antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

почему актёры отказываются от предложенных ролей?

Пока не знаю. Ничего не приходит в голову. Но можно хотя бы сделать набросок основных проблем. Возможно, наметятся и гипотетические факторы.

1. Всякий юнец или юница мечтают сняться в кино. Обладатель хорошей фактуры тратит грандиозные усилия, чтобы поступить на актёрский факультет. Там он проходит школу перевоплощения, разыгрывая самые разные роли. Затем он мечтает, чтобы его приглашали режиссёры на любую роль, лучше поглавнее и постраннее. Таким образом у актёра есть острая мотивация сниматься в кинокартинах. Далее начинаются странности.

2. Очень многие режиссёры заявляют, что приложили огромные усилия, дабы уговорить того или иного актёра сняться в данной роли. Дескать, актёр не хотел читать сценарий, а когда захотел - выкинул его в мусор, долго сомневался, прятался, срывал пробы, нарушал дисциплину, у него происходили какие-то альтернативные события, не позволяющие принять участие в данной картине, актёр намеренно ходил по кабакам и ввязывался в драки, чтобы ему сломали нос перед важной ролью, уходил в запой и ссорился с начальством. Это интригует.

3. Многие актёры заявляют, что отказывались от роли, а потом жалели. Что всю жизнь мечтали сыграть Гамлета или только Джульетту, больше никого. Это ещё более странно. У актёра есть фактура, амплуа, имидж. А режиссёр и гримёр могут этот имидж деформировать до неузнаваемости. Над ролью можно работать долго и коллективно, исправляя ошибки и используя дублёров. Многие роли озвучены, переозвучены, скомбинированы, смоделированы, там обман на обмане. Неважно - фильм прогремел. Разнообразие ролей и перевоплощение создаёт актёру творческий челлендж, а двадцать лет подряд играть Гамлета - разрушает. И потом, при чём здесь Гамлет? Нагромождение текста и фабула пыльных веков. В какой блокбастер или спектакль его засунешь без обрезания? (sic!) Для актёра профессионально важно не сыграть конкретного персонажа, а решить разнообразные задачи самовыражения, выразительности, интерпретации, воплотить персонаж, но не утратить индивидуальности. Это стратегическая задача. Актёру должна быть мила любая роль. Разыграть самую тупую, никчемную, отрицательную роль так, чтобы её запомнили, заговорили, задумались - это такой же профессиональный азарт, как нераскрытая загадка для учёного. Или как происки недобитого диссидента для назначенного ему в пару топтуна. Это челлендж, это интересно! Есть, чем похвастать перед коллегами! И оправдать заработок. Ведь тактическая задача актёра - заработать деньги и репутацию среди профессионалов, а не среди зрителей. Съёмочный процесс организуют не зрители, а кинопродюсеры. Кастинг и режиссуру делают не зрители, а профессионалы. Надо понравиться не толпе, а специалистам.

4. Тем не менее наблюдается загадочная гуманитарно-психологическая нестыковка интересов съёмочной группы и претендентов на главную роль.

Почти в каждой истории популярнейшего фильма звучит легенда о том, что якобы люди соглашались на роли неохотно, или им сначала отказали, а затем вызванивали, уговаривали, или какие-то третьи лица хором убеждали режиссёра взять такую красивую девочку, или дедушку, или детинушку, которые подходят лучше всех. А когда режиссёр согласился, дедушка уже лежал в гробу, поэтому согласился на роль крайне нехотя, и вдобавок дулся, что не оценили красоту его седин. А девочка к тому времени уже растолстела и постарела, и пришлось сажать её на диету и перекрашивать косички. В кино обязательно перекрашивают хайр. Седых - в чёрный, брюнетов - в цвет пакли. Вероятно, чтобы поднять смету за работу гримёров. Во всём этом ощущается какой-то абсурд менеджмента и непрофессионализм постановочной работы. Классная команда способна сделать хороший фильм буквально из ничего: гибкий сценарий, случайные артисты, отсутствие звёзд, минимум антуража. Но может, в этом абсурде как раз и заключается высший профессионализм.

5. Данную проблему обуславливают какие-то факторы, параметры, мне совершенно не известные. Чёрный ящик. Когда феноменология достоверно неизвестна, остаётся выдвигать непротиворечивые предположения и модели. Гипотетически можно предполагать, что смуту вносят три главные компоненты.

1) Первая главная компонента - это теневые запретители-дементоры. Невозможно угадать, будут ли они довольны выбором, или зарубят уже сделанную работу на самом последнем этапе. Это может быть кто угодно: министр, худсовет, старший коллега, начальник студии, продюсер, его новая баба, клубок друзей, какая-нибудь контора "Рога и копыта", суперконтора "Щит и меч" или ЗАО "Проткнутая звезда", тролли-комментеры или руководители государства. Забазлать кинопроизводство может кто угодно. И артисту, и режиссёру приходится советоваться, а точнее, испрашивать высочайшего дозволения у целой группы экторов, многие из которых - не пришей кобыле хвост - собутыльник на переговорах.

Наличие влиятельной и неформальной референтной микрогруппы вносит серьёзный дисбаланс и непредсказуемость в процесс принятия профессиональных и производственных решений. По крайней мере, у русских. Надо просчитать последствия исполнения роли, которые непредсказуемы. За иную роль актёра могут ликвидировать: прецеденты били. То есть "были", оговорился. И просчитывать берутся как раз эти самые дементоры, профессионально владеющие методами деструкции любых предприятий. Данный фактор создаёт психотизированность и шизоидизирует поведение выборщиков. Избирателей? Нет. Отбиральщиков. Отбирателей. Отборщиков. Отбросчиков. Или просто отбросов? Бывает и такое.

2) Вторая компонента, это творческий пиар. Чтобы продвигать кинопродукцию, её надо снабдить легендами по всем правилам драматургии. Чтобы были перипетии, завязки и развязки, трагедии и счастливые концовки, катарсис и мораль. Над тем, чтобы окутать легендами киноведение, рождение фильмов, работу актёров, режиссёров и съёмочный процесс, ведётся такая же сценарная работа, как и над самим фильмом. Она даёт существенный вклад в маркетинг готовой продукции. Иногда грамотно распиаренный скандал добавляет больше 50% прибыли, ведь помимо кассовых сборов кино даёт много других бонусов. Поэтому "караваны историй" звучат так занимательно. Хотя жизнь среднего актёра не такая уж интересная: много кабинетной работы, чтение, анализ текстов, тренировки, закулисы, гримёрка, узкие коридоры, сцена, репетиции, съёмки, гостиницы, транспорт, бытовые проблемы дома, мало свободного времени и приватности, много труда тратится вхолостую. И поэтому воспринимать рассказы про кино желательно с изрядной долей научного скептицизма. По крайней мере, людям с научным мышлением.

3) Третья главная компонента, это... Не помню! Уже забыл. У меня а... а... Слово тоже забыл! Амнезия, вот. Погуглил и нашёл. Я амнестик. Инвалид. Мозг недостаточно кровожадный. Плохое кровоснабжение, последствия травм и стрессов. Слишком много крови выпили из меня различные кровопийцы. Голова пересохла, как Аральское море. Надо бы промочить горло. Иначе я не только ничего не соображаю, но и ничего не запоминаю. А вот ежели глотнуть живительной влаги из припасённого в холодильнике сосуда, то по собственным сосудам разливаются живительные конфабуляции, ароматизированные блаженным забвением. Никакой я не пьяница, просто нравится - и пью.

Древние приписывали божествам употребление двух напитков: ἀμβροσία придавала бессмертие, а νέκταρ убивал лишнюю божественность. Вообще-то люди не отдают себе отчёта, какое это счастье - когда имеющийся в наличии интеллектуал - незлопамятен, забывчив, лишён мстительности и настоящей навязчивости въедливого и вкрадчивого подлеца. Однако ему самому от этого приходится нелегко. Итак. Титаническим усилием я сейчас вспомнил, что хотел сказать. Но по какому поводу? Этого - не помню. Значит, не судьба! Нету у меня научного мышления, увы. Кончилось. Если что-то и было, то давно растворилось в дешёвом алкоголе и таблетированных растворителях мозга. Научное мышление умерло - осталась лишь наукообразная олигофрения. Которая, впрочем, тоже бывает продуктивной. Но лишь иногда.

Что-ж, придётся переключиться на что-нибудь другое! Отвлечься, как завещал академик Павлов. Хотя бы позавтракать. Я мало ем, однако ем я - много. То есть редко, но метко. За один присест съедаю целую кастрюлю густого хлёбова, которое заготовлено заранее. Мой вес уже достиг 150 килограммов. Я очень тучный. Полтора центнера злобы и тоски, которые ещё и шевелятся. Пришлось даже закрепить офисный стул металлической пластиной, ибо он треснул в трёх местах. Ходить я давно уже не могу. По миру перемещаюсь посредством телепортации. Умываюсь, сливая воду из батареи. Отбросы выкидываю в пакетах на балкон. Брюхо уже такое огромное, что не налезает никакая старая одежда. Приходится прикрывать тело простынями и одеялами. Шить я не способен, поэтому скрепил простыни прищепками, чтобы не спадали. На голову надеваю дырявую наволочку, потому что холодно и с потолка сыпется пыль. Сейчас я попробую сосредоточиться и телепортировать в тот угол пещеры, где у меня есть небольшой очаг и бочка с квашеной капустой, залитой рыбьим жиром. Я так питаюсь, это самое дешёвое и полезное блюдо. Поехал туда на своём офисном стуле...

Да-а... Я сейчас приготовил ля паста медитеррано под соусом сливочяно. Великолепно! Просто пьянящее чувство насыщения. Пищу я готовлю прекрасно, как Бог на душу положит. А не как слон на тушу наложит. Много пассерованных овощей, всё из экологичного сырья, которое я отбираю, как биолог. Я по национальности грек, поэтому готовлю средиземноморскую пищу: ля паста, ризотто, рататуй, чорба, тутти-фрутти. И вес у меня очень стабильный - 80 кг. Каждый день я делаю процедуры истинджа и упражнения стиля "пять зверей", особенно напирая на технику дракона. Движения ног моих обрели пугающую силу и быстроту. А поскольку у нас всюду хамство, я теперь боюсь не нападения, а кого-нибудь искалечить. Или сломать собственные кости о чью-нибудь паскудную харю. Прецеденты были. У меня слабая компакта, а набивать её нельзя из-за возраста и онкологии.

И никакой я не амнестик, напротив - помню всё, всех, вся, не помню только лишнюю туфту и переменчивые цифры. Вдобавок, посредством археологии души я припоминаю такое, что вы сами давно забыли или постарались забыть. И я вовсе не пьяница. Это был кинематографический обман. Я не употребляю никаких ПАВ, потому что они в данный момент не приносят мне психологических или физиологических благ, только симптомы отравления. Даже вместо чая завариваю альтернативные сборы.

Это и есть третья из главных компонент - психоактивные вещества. Мне они совершенно не нужны, потому что я осуществляю креативную работу за счёт психотехники. Мне нужно только, чтобы никто не долбил по башке, тогда я могу придумывать и решать проблемы с большой мощностью.

В течение последних двух веков творческие люди употребляли множество ПАВ, это медицинский факт. Во-первых, это никотин, этанол, кофеин, чайный теин, теобромин. Эти основные и легальные ПАВ употребляют практически все творческие работники, люди сферы искусства, да и люди науки, интеллигенты и проч. Во-вторых, это нейролептики и лекарственные препараты, влияющие на психику. Их вынуждены принимать очень многие, чтобы снять стресс, по совету врача или лучше частного знахаря, коих у сцены вьётся великое множество. В-третьих, это разнообразные психоделические и наркотические препараты. Работники шоу-бизнеса с горечью (и гордостью) признаются, что испытывали колоссальное давление со стороны распространителей всех вышеуказанных продуктов. Например, их спаивали на всевозможных коллективных трапезах. Избежать этого крайне сложно.

Если хочешь остаться трезвенником в среде так называемой творческой интеллигенции, приходится быть нелюдимым и изображать чудаческие ритуалы. Например, Георгий Вицин на съёмочной площадке демонстративно выполнял асаны йоги и промывал нос из чайничка, в чём не было никакой необходимости. Этим можно заниматься утром и вечером, а не на работе. Однако он формировал себе имидж сверх-чудака. Его амплуа и блестящая игра хлипких пьянчужек вызывали у людей желание выпить "с самим Вициным", а ему это совсем не улыбалось. Представляю, какие он испытывал сложности. Я предполагаю, что Ефим Шифрин тоже постоянно делает упор на свои спортивные занятия и культ культуризма, чтобы к нему поменьше тянулись с рюмкой. Потому что на сцене он эксплуатирует имидж персонажа пьяноватого и глуповатого, что вовсе не соответствует его личным качествам.

Доступность и навязывание ПАВ снизили потенциал, выбросили из профессии либо привели к гибели значительное число творческих людей, в том числе актёров. Полагаю, за всю историю существования сценических профессий число таких жертв среди одних только артистов сцены составляет порядок миллиона, 10^6.

Практических выводов из этого эскиза нельзя сделать никаких. Можно сделать лишь научно-эвристический вывод, весьма громоздкий и абстрактный. Наличие дементоров, употребление ПАВ, а также особенности психологии (почти всегда аномальные и зачастую патологические), плюс нездоровый образ жизни и ненормированная организация трудовой деятельности, всё это в сумме мешает творческим работникам вести продуктивный менеджмент, сосредотачиваться на тактических задачах и осуществлять здравые и рассудочные расчёты. Поэтому руководители творческих производств обычно перекладывают принятие решений на других людей, на свою интуицию и на волю случая. Как раньше говорили русские, на всё воля Божья.




Current music:
Tags: киноискусство, психология
Subscribe

  • Сказки, ложки и намёки

    Это было 21 марта. Боль в голове, плохая координация. Похоже на ишемию. Свинец в груди и жажда мести. Засыпание даётся тяжело. Сразу вижу…

  • "Смерть Ивана Ильича" - как зеркало

    Лев Николаевич Толстой (1828-1910) "Смерть Ивана Ильича" (написано и опубликовано: 1882-1886) * «Этот рассказ — самое яркое, самое совершенное и…

  • Бравый Швейк и Брауншвейг

    КРИВАЯ ДОРОЖКА С раннего детства Ярослав Гашек поражал окружающих памятью, интеллектом вундеркинда, страстью к хохме. Но почти полжизни он бегал от…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments