миф. Выросший на природе, человек прекрасно чует что к чему, где он находится, где вода или еда. Отсюда и «духи» местности. Например, амурские аборигены делали ловчие ямы с кольями, называемые «лудова», которые регулярно осматривали. Они находили по запаху заброшенные лудовы, где гниёт погибший зверь, и закапывали их. Но чужая лудова была для них не просто вонючая яма, а злой демон, вызывающий сакральную тревогу. Немудрено — в ней можно погибнуть.

48. ИНСТИНКТ ОСТЕОЛОГА. Первобытные люди были хорошими остеологами, потому что это очень практично. Надо знать скелет зверей, чтобы быстро убивать добычу, различать виды, предсказывать динамику движений, а также препарировать тушу, извлекать костный мозг, использовать кость для поделок. Пережиток - косторезное искусство. Крайне примитивные и убогие по виду чукчи вырезали изумительные композиции из кости. Зачем? Что за инстинкт? Полагаю, косторезный инстинкт помогал выжить ещё ранними гоминидами. В Южной Африке была обнаружена вполне достоверная "остеодонтокератическая" культура, которую сначала раскрутили как сенсацию, а затем замяли, чтобы переключиться на камни и двигаться дальше. Доказано, что костями манипулировали ещё австралопитеки. Это вполне логично. Во-первых, свежие кости могут быть источником питания. Там есть шмотки мяса, а внутри костный мозг. Его не могут достать даже хищники, обглодавшие тушу дочиста. А гоминиды разбивали кости камнями. Во-вторых, кости - это удобный инструмент. Там есть шилья, лопатки, дубинки. В-третьих, чего не учитывают формалисты, кости - это орудие устрашения. Лев понимает, что если двуногая обезьяна размахивает костями другого льва, а на шее у неё ожерелье из львиных клыков, лучше убраться подальше. Потому что это какой-то пожиратель львов. Высшие животные прекрасно понимают, что такое труп, убийство, и что объект, манипулирующий трупом, представляет опасность, как хищник и некрофаг. С помощью костей в своём арсенале ранние гоминиды повышали свой статус и вызывали уважение у обитателей своих экотопов. Это был фактор отбора.

49. КРАСОТА ЧЕРЕПА. В дальнейшем у Homo интерес к костям только усилился, обострился. Они манипулировали скелетами всяческих животных, включая морских моллюсков, рыб и т.д. Всё это создавало человеку репутацию космического могильщика. На поздних этапах стали активно манипулировать с трупами и костями людей. Появился огромный пласт погребальной культуры, в рамках которой осуществлялись наиболее трудоёмкие работы. Усыпальницы, гробницы, культовые танатологические (мемориальные) сооружения - это экстремум коллективных усилий: физических, технологических, интеллектуальных. Например, Микеланджело в поте лица творил свои шедевры, чтобы украсить именно гробницы, а не ресторан или детский сад. Главный ствол культуры - это воспевание смерти, трупа, умерщвления как бы врага в рамках военной победы или наказания преступника. По большому счёту можно утверждать, что людей стало так много, что запустился m-отбор, mortus-отбор. Когда устойчивость популяции обеспечивается не выживанием особей, а их убийством. Поэтому при виде человека у людей возникало желание взглянуть на его скелет, подержать в руках его череп. Однако это было технически сложно выполнить, поэтому данное стремление сублимировалось в культурологических продуктах. Вероятно, эта сублимация m-отбора в культуре стала реактивным фактором, выталкивающим Homo sapiens в другую фазу, санкционирующую массовое умерщвление себе подобных. Череп позднего сапиенса действительно кажется наиболее эстетичным среди всех млекопитающих - и одновременно волнующим, пугающим. Череп позднего сапиенса компактный, округлый, сглаженный, фронтальность его глазниц вызывает иллюзию соглядатая, а расположение зубов - пугающую улыбку. Он страшен и красив, как божество. Череп обожествлялся черезвычайно широко. Он устанавливался в "красном уголке" жилой территории, делали скульптурные изображения, в том числе феноменальной сложности. Череп рисовали, делали маски под череп, череп инкрустировали и реставрировали, перемывали, перезахоранивали. Со скелетами, и особенно с черепами много возились. В мифах его помещали в основу Земной Горы, например, Голгофы. Когда мы измеряли черепа на кафедре, там выделялся маленький аккуратный череп из Казахстана, кажется. Подросток. Вообще многие мои товарищи и знакомые подзуживали и просили меня украсть на кафедре череп. Это у них был шик. Но я не стал. Не хотелось держать в доме череп из захоронений. В разорённых скифских захоронениях валялись кости, я взял кое-какие мелочи, но затем и от них избавился. Потому что они источали Дух Костей, habal garmin разорённой могилы. Я его ощущаю, даже через тысячу лет. Меня практическая некромантия не привлекает. Хотя тот юный черепок я вертел в руках. Интересно было, как прорезаются зубы, зарастают швы и вообще идут ростовые процессы. Но на следующем занятии его уже не было - кто-то из моих одногруппников украл этот череп.

Продолжение следует.
Tags: общая антропология, тэта-онтология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments