antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Category:

Где у Пушкина сказано, что Онегин был безразличен к лесбиянкам?



ФИЛОСОФ: Я мыслю, следовательно существую! Я не мыслю, следовательно пропадаю! Пропадаю! Мыслю! Мыслю мне! Хоть одну мыслю! Ну дайте-ж мне хоть какую-нибудь здравую мыслю! Надо тему номера готовить, а ничего в голову не приходит.
ПУШКИН: Ладно. На тебе мыслю. Но только одну. За второй приходи, когда эту переваришь.


Не мысля гордый свет забавить,
Вниманье дружбы возлюбя,
Хотел бы я тебе представить
Залог достойнее тебя...


Интересно, что Декарт не говорил Cogito Ergo Sum. Он писал по-французски. Но как это звучало, я не знаю. Могу только копипастнуть. Я по-французски не маракую, и давно хотел перевести эпиграф к "Евгению Онегину". Зато Пушкин французский знал лучше всех в Империи. Даже лучше французов, живших в России.

Одно время я, как герменевт, стал пользоваться солипсической версией, что Пушкин написал "Евгения Онегина" специально для меня. Такой версией может пользоваться любой читатель любой эпохи. Потому что Пушкин об этом недвусмысленно написал в предисловии. В современных изданиях пишут аннотацию, кому оно адресовано, допустим "студентам медицинских специальностей и врачам общей практики". А у Пушкина сказано: "тебе" и "прими". То есть адресовано - мне. И я долго не утруждал себя проверить, какой же знак двести лет назад оставил мне Пушкин в этой аннотации, оформленной в виде квази-эпиграфа. Сохранял интригу. И сейчас решил это сделать.

О-ой... Я умер от смеха в болотах Сингапура... Лучше бы я этого не делал! Чуть не задохнулся, кроме шуток.


_______________________________________________
Представим себе, что какой-нибудь школьник решит проверить, как переводится эпиграф к "Евгению Онегину". Найти его не так просто. В топе Гугла висит ilibrary.ru - там "Онегин" вообще без предисловия. Затем ссылка на rvb.ru с правильным вариантом. Затем az.lib.ru, где пропущены все диакритические знаки, что считается грубой ошибкой. Затем идёт текст на сайте Образовака, предназначенный специально для школьников. Представим, что ученик выберет по этой причине именно Образоваку. И скопирует эпиграф, а затем вставит его в Гугл-Переводчик.

Современный школьник такого уровня пытливости вряд ли будет шокирован. Но у него будет повод хорошо поржать. Потому что он получит следующий текст:
---------------------
"У Петри тщеславия все еще была такая гордость, которую он признал с таким же безразличием к лесбиянкам, как плохие поступки, после чувства, возможно, превосходства. Из специального письма. "
---------------------
"Petri of vanity had still more of that kind of pride which he confessed with the same indifference to lesbians as bad deeds, following a feeling of perhaps superiority. From a special letter."
---------------------

Такой смехотворный перевод получается из-за того, что редактор Образоваки пропустил пробелы. (Не исключено, что это кто-то вроде собаки, Полиграф Шариков без образования, взятый по знакомству из подворотни.) В школе культивируется безошибочность, однако педагогические ресурсы в Сети ВСЕГДА делают ошибки. А Пушкин показал мне пример того, КАК ВАЖНО соблюдать точность даже в пробелах. С правильными пробелами звучит по-другому. Пушкин, разумеется, такие вещи видел насквозь.



Если же расставить пробелы, то перевод выглядит так.
-----------------------
Petrified with vanity, he had still more of that kind of pride which he confessed, with the same indifference, good as bad actions, following a feeling of perhaps imaginary superiority.
(From a particular letter.)

-----------------------
Окаменев от тщеславия, он испытывал еще больше гордости, которую он признавал, с тем же безразличием, что и плохие поступки, после ощущения, возможно, воображаемого превосходства.
(Из конкретного письма.)

-----------------------
Но это абсурдный перевод. Потому что Пушкин писал на языке двухсотлетней давности и на своём французском, которым владел лучше, чем русским. Правильный смысл разработан переводчиком-экспертом:

"Проникнутый тщеславием, он обладал ещё той особенной гордостью, которая побуждает признаваться с одинаковым равнодушием как в своих добрых, так и дурных поступках, — следствие чувства превосходства, быть может мнимого. Из частного письма (франц.)."

Заметим, что людей, которых можно характеризовать таким образом, очень немного. Такой человек будет считаться психопатом - социофобом и шизоидом. Мне неважно, как это переводится ПРАВИЛЬНО, в книжке. Мне важно, какой ЗНАК послал мне Пушкин силою своей магии Слова. Если кто-то думает, что он не знал, что мы будем пользоваться Сетью и Гуглом, надо прочесть самые последние строки. А точнее, прочитать ЗНАКИ.

Пушкин позабавил не гордый свет, а читателя. Партикулярное письмо - это неофициальное письмо лично мне. Это личное сопроводительное письмо читателю, каковым являюсь я - в своём микрокосме. Но это письмо не обычному, а особому читателю. Только тому, кто подходит под данную характеристику. Только он будет вчитываться и искать знаки, как патологический конспиролог и антрополог.

По всей видимости, главный читатель, которому Пушкин мысленно адресовал "Евгения Онегина", был тот человек, который интересовал и интриговал его больше всех остальных. Тот, кто был антропологом не по образованию, а по роду своих интересов. Тот, кто основал Кунсткамеру, ставшую в дальнейшем музеем антропологии, и покупал для этого дорогостоящие диковины. Поэтому книга начинается с личного обращения к нему, практически никак не зашифрованного. Это PETR I. Чтобы подчеркнуть явность обращения, там даже стоит апостроф. В русском языке это знак ударения, позволяющий перенести акцент с последней буквы и отделить её. Тысячи читателей, открывая книжку, недоумевали, при чём здесь Пётр Первый. Главным адресатом этого романа в стихах, воспевающего Град Петров лучше любого произведения своей эпохи, был Пётр Великий. Этот загадочный теоморф, подменный посланец талассократии, которого Пушкин стал пристально изучать последние годы жизни. Очевидно, умнейший человек империи А.С. Пушкин разгадал загадку этого великого мага морей. Который убил поэта в годовщину собственной смерти - но и обеспечил его восхождение. Без Петра Пушкин не снискал бы такой мистической славы, а остался бы одним из многих литераторов и историков, отставным титулярным советником, о котором уже говорили, что он исписался, вышел из моды и перестал волновать умы. Но и без Пушкина Пётр имел бы другую славу, другую историческую память.

Герменевтический круг замкнулся.
Tags: герменевтика, графомагия, псевдология, пушкинизм
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment