antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

  • Mood:
  • Music:

Длинный день двадцать третье

Утром ехал по байк-рауту, и на остановке пестрая группка детишек дожидалась скулбаса – если промедлить минутой, они уже садятся в него, а весь траффик стоит и ждет, встречный и поперечный, не гудят, стоят смирно: ждут, пока крохотная девочка не взберется в этот длинный желтый автобус, мигающий всеми возможными огнями.

Двигаюсь дальше, а навстречу дед на велосипеде, седой, мохнатый, вдруг – от деда отлетел клок белых мыслей и дунул в сторону, в проулок, и сразу же туда был повернут его руль. Я как раз проезжал мимо, заглянул в пустоту между домиками на колесах и увидел этого старикана, который спешился, а затем неожиданно залез в сверкающий мощный лендровер и захлопнул дверцу, явно намереваясь сменить способ передвижения.

В пламенном кабриолете проехала блондинка, кудри по ветру, впрочем, оказалось, что это старушка, и машина у нее 1970-х, но как они выглядели! Здесь часто по утрам встречаю бабушек, совершающих пробежку с гантелями в руках, такие пружинистые движения, энергия, а плечи!
Иногда навстречу идет некий лохматый ангел - он софомор, то есть десятиклассник. Эти ангелы собираются на углу шоссе и ждут свой скулбас, чтобы рулить в Марафон. Я, кстати, их школу там видел, проезжая мимо, и сначала подумал – тюрьма, кроме шуток. Вокруг высокая сетка, пустое поле, в центре серые корпуса, серьезная вывеска, а у сетки стояли в ряд три хищные полицейские машины – в полной боевой готовности. В противовес этому тюрьма, которая у нас на острове, выглядит как гигантский детский сад, с беседками и цветниками.

А ехал я на лекцию о местном заповеднике, где спасается «игрушечный» оленёк – Key Deer. В Штатах подобные refugees всюду, особенно много на побережье, по крупным рекам и на севере. За Ки-Уэстом находится рефугий для черепах и фрегатов, а наш – для оленей. Они очень милые, такие маленькие. Недавно вечером ехал, и рядом паслись оленята, а мамка их все-таки не выдержала и побежала вдоль дороги, рядом со мной, медленно, чтобы не бросить детей. Ее покачивающийся белый хвостик просвечивал сквозь сумерки, заставляя оленять испугаться и следовать за ней.

На них раньше охотились, били на лодках в манграх, травили собаками. Так, для забавы. Осталось всего 30 оленей, но затем популяцию восстановили. Теперь здесь даже не разрешается делать ограды у домов, чтобы олени ходили, где хотят. Люди их специально не убивают, но есть опасность от одичавших животных (собаки, кошки) и дороги. За прошлый год дорога убила 80 оленей – несмотря на то, что две мили ее огорожено сеткой, и сделаны предупреждения и ограничители скорости.

Лекцию рассказывал некий оулдмен - на общественных началах. Здесь каждый приличный человек ведет общественную работу забесплатно. Вокруг сидели студенты колледжа, такие молодые черти. Американцы мужского пола имеют много растительности: на теле мхи, под мышками кочки, а на лице разные полубаки, бородки испанские и козлиные, усишки и моржовые усищи, клоки под губой, а также патлы, хайры, ирокезы, хвосты, косы. А вот чего я не видел, так это дрэдов, больших бакенбардов и бритых голов. Наверное, вышли из моды. Еще почти не видел людей раскачанных, тучных и не-европеоидных.

И вот тянется рассказ – так нудно, что я впадаю в транс. Большой чувак, на вид – регбист, бегает на стуле, катается, танцует. Другой чувачок взлез на стол с ногами, затем там сел на корточки, наконец даже улегся. Третий стал делать потягушки, заметил мой взгляд и смущенно разулыбался. Я сижу как влитой.

На экране – великие белые мелководья, черепаховые поля, громадные цапли, островные кролики, а вот аллигатор – его морда более аккуратная и улыбчивая, чем у крокодила. Оленьи детишки называются fauns, а наши дети, которые еще не доросли до бойскаутов – cub scouts (как медвежата), а как дорастут – то kids (козлята), а как перерастут – то и... ну не goats, но по крайней мере guys. Нас здесь тоже так зовут, хорошо хоть не геями. Впрочем, меня здесь также много раз называли сэром и джентльменом, - это просто восторг, когда еще доведется побыть сэром! Мне также говорили, что я awesome и awful, оказывается, это антонимы.

На лекции молодые от скуки занимаются кто чем, снимают башмаки, складывают ноги на стол, хлебают водичку, но тихо! Я тоже кое-что умею: большими пальцами шебаршу в ноздрях. У меня в носу живут крохотные козы и овцы, и я временами выпускаю их попастись на свободе – что твой Полифем.

После тусовища я заглянул в библиотеку. Стал дергать книги по искусству и по фотографии и забалдел. Я с раннего детства умею хорошо читать, поэтому всегда предпочитал книги с картинками. Нет ничего лучше! Да и зачем читать, если можно разглядывать картинки?!
И вот я их разглядывал, даже уселся на пол, но холодно, и я подложил под зад кепку, которая приторочена у меня к поясу. Я смотрю эти книги, и убеждаюсь, что предо мною – Земля Людей, не рабов, не господ, не красных кавалеристов или жадных империалистов, а просто людей, и вот так она ими для них же устроена, и люди здесь живут, а не делают что-то иное. Я вижу лица и души, и глаза, а вовсе не то, что бывает там на дне.

И я думал об этом всю обратную дорогу, с жаворонком и крохотными голубями, а вокруг царил зной, звенящий, белёсый, морской, я лениво катил сквозь Пространство со скоростью 200 миль в час, с размышлял столь напряженно, но без слов, интуитивно. Западная часть моего мозга думала, а восточные полушария, принадлежащие как конечному мозгу так и мозжечку, томились в неизвестности.
- Да кто они такие? Да почему же? Да что же это?!

Ответ уже знает, зна-ает – какая-нибудь угловая извилина, но молчит, как дерзкий партизан.
А теперь сюжет для Хмелевской: у моего соотечественника одно за другим оказались проколоты колеса велосипеда. Сегодня он купил новые камеры и заменял их. Сразу после этого я взял свой велик, и оказалось, что переднее колесо тоже проколото. Мда.

После обеда мы ездили в центр по спасению редких птиц. Это бунгало с большим курятником, где двадцать пеликанов, крачки, чайки, цапли, утки, канадский гусь. В другом отделении – голуби и дятлы. Наверху в гостевых комнатах обитают попугаи всех расцветок. Внизу в холле – операционная, а точнее пара столов и топчанов, и клетки для больных птиц.



Женщина, которая всем этим ведает, Майя, очень странная, энергичная, внешне поразительно похожа на Джейн Гудолл. Она медсестра, родилась в Хорватии, затем жила на Сицилии, Израиле, Сирии, Иране, Ираке и даже два года в Индии, где, как ни странно это звучит, вместе с ней работала мать Тереза. Вышла замуж за военного моряка. Говорит с сильным акцентом, уверяет, что английский знает хуже чем хинди, белуджи, пушту. Муж у нее военный моряк, поэтому она постоянно была в «горячих точках». Насмотрелась кошмаров войны. Затем работала в Лондоне в кардиохирургии. Теперь лечит только животных.

Пока мы там были, привезли какую-то пичугу в ящике. Майя сделала укол антибиотика, витаминов, напоила, посадила в клетку под инфракрасную лампу (рядом в клетках игуаны, раненные на дороге).



Майя работает одна, в этом беспорядке и курятнике, спит тут же на матрасе. Тратит 4 тысячи в месяц на покупку рыбы для птиц. Ей иногда помогают волонтеры. Уверяет, что американцы ленивы. Я подумал, что можно было бы иметь здесь целый shelter, куда стекалась бы молодежь со всего мира - только за возможность приехать в этот парадиз, бесплатно здесь жить и делать довольно интересное дело. Но Майя не может, да и не хочет это организовывать – слишком сложно.

Чтобы добраться до этого центра, надо ехать к полуострову Doctor’s Arm, и в конце услышишь сначала лай собак, потому что в доме живут девять черных собак и черепахи, затем смех детей, ведь там гуманитарный приют для малоимущих семей, и наконец крик чаек и хрюканье корморантов, там этот птичий центр и есть. Далее – дорога на No Name Key, с его экологически-хипповыми домами, и там уже никогда ничего не слышно, кроме самого Великодующего Ветра.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments