antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

Где искать автограф Бога?

0. Здесь наброски для себя, для памяти, ссылка на интервью крупных лидеров мнений. Текст не адресован публике и не будет редактироваться.

Старые люди, которые много мудрствовали, обычно говорят умные вещи. Но что это за умные вещи - порой очень непросто понять. Для этого нужна большая работа ума. Надо тоже быть исключительно умным. А не таким олигофреном, как, например, я.



При всём при этом, большие теоретики часто говорят великие глупости, совершенно не работающие на практике. Как с этим разобраться? Как отделить умные откровения мудрецов от их глупых ошибок? Никак. Ума не хватит.

Не знаю, что подразумевают под словом "атеист" Познер и Радзинский, эти потомственные галахисты-талмудисты. Многие люди путают понятия атеист и антиклерикал. А это разные вещи.

Облигатный атеист - это как ампутант, инвалид. Он пользуется костылями суеверий, деизма, анимизма и наукообразного пантеизма. Аналогично этому незрячий с рождения человек не верит в полутона и живопись. Он только может узнать про это со слов других людей. Он знает, но не верит. Особенно если зрячие его часто обманывают, унижают, издеваются. Глухой человек может воспринимать сильный звук и вибрации, но не ушами. Если глухонемого дразнить, он бесится, нападает. Точно так же воинствующий атеист. Он догадывается о существовании тонкого мира, потому что много слышал про это из разных источников. Но сам он не чувствует. У него разрушен каузальный анализатор, обеспечивающий интегративное восприятие. Тонкий мир требует, чтобы анализатор был тоже тонкий, но мощный. Это не всем дано. У многих он сломан из-за неправильной эксплуатации или перегрузок.


Каузальный анализатор легко могут сломать стрессы, супрессия, разочарование, обрушение ценностей, осознание безнадёжности. Если человек заперт в каменный карцер, ему не до магии. Он не может управлять событиями никоим образом. Сначала он по привычке или инстинкту начинает молить и призывать бога. Потому что ребёнок в беде зовёт мать автоматически, за счёт инстинкта веры в то, что она придёт и спасёт его. Но никто не приходит. Бог в образе человека не приходит спасти его. Бог в образе зверя, света, вулкана, молнии - никто не приходит. Рядом с ним только божество Преисподней - Дьявол. Но поклоняться ему трудно. Надо извратить собственную природу. Это требует долгих лет упорной работы. Поэтому большинство в такой ситуации просто опустошаются. Инстинкт веры перегорает. Бог не помогает, значит Его нет. Это правильно. В Преисподней никакого Бога нет. Ему там не место.

Большинство воинствующих атеистов прошли через испытание карцером, когда развивается глубокая ненависть и разочарование к символу иррационального ожидания спасения. Некоторые были заперты в карцер в сознательном возрасте. Некоторых бросили в детстве, где они испытали глубину отчаяния, и нейропсихологические контуры веры выгорели. Некоторые воинствующие атеисты отрицают присутствие одухотворённого и персонифицированного начала в мироздании не из-за слепоты, а по другим резонам. Например, страха и ненависти. Разберём пример.

Дети остались одни, мальчик разбил дорогую посуду и спрятал осколки. Младшая сестра говорит, что мать придёт и всыпет ему. Мальчик кричит, что мать не придёт, что её больше нет. Сестра в слёзы, пугается, спорит с ним. Мальчик доказывает, настаивает, придумывает историю. Показывает телеграмму, где сказано о смерти. Девочка ещё не умеет читать, и вынуждена поверить. Девочка рыдает, горе её безгранично. Мальчик мрачнее тучи, но стоит на своём. Теперь для него это вопрос жизни и смерти.

Далее могут возникнуть вопросы. Почему матери нет дома? Придёт ли она? Какую телеграмму показывал брат? Возможно ли, что мать и вправду умерла, погибла, арестована? Или просто уехала на пару дней? Сбежала? Убита? Оказалась в больнице? Или мать вечером придёт с работы живая и здоровая, и накажет брехуна, добиваясь раскаяния? А он упрётся, потому что в тупике? И скандал дойдёт до вершины, когда мальчик начнёт крушить дом, нападёт на сестру с ножом? Или пырнёт мать в живот? И тогда мать станет мёртвой? Сбудется пророчество мальчика? Он сам добился, чтобы оно сбылось? Или это дьявол наколдовал? Мальчика увезёт полиция, ювенальная служба, психиатр. И он попадёт навеки в застенки: психушка, малолетка, интернат, зона, интернат. Он будет знать, что продал душу Дьяволу, поэтому теперь находится в аду. А в зоне он превратится в верующего, будет вымаливать прощение у Бога и Богоматери, вспоминать свою мать. Возможно ли такое развитие событий? В принципе, да.

Атеизм, теизм, клерикализм - это тонкий вопрос. За ними обычно стоит не равнодушное принятие, а большая драма, большие преступления, психотизирующие факторы. Главное из этих преступлений - убийство бога в самом себе. На втором месте - убийство Демиурга. Далее со всеми остановками.

Антиклерикал, это несколько иное. Это человек, который испытал травмирующие и деформирующие влияния со стороны работников религиозных структур, фанатиков, психопатов, криминальных агентов с религиозной атрибутикой, сектантов, экстремистов, распространителей ПАВ, суггесторов и т.д. Здесь может влиять множество факторов. Отталкивающее равнодушие, цинизм, вульгарность служащих, пребывающих в религиозных сооружениях и облачённых в униформу. Грубый отказ или скользкое увиливание от вопросов и проблем. Домогательства материального или телесного характера. Двуличие и двойственность образа жизни. Травмирующий опыт ассоциации религиозных обрядов со смертью, лишениями. Невнятность учения, обфускация, обилие стеганографических и агнотологических элементов в сакральных текстах, Священном Писании и Предании. Отсутствие герменевтики и закрытость религиозного знания. Ослепление души за счёт урбанизации. Антиклерикальная, антирелигиозная пропаганда. Межэтническая и межгосударственная рознь. Околонаучное образование.

Религиозное знание, даже само слово "Бог" вызывает нервную реакцию. Психотическая реакция - это форма сопротивления, уклонения от стрессового воздействия. В доме повешенного не разговаривают про верёвку. Особенно если событию поспособствовали родные и близкие. Если убийца скрывает преступление, он злится и нервничает при расспросах вокруг да около. Пациент закрытой психбольницы страшно нервничает, когда ему прямо говорят, что он сумасшедший, называют диагноз. Они обычно отрицают наличие заболевания, агрессивно отвергают критичность и объективный анализ. Больше всего мы ненавидим тех людей, которым причинили зло. Это адаптивная реакция. Сапиентоиды отличаются экстремальной мстительностью и смертоносностью, поэтому был веский резон опасаться оскорблённого человека. Его окружали ненавистью с целью подавить, перевести оскорбление в обиду, подавленность, чувство вины и долга. Искалеченный или уродливый человек злится, когда его дразнят, и априори ожидает, что вызовет отвращение. Это механизм. Религиозная тема также вызывает реакцию невротическую, психотическую, агрессивную, псевдологическую - отчасти потому, что она озвучивает, вербализует наличие грехов, преступлений, пороков, поводов для мщения, и всего того, что замалчивается в силу неблагополучия.

Религиозное знание такое же закрытое, как математика. Логику доказательства теорем невозможно уловить, если не знать смысла специфических символов, а также последовательность шагов. Часто публикуются сокращённые доказательства, где опущены промежуточные шаги. Считается, что читатель подготовлен настолько, что способен додуматься, ему не надо "разжёвывать". Но большинство читателей не понимают даже первых шагов, поэтому перестают воспринимать всё содержание. Подавляющее большинство студентов, сдающих математические предметы, опираются на фотографическую память, а не логику. Это мнемофиксация, а не тренинг мышления.

Вот и отлично! Не надо лезть в математику. Это не для средних умов. Тут нужна серьёзная подготовка. Однако и религия - это такое же герметичное, эзотерическое (а не экзотерическое) знание. Оно изначально предназначалось лишь для избранных, которые прошли большой путь воина духа, тяжкие испытания, и проявили чуткость сердца, мощь интуиции и силу интеллекта. Это факт: чтобы постичь истину, надо обладать мощным интеллектом. Но и религиозное знание содержит истину, просто устаревшим языком и в обстоятельствах, которые отошли в далёкое прошлое. Мир изменился, поэтому современной религией стала наука. А древней наукой была религия. В свои времена она давала много практических и теоретических истин, которые удовлетворяли людей. Но давала не всем, а заслужившим это знание - мастерам управления, первой помощи, коммуникации, экологии. Обычные люди довольствовались небольшой экзотерической надстройкой, которая оформлялась как мифы, притчи, сакральные нарративы. Значительная часть этих нарративов предназначалась для детей, поскольку религиозные истины усваиваются в раннем возрасте. Поэтому они имели формат сказки, легенды, с адекватной драматургией.

Но зрелому мыслителю нужен другой формат. Надстройка сакральных текстов так же отдалена от фундаментального знания истины, как учебник или научно-популярная статья - от протоколов экспериментов, отчётов лаборатории НИИ и статьи в специальном журнале по физике. Читателю кажется, что он проделал большую работу, проштудировав учебник. Или узнал тайны науки из обзорной статьи. На самом деле он бесконечно далёк от знания того, что происходит в лаборатории, каков бэкграунд, и ничего не поймёт в профессиональных записях.

В определённый исторический момент возник конфликт интересов, который привёл к тому, что носители герметичного знания были допрошены с пристрастием, их показания проверены и записаны, зафиксированы в виде рукописей, которые строго запрещалось изменять. Потому что это были научно-этнологические и одновременно судебные документы. Эти материалы с большим трудом упорядочили гедеоны - люди с мощным интеллектом, которые умели обрабатывать архивы, знали множество языков, наречий, разбирались в письменах, угадывали недосказанное. Далее произошла утечка - эти материалы были подшиты и стали размножаться. Занимались этим талассократы, потомки финикийцев, в основном папирусные магнаты из Гибла.

Большой беды в этом не было, потому что переписать то, что сегодня называют "Библия" - колоссальный труд. Если дать современному человеку стило, чернила, папирус, масляную лампу, циновку и потребовать переписать Библию, он не справится. Ему придётся работать годами, потому что нет умения, здоровья и мотиваций. Никаких авторучек, компьютеров, формата А4, офисного оборудования, кондиционера и кулера. Хижина, комары, циновка, чернила. Никаких очков. Писать только большими буквами на свитке, напоминающем рулон обоев. Или на огромных листах пергамента, фолианты, где нельзя испортить ни одного листа помарками, ошибками, повторами. Пусть покупает папирус и пергамент за свои деньги. Пергамент долго хранится. Каждый лист дорогой, как кожаная куртка. Хорошие долговечные чернила тоже были дороги. Пусть переписывает всё, без единой ошибки.

Понадобятся годы труда. А кто будет его оплачивать? Кто будет содержать писца? Проверять качество, обучать, награждать? Это проблема менеджмента, и немалая. Поэтому то, что сейчас профаны называют "Библией", имело совершенно другой вид.

Беда пришла, когда появились печатные станки и бесплатные книги. Современные люди Люди двадцатого века избалованы тем, что им в руки бесплатно попал аккуратный томик, где на уникально тонкой и прочной бумаге пропечатан тщательно выверенный текст с компактным расположением, пронумерованный, упорядоченный, в общем, сделанный с применением лучших издательских технологий. А во времена оны это был огромный архив, ворохи потрёпанных свитков и больших тетрадей. Пергамент толстый, поэтому сшивали большие листы. Как их таскать, где хранить? Как разобраться, где что? Как узнать смысл? Ведь языки меняются, везде свои наречия, нацарапанный текст непонятен. Эта сложность защищала библейские тексты от профанов. Отдельные книги вовсе не составляли единый том.

Герметичность обусловлена не благими намерениями или чванством, а скрытностью, опасностью. Тексты, которые ныне подшиты в единый файл "Библия", содержали грандиозный компромат. Для того времени они с неумолимой точностью раскрывали конкретные преступления конкретных высокопоставленных людей. А в то время повсеместно бытовала вендетта, кровная месть, государственная месть без срока давности, наказание детей за грехи отцов. Кроме того умный человек сразу видел аналогии, и понимал, что те же механизмы должны действовать и в его собственном социуме. Поэтому обнародовать эти истории было чрезвычайно опасно.

Чтобы сделать Библию открытой широкой публике, понадобилось для начала охолостить родовую память. Сделать так, чтобы люди забыли свой род. В дописьменную эпоху, как ни странно, люди помнили очень много поколений своих предков. Книги и телесериалы отсутствовали, поэтому детей развлекали и обучали тем, что рассказывали истории о своих родственниках, далёких и близких предках. Они прекрасно запоминались. Чтобы истребить эту традицию, пришлось применить множество эффективных методов. Внесемейное обучение, альтернативная беллетристика, массовая культура, перемешивание населения, запугивание, осквернение рода, презрение к старому и т.д. Там шло по нарастающей. В итоге современные люди с трудом представляют себе биографию даже собственных родителей, не зная многие детали их реальной жизни. А поколение минус пять уже кажется совершенно неизвестным. В древности же этому уделялось много внимания.

Следующий шаг - изобретение роботов книгопечатания. Механическая печать в значительной мере истребила магический дух, заключённый в сакральных рукописях. Появление печатей и штампов вообще механизировало и анонимизировало процесс управления, сделав возможным многие массовые преступления за счёт стирания личной ответственности. Культурная надстройка психики испытывает дефицит этой магической связи между автором и читателем, который пытается восполнить, неадекватно высоко оценивая автографы великих людей. Сакрализация письменности и книги заменила первобытную сакральность автографа, буквального следа от руки.

Люди электронной эпохи подверглись тройственному отлучению от сакрального знания. Теперь робот не только доносит до них сведения, но и мыслит за них, принимает решения, создаёт иллюзию информационного власти. У них атрофируются многие адаптивные качества, в том числе магическое мышление. Но техносфера внушает людям, что от этого они стали сильнее. Это как утешать ребёнка-калеку, что он сильнее папы, дяди и самого короля.

Имеется ли где-нибудь автограф Демиурга? Есть ли где-то знаки, которые собственноручно начертала та личность, которую ныне именуют богом, божеством? Сохранился ли такой след в каменных скрижалях, наскальной живописи или в тех символах, которые копируются людьми тысячи лет? Надо бы поискать. Я пока не искал. Завтра поищу. Или послезавтра. Или лучше - после завтрака. Благодарение Небу, у меня сегодня великолепная балканская чорба с оливками. Вечером приготовил, а сейчас она как раз настоялась.
Tags: общая антропология, сакральные тексты, философия и методология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments