antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

Личность Пушкина развивалась вопреки давлению среды

Сейчас модно считать, что ребёнок должен развиваться в тепличных условиях, и малейшее воздействие, даже окрик или косой взгляд непоправимо травмирует его психику, хуже того, гарантированно превращает человека в маньяка, убийцу или иного неисправимого делинквента. Эта доктрина не имеет никакой связи с реальностью, но является удобным инструментом социальной манипуляции, программирования масс и урбаногенеза в целом, поэтому её активно продвигают. Современная квази-психология дошла до такого мракобесия, что считает психические процессы более ригидными, нежели телесные структуры, психотравму более устойчивой, нежели перелом позвоночника, а информацию стабильнее, чем материальные объекты. И никому не стыдно, никто как бы не замечает, что специалисты тем самым расписываются в своём бессилии и в чудовищном регрессе практической психологии. Получается, что на развитие психологии, психотерапии и психиатрии потрачены триллионы. В нынешние времена стрессы цивилизации далеко не так жестоки, как потрясения тёмного прошлого. Однако исцеление психических недугов сегодня производится дольше, чем когда бы то ни было, и требует стократ больших усилий. Отсюда можно сделать вывод, что эти социальные вложения оказывают противоположный эффект. На самом деле личность - субстанция гибкая, работа ума и сердца может изменять её как угодно, если только этому не препятствовать, а способствовать.

Это была присказка, а сказка впереди. Она про Пушкина.


Шкрабы запрещали мне даже приближаться к этой богоравной фигуре, предостерегая, что меня сглазят пушкинисты. Но моя личность перенесла столько психотравм, что стала гибкой, словно дерево. Ветки дерева гнутся во все стороны, но корявый ствол прочно врос в старую землю. После окоревания восприятие мрачнеет: феллоген закрывает флоэму от инсоляции. Не человек, а Гремучая ива. Кто пытается влезть в дупло и поселиться там, получает по рогам - к своему великому возмущению. Поэтому я сейчас-таки изучаю Пушкина.

И в этом мне помогает Викентий Викентьевич Вересаев-Смидович (1867-1945) - врач, военврач, писатель и общественный деятель. Он был не просто литературоведом, а скрупулёзным исследователем биографий. Вересаев составил ценнейший труд "Пушкин в жизни" (1925—1926) - собрание документов и свидетельств. Как медик, естественник и одновременно лирик, историк, гуманитарий, Вересаев, очевидно, в приватной беседе мог бы сообщить феноменальные детали, подробности и факты о жизни Александра Сергеевича. Но опубликовал только документы, без всякой отсебятины.

Биография Пушкина привлекает людей не столько в силу красоты его стихов, сколько по причине глубокой мистичности событий и совпадений. Либо наоборот - по причине обилия несоответствий, анти-совпадений. Жизнь Пушкина выглядит, как роман в стихах. В ней много эпохальных рифм, и одновременно - много причинно-следственной несогласованности, необычных событий, каузальных эксцессов. Средний литератор может быть книжным червём, всю жизнь провести в своём городке, гулять по бульвару, ходить в библиотеку, на службу, работать в кабинете - но оставить солидное наследие. Антиподом может быть человек с невероятно бурной жизнью, полной приключений и трагедий, который, однако же, остался в истории только как автор нескольких книг, писатель. Например, Сервантес, Казанова, Артюр Рембо.

А у Пушкина биография непонятно какая. Это уникальная биография на планете. Она не знает себе равных по коэффициенту соотношений таких параметров, как социальная влиятельность - и фактический ранг, изученность - и неизвестность, продуктивность - и нереализованность потенциала, светская легкомысленность - и стрессоустойчивость (мужественность в критические моменты), общая интеллектуальность - и глупость многих решений и поступков, квалификация и мудрость - и экономический неуспех, дурные задатки - и позитивное развитие личности etc.

На развитие личности Александра Сергеевича действовало множество факторов, которые ныне могут быть расценены, как психотравмирующие, деформирующие, негативные, убийственные. Это, в частности, депривация, разорение, аресты, подневольный статус, ущемление гражданских прав, социальный и профессиональный остракизм, семейный вампиризм, ограничение самоактуализации. Однако Пушкин не стал бомжом, бродягой, хитрованским бандитом, шулером, пьянчугой, малахольным мистиком, юродивым треплом, бедным родственником-попрошайкой, ночным вором, сифилисным насильником, приживалой-манипулятором, солдафоном-садистом или иным отбросом общества. Наоборот, он стал (по современным меркам) советником руководителя государства и медийным лидером страны - в весьма молодом возрасте, слегка за 30.

В детском возрасте Пушкин получил достаточно негативное воспитание. В норме мальчику необходимы упражнения в мелкой и крупной моторике, его надо приучать к ручному труду, природоведению, управлению хозяйством, подвижным играм во дворе, давать возможность подчиняться и подчинять. Всего этого Пушкину недоставало. Тем не менее он стал человеком подвижным, даже гиперактивным, весёлым, экстравертным, деятельным, открытым новому опыту. В его личности было множество недостатков, но Пушкин нивелировал их силою рассудка. Это тоже считалось недостатком, даже пороком - пресловутое "горе от ума".

В подростковом возрасте для гармоничного развития личности требуется не только учёба в аудитории, но и путешествия, взаимодействие с противоположным полом, занятия сложными видами спорта, активность, требующая экстремальной подвижности (танцы, соревнования, аферы), а также возможность приватного пространства. А Пушкин находился в закрытом пансионе без права поездок куда-либо, с необычайно жёстким режимом. Сидячие занятия начинались в 7 утра и заканчивались в 17 часов, всё это в натопленном помещении. Минимум приватности. Закрытый мужской коллектив. В этом возрасте происходит инициация сексуальности, импринтинг желательного партнёра, поэтому в таких условиях обычно формируется гомоэротизм. Однако Пушкин таковым не стал, наоборот.

В разные годы Пушкин подвергся влиянию таких стрессоров, как военное разорение и бесхозяйственность семьи (в подростковом возрасте), арест и ссылка (в юношеском возрасте), одурманивание различными ПАВ и отравление угаром, вовлечение в экстремистские группировки, угроза гибели от заболеваний (тиф, воспаление лёгких, холера, аневризма), угроза гибели от ранений (дуэли, поездка на театр военных действий) и многое другое. Современный человек бравирует своей хлипкостью и превращает её в оружие массового поражения. Если у ребёнка отберут игрушку, яжемать раздувает такой скандал, что законовредители запрещают производство игрушек вообще, как слишком опасный объект. А у Пушкина отобрали вообще всё. Если кто-нибудь пукнет в лифте, поднимается такой хай, что закрывают и лифт, и пукальщика, а то и весь небоскрёб, как несоответствующий санпинам. А Пушкин работал и жил в аварийном здании - кишинёвском доме, полуразвалившемся после землетрясения. Современный офисный работник теряет голову от того, что на него наорал начальник, и требует выплаты пожизненной репарации. А Пушкину вкручивали мозги высшие сановники Империи. Тем не менее он не стал безумцем и не требовал возмездия, компенсации, не манипулировал чувством долга - в наивысшей степени его благородство проявилось на смертном одре.

Далее выдержки из документов, собранных Вересаевым. Я не такой скромный, поэтому добавлю отсебятину.
____________________________________________________
Сергей Львович никогда не оказывал ни малейшей помощи своему сыну Александру, и тот справедливо говорил своим деревенским соседями, знавшим его семейные дела, что он едва ли получил от отца во всю свою жизнь до пяти сот рублей ассигнациями. При всём том тщеславие Сергея Львовича тешили успехи его сына, и он по-своему ценил их и гордился ими. (М.И. Семевский; с. 32)

Современные люди работают с утра до ночи, даже идут на коррупционные преступления и рискуют жизнью, ради того, чтобы обеспечить своих детей, в том числе великовозрастных, деньгами, материальными благами и солидным наследством. Пушкин такими благами не располагал, хотя и получил определённую базу от родителей: жильё в первые годы после лицея, жильё в имении после ссылки (которая фактически была командировкой). Он располагал имением, как собственным, обитал в Михайловском и Болдино, где мог довольно продуктивно работать. Каким-то образом он весьма ловко вытурил родственничков из Михайловского в 1824 году. Видимо, сконцентрировался. Впрочем, они и не собирались там зимовать. Деревню они ненавидели.
____________________________________________________
Сергей Львович терпеть не мог деревни, если она не была видоизменением или продолжением городской жизни, и ни разу не посетил иных наследственных своих имений, как напр., Болдина (Нижегородской губ.). Когда, гораздо позднее, для спасения Болдина послан был туда дельный управляющий, то он просто бежал из имения при виде страшного разорения крестьян.
(П.В. Анненков; с.31)


Как сын своего отца, подраставший фактически в "интернате для высокопоставленных белоручек", Александр тоже должен был унаследовать ненависть к деревенской жизни и хозяйствованию. Важно и то, что он не был полным собственником ни деревень, ни усадеб, ни городских квартир. Однако он был более хозяйственным и добивался довольно приличного обустройства быта. Непонятно, где он этого набрался. Говорят, Пушкин любил сажать деревья. С длинными холёными ногтями?
____________________________________________________
Укажу на следующую её странность: она [Надежда Осиповна Пушкина] терпеть не могла заживаться на одном и том же месте и любила менять квартиры; если переезжать было нельзя, то она превращала, не спрашивая Сергея Львовича, кабинет его в гостиную, спальню в столовую и обратно, меняя обои, переставляя мебель и проч. По характеру своему она резко отличалась от Сергея Львовича: никогда не выходя из себя, не возвышая голоса, она умела дуться по дням, месяцам и даже годам.
(Л.Н. Павлищев со слов своей матери, сестры Пушкина; с. 34)

Возможно, это непостоянство вызвано тем, что городское жильё в Москве у Пушкиных пропало, они скитались, утратили желание обживаться. И Надежде подсознательно хотелось бежать прочь от проблем, которые накапливались: ссоры с соседями, насекомые, депрессия, отсутствие систематического труда и стабильного контролируемого дохода, профессионального образования. Аристократам, особенно женщинам, было фактически запрещено обучаться и заниматься инструментально-трудовой деятельностью. Им дозволялось только руководство или делание ума - faire de l'esprit. Что лишало индивидуума прочных оснований бытия. Пушкин в письме брату саркастически сетовал, что не обучен ремеслу столярному. Он прекрасно понимал, что человеку трудовое умение и сила рук необходимы по самой природе, они делают его свободнее. Но общество было устроено обратным образом. Обидчивость матери вызвала длительную размолвку, которая травмировала поэта. Он преодолел это большим напряжением душевных сил лишь в последний год жизни, о чём будет рассказано отдельно.
____________________________________________________
Всё семейство Пушкиных было какое-то взбаламошное. Отец его был довольно приятным собеседником, на манер старинной французской школы, с анекдотами и каламбурами, но в существе человеком самым пустым, бестолковым и бесполезным и особенно безмолвным рабом своей жены. Последняя была женщина не глупая, но эксцентрическая, вспыльчивая, до крайности рассеянная и особенно чрезвычайной дурная хозяйка. Дом их представлял всегда какой-то хаос: в одной комнате богатые старинные мебели, в другой пустые стены, даже без стульев, многочисленная, но оборванная и пьяная дворня, ветхие рыдваны с тощими клячами, пышные дамские наряды и вечный недостаток во всём, начиная от денег и до последнего стакана. Когда у них обедывало человека два-три, то всегда присылали к нам за приборами.
(М.А. Корф; с. 33)

Модест Андреевич Корф, одноклассник Пушкина, дослужился до графа и действительного тайного советника, и проявил себя как выдающийся интеллектуал и организатор: возглавлял Второе отделение канцелярии, составлявшее Свод законов Российской империи, был председателем департамента законов Государственного совета, управделами Комитета министров, государственным секретарём, членом Государственного совета, председателем негласного комитета для надзора за книгопечатанием, директором Санкт-Петербургской публичной библиотеки. Для того, чтобы удержаться на любой из этих должностей надо обладать мощнейшим интеллектом. Значит, это не праздное суждение, а экспертное заключение государственного менеджера высшего ранга. На фоне безалаберности семейства Пушкиных - Александр Сергеевич как-то умудрился сохранять цивильное хозяйство собственной семьи и преданность нескольких слуг, которые работали для него самоотверженно, как друзья.
____________________________________________________
Друг Пушкин, хочешь ли отведать
Дурного масла, яйц гнилых, -
Так приходи со мной обедать,
Сегодня у своих родных.

(Дельвиг; с. 32)

Среди современников Пушкина было множество людей, которые могли слагать стихи, эпиграммы, вирши очень высокого качества. Это было обычное умение, как хороший почерк. Но по какой причине среди них так выделился именно А.С. Пушкин - загадка. Очевидно, дело не только в красоте лирики, а в том, что его произведения создавали какой-то сверхмощный эффект Барнума, и попадали в самое сердце конкретного читателя.

Родители Пушкина квартировали в городских условиях. Еду им привозили из имений осенью - несколько возов со снедью, довольно скромной, где имелась и мороженая птица. Хранить это должным образом было негде. Портится такой "натурпродукт" быстро. Не было ни шеф-повара, ни хорошо оборудованной кухни, ни холодильника, ни денег, чтобы покупать деликатесы на рынке. Неудивительно, что столовались они посредственно. Александр тоже приучил себя быть невзыскательным в пище, но вздохнул с облегчением, когда стал жить своим домом. После тридцати он стал округляться в талии, но лишнего веса набрать не успел. У таких людей брюхо появляется лишь после сорока.

____________________________________________________
Вообрази, что в прошлом году имение Болдино описывали пять раз!.. Можешь себе представить, в каком состоянии находится отец со своими чёрными мыслями, да к тому же денег нет. Он хуже женщины: вместо того, чтобы прийти в движение, действовать, он довольствуется тем, что плачет. <...> Мой отец только и делает, что плачет, вздыхает и жалуется встречному и поперечному. Когда у него просят денег на дрова и сахар, он ударяет себя по лбу и восклицает: "Что вы ко мне приступаете? Я несчастный человек!" Он испустил это восклицание передо мною, и сознаюсь, меня это немного развлекло, когда я подумала о его 1.200 мужиках в Нижнем... Боже упаси обращаться к кому-нибудь из прислуги в доме: это воплощённые дьяволы, мошенники, воры, нахалы, и потом они ничего не делают даром. <...> Старик всегда нуждается в деньгах, а их любит [свою челядь]; его обкрадывают и обчищают со всех сторон; его челядь саранча сущая. Вообрази: пятнадцать человек!
(Ольга Сергеевна Павлищева-Пушкина, 1835; с. 33)

У крепостничества была оборотная сторона (как и у американского рабства). Приходилось нести ответственность и содержать целую свору людей непонятного трудового статуса, без ремесленного образования и производственной должности, и придумывать, чем их занять и мотивировать, как разместить, решать их проблемы. На это уходила масса усилий. Поскольку группа всегда сильнее одного, их влияние на барина было не меньшим, чем власть самого барина. Александр как-то держался в стороне от этой проблемы. Одна из причин: он не мог руководить крупными коллективами, и даже одиночками. Эту способность надо усваивать сызмальства, иметь подходящую фактуру, а человек шибко умный и тонкий не способен добиться здесь успеха. Тем более литературный гений!

Литературный гений вообще может делать что угодно: спать, петь, работать, лечить, служить, повелевать, просить. Неважно. Его всё равно будут ненавидеть и говорить про него гадости. Единственный поступок, за который гения могут полюбить - это трагическая смерть. Тогда общественное мнение меняется, как солитон. Пока Пушкин был жив, в его доме лежали тысячи нераспроданных экземпляров, и считалось, что он никуда не годится и как писатель, и как человек. Но после смерти его книги смели с полок магазинов за один день. И заговорили о нём, как о великом человеке. Такова главная компонента признания. Чтобы тебя оценили, полюбили, обеспечили успех твоих произведений - надо как-нибудь драматически помереть, оставив массу долгов и проблем влиятельным людям. Тогда, чтобы компенсировать издержки, они всерьёз потрудятся над тем, чтобы распиарить и подзаработать на твоём наследии, и наконец-то обеспечат продвижение твоего контента. В случае Пушкина над этим трудились сановники и профессионалы высочайшего класса (в первую очередь тайный советник Василий Жуковский), многочисленные аристократы, государственные топ-менеджеры и даже сам Император. Но это почти уникальный кейс. Больше такого повториться не может.

____________________________________________________

* В.В. Вересаев. Сочинения в четырёх томах. Том 2. Пушкин в жизни. М.: Изд-во "Правда", 1990.


О, как много написал! Вот и отлично. Никому не осилить.
Tags: психология, пушкинизм, судьбы
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments