antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

Перед ним что-то стояло. Скрытая эротика в рассказе "Призрак-5"

Трудности перевода! Об этом высказываются не только профи, но и те, кто едва выучил иностранный алфавит плюс 10-20 фраз из разговорника. Я - не исключение. Вот и выскажусь. (Себе, для памяти, успокойтесь, ротмистр. Какой рейтинг, вы рехнулись? Уберите. Это для редких специалистов.)

Переводчика фантастики Виктора Вебера остро, и вероятно, заслуженно критиковали в Сети за плохие переводы Стивена Кинга. Но первый перевод он сделал очень хорошо. Я сравнил. Это был рассказ "Призрак-5" в журнале "Юный техник" №8, 1980. Журнальчик был, кстати, очень приятный. Мне его выписывали. Непонятно зачем.

Это был перевод рассказа Роберта Шекли (Robert Sheckley • Ghost V • 1954 • Galaxy Science Fiction, October 1954).
Все ссылки внизу.





Что про него пишут? Виктор Анатольевич Вебер родился 4 октября 1950 года в Москве, в семье потомственных инженеров. Закончил уникальную 101 школу, Московский авиационный институт, с 1973 г. — сотрудник одного из оборонных КБ. Автор более 70 изобретений. Английский язык выучил в 1972-73 г. благодаря интересу к англо-американской фантастике. Переводить начал в 1977-78 гг. по просьбам коллег: им тоже хотелось знать, о чем эти красивые книги. Первая публикация — в августовском номере журнала «Юный техник» за 1980 г. Роберт Шекли «Призрак V». В 1989 г. ушёл с работы и сосредоточился только на переводах. Лауреат Премии «Странник» 1999 года.

Действительно, это непрофессионал. Качественный перевод может сделать филолог, ходжа, много лет проживший в англоязычной стране, а также исследователь-герменевт в Сети. Но "выучив язык" с наскока, в условиях Советского Союза, нельзя было узнать живой язык и все мелочи контекста. Даже если язык учили в лучшей школе КГБ - требовалась стажировка, проживание. Тем более если это происходило на курсах и в "ящике"! Там специально готовили невыездных. Однако в 1990-х начался хаос, и переводить стали все, кому не лень. А издательства просто штамповали любые книги, лишь бы держаться на плаву. Надо было делать всё в крайней спешке. Поэтому переводчики и редакторы часто добавляли отсебятину, домыслы.

Сейчас переводить стало в тыщу раз проще - можно доискаться смысла любой мелочи. Но кому это нужно? Точность ныне востребована меньше всего.

Дебютный перевод Вебера, выпущенный в ЮТ, имел хорошее качество (очевидно, посодействовал и грамотный редактор, почитавший оригинал). Он произвёл большое впечатление на редакцию - поскольку был вынесен на обложку. И на читателей. Во всяком случае моего круга - девятилетних детей. Я был заворожён фразой "перед ним КТО-ТО стоял" и стал бояться вешать ночью одежду на стул. Именно с того момента я научился швырять шмотки на кресло, придавая им кондицию (по словам мамы) "как у коровы из жопы". И если я ночевал один, то клал рядом с подушкой пистолетик.

Альтернативный перевод этого рассказа, который я обнаружил в Сети, оказался гораздо хуже. Там полно лирики и экзотики, чего нет в первоисточнике, написанном довольно простым языком. Это классический пример того, КАК НЕЛЬЗЯ ПЕРЕВОДИТЬ.

Я сравнил два перевода - Вебера и альтернативный. Я не выяснил, кто был его автором. Но он явно был не скрупулёзным переводчиком, а пересказчиком - потому что сделал пересказ или "переклад на свой лад". Достаточно сравнить первое предложение из приведённого ниже отрывка.

Something was standing in front of him.
1) Перед ним кто-то стоял.
2) Перед Грегором воздвиглась какая-то фигура.

Оба варианта неточны, хотя веберовский гораздо ближе к оригиналу.
"Что-то стояло перед ним." - Буквальный смысл и был бы самый корректный.

Перевод имени чудовища у Вебера тоже более правильный ("Обжора с Лиловыми Полосами"). А у Пересказчика - неправильный ("Хват").

Хват - это по-русски не тот, кто хватает, а энергичный, молодцеватый и плутоватый служака, ловкий и бойкий человек. Это некто хваткий - но не глуповатый зубастый крокодил.

"Полковник наш рождён был хватом" (Лермонтов).

A grabber - рвач, хапуга, карманник, перехватчик, но тоже не хват.

Судя по контексту Purple-striped Grabber имело смысл "в дурацкую полосочку", "чёрти-што, а сбоку бантик", "чудо в перьях". Я бы вообще применил пролетарский-хитрованский жаргон, назвав чудовище "хапун-синяк". Жаль, что нельзя! Между прочим, полосатый облик имела арестантская роба.



Шекли был крупным герменевтом, и всюду оставлял тайные знаки. Он очень много знал. Диплом магистра он получил в Нью-Йоркском университете в 1951 г. Как раз в то время там работали выдающиеся европейские интеллектуалы, спасавшиеся от лихолетий войны и преследований в 1940-х. Именно тогда в Нью-Йорк перебрался работать Маслоу. Там вообще был расцвет психологической науки, развивалось множество направлений.

Вполне очевидно, что в этот рассказ Шекли добавил психологию развития и восприятия, психоанализ, фрейдизм, юнгианство и другие направления. Там налицо муки закомплексованной совести. Ночные страхи. Чувственные фантазии, как средство от кошмаров. Иллюзорная вина. Опыты с галлюциногенами. Саморазрушение. Борьба с одеждой. И счастье - это водяной пистолет. Плюс спасительная кровать.
- Кушетку психоаналитика не желаете?
- Нет, наоборот, мне бы пошире. И одеяло побольше.

Параллельно с этим, в начале 1950-х в США разгорелся довольно неприятный маккартизм, включавший ужесточение цензуры и усиление пуританских требований. Сексуальность тогда считалась величайшим злом на земле (что не помешало беби-буму). А пубертатные физиологические явления расценивались, как грех и преступление №1 в начале жизненного пути. Тогда борьба с этим добром проходила по принципу: "Пусть лучше мужчина визжит и корчится от гранулёматозного эпидидимита и обструктивного простатита, чем получает удовольствие от либидозного самомассажа, безгранично вредного, так как это губит душу и калечит тело! Пусть лучше женщина умрёт от депрессии и онкологии, вызванной застойными процессами пельвиса и эрозией, чем прикоснётся к отвратительно вытянутому предмету!"

Довольно скоро либерализация и либертизация (и данные медицины) несколько сгладили эту норму. Воспаления было трудновато лечить, а кастратов не жаловали даже в семье. Поэтому милитаристические патерналисты снисходительно дозволили "разрядку души", shower outlet. Однако сейчас, в 2010-х, они снова вернулись к старым принципам. Вот и правильно. Хватит либеральничать! Рынок трансплантологии нуждается в свежих органах - а массовые аресты позволяют восполнить дефицит самыми пассионарными тканями. И обеспечить старейшинам-главнейшинам славный витаукт.

Есть основания предполагать, что хитрый потомок польских галахистов Шекелей заложил в данном рассказе многозначительную актуальность. За довольно простыми выражениями кроется лукавая изнанка. Например:

Gregor's fingers touched the butt of the blaster.

У нас традиционно пишут "бластер" и подразумевают некий лазерный пистолет. Однако blast - взрыв, громкий взрывной звук, гудок морского судна. На сленге to blast - to ejaculate, to cum, а также "абздача, пердеть". Поэтому адекватное значение - "пукалка" (оно тоже использовалось в кино). Butt - не только приклад, но и давным-давно означает "задница". Таким образом, эта бесхитростная фраза казалась англофонам забавной - и уместной в рассказе об испуганном персонаже. Она воспринималась не только как "прикоснулся к прикладу бластера", но и как "схватился за перделку".

Вообще анализ истинных значений показывает, что рассказ насыщен наивным юмором и элементами детского нарратива. Это делало рассказ менее пугающим для детей. Хотя некоторые всё равно пачкали постель. Вопрос только - чем?



Название Ghost V имеет двоякий смысл - его можно понять и как жест победы, вроде "привидение побеждает". Однако некоторые озабоченные вполне могли уловить здесь и некие "призрачные раздвинутые ноги". Бывает и такое!

Моё "открытие" тоже весьма наивно, потому что я сделал его, поленившись прочитать биографию, и не знал, что Роберт Шекли (1928-2005) считался именно мастером юмористической фантастики: "his numerous quick-witted stories and novels were famously unpredictable, absurdist, and broadly comical". А юмористы в Америке славились как раз тем, что практиковали шутки "ниже пояса". А к моменту опубликования рассказа ему было всего 26 лет - возраст вполне пригодный для жеребятины.

Слово Voorshpellhappilo очень странное. Его действительно трудно запомнить. Вууршпеллхэпайло. Я не могу найти в нём смысл. Не знаю, как воспринимали его англофоны.

Wurst Spell Happily - Звучит, как "Заклинание для полного счастья сосиски". Что-ж, неплохо для финала под одеялом! Что это вообще за "волшебные слова"?

- Alphoisto - очевидно, от "альфы", первого. ("Не торопись, сперва помассируй")
- Regnastikio - regnum, (Dat. regnis), власть, царство. ("Тебе хорошо? Королёк альфой пощекотать? - Да, это просто по-царски!")
- Voorshpellhappilo! ("Сосиска уже пускает сок в твоём тесте! Всё, испеклась, придётся вынимать.")

В финале рассказа действительно ощущается какой-то намёк на сосисочное счастье, недоступное постнику-импотенту.

Arnold gave him a sick grin and put the pistol in his pocket. "I'm hanging on to it. If I ever get married and have a kid, it's going to be his first present." "Not for any of mine," said Gregor. He patted the bunk affectionately. "You can't beat blankets over the head for protection".


Здесь явно должны участвовать какие-то постельные окказионализмы, неведомые мне, старому совку. Наличие артиклей и других мелочей создаёт двойственность понимания, поэтому нарратив, очевидно, казался невинным - но при этом напоминал непристойные рассказы про юнцов, ночующих на чердаке. Этот абзац можно понимать двояко, не исключая и такого толкования:

"Арнольд выдал ему кислую улыбку и сунул ТОТ САМЫЙ пистолет в ЕГО карман.
- Я всё ещё сдерживаюсь. Я вцепился как следует! О-о... Если я КОГДА ЛИБО женюсь и мы будем делать ребёнка, первый подарок, который я забацаю ему - это счастливый тёплый пистолет...
- Нет, это не для меня, - сказал Грегор. Он нежно приласкал ТУ САМУЮ подстилку. - Не надо выколачивать одеяла над головой для предохранения."

(Звучит песня The Beatles - Happiness is a Warm Gun)

Хэнгин-он, это не только быть окей, но и повисать на ком-то (буквальный, прямой перевод). Реверсо предлагает вариант: Don't know why I'm hanging on to it. - Не знаю, почему я так вцепился в него.

"You can't beat blankets over the head for protection." - Это определённо какое-то неприличное подростковое выражение. Что такое "взбивать одеяло над головкой"? И как это способствует предохранению? Догадаться нетрудно.

Интересно, что картинка, вынесенная на обложку, сегодня воспринималась бы именно, как гей-стори. Два мужика, тренированных астронавта-разведчика - лежат в одной кроватке и накрылись с головой? Перед какими-то голыми крокодилами? Чёрт знает что!

Другие собственные имена.

Ace Planet Decontamination Service
* Ass decontamination - обеззараживание задницы
На это намекает странный диалог:
"You decontaminate planets?" "That is correct, sir,"

Tgasklit - WTF?
В тексте это какое-то зубастое чудовище-пожиратель. Польский Шекли должен был знать немецкий, а идише копф! А слово это весьма напоминает немецкое:
- Was ist das Klitor? Der Kitzler oder Klitoris (lateinisch clitoris, Genitiv: clitoridis, Bedeutung etwa: das Verschlossene; von altgriechisch κλείς, Schlüssel.) ist ein aus Schwellkörpergewebe gebildeter Teil des weiblichen Genitals.
Кстати, в народном юморе имеются шутки про зубастую вульву.

Smig's Chocolate
* Urban slang: a cigarette; facial hair confined to the chin, similar to a goattee. Derived from the Irish smig which means chin.
В США много ирландцев. Для них "шоколад из раздвоенного подбородка с ямочкой" - весьма толстый намёк.
(Звучит песня "Шоколадный глаз" в исполнении Эдуарда Сурового.)

Longstead 42
* Stead - вместо кого-то, замещает. "Длинный заместитель" - для 42 лет звучит довольно заманчиво. В этом возрасте уже многим приходится искать "заместителя вместо себя".

- Very well. Egan, Megan, Degan!
Вообще-то так подзывают девок.

The Shadower
Наводящий тень на плетень. Темнота друг молодёжи. Вебер перевёл как "Теневик" - вполне адекватно. А Пересказчик вспомнил Слонопотама и извратился - "Тенепопятам".

The Grumbler
Ворчун. Но и ворчунья. Под одеялом можно укрыться именно от вечно ворчащих предков или жены. Прикинешься спящим - идите, мол, нафиг.

Впрочем, это всё домыслы. Это не методологично. Правильно считать, что Шекли был строжайший и серьёзнейший пуританин - это же сразу видно по его лицу!



Тем не менее факт снижения порога возбудимости имеет место быть. В пуританском обществе достаточно маленького намёка для наведения сексуальных коннотаций. Покажешь им палец - а они решат, что ты их изнасиловал.

Это истинная правда! Демонстрация пальца человеческой руки сейчас приравнивается к сексуальному домогательству. Называется "жест фак". Кстати, это древнее значение, одиозное даже в Средневековье и в Античности: The infamous finger, digitus impudicus. Философ Диоген говорил, что «большинство людей отстоит от сумасшествия на один только палец: если человек будет вытягивать средний палец, его сочтут сумасшедшим, а если указательный, то не сочтут».

Интересно, что в СССР до 1980-х такой жёсткой привязки не делали. Жест-фак мало кто понимал именно так. Однако в школе нам говорили, что "пальцем показывать неприлично" - но подразумевали указательный палец. Очевидно, чтобы посрамить Диогена. Или в силу снижения порога возбудимости. Тогда ведь и оттопыренный мизинец считался неприличным... Вообще мы росли в пуританской атмосфере, но при этом ещё в младшей школе настойчиво погружались в похабщину и матерщину. У нас вызывали радостное возбуждение даже такие строки:

Широка страна моя большая,
Много в ней пелёнок, простыней.
Приходи ко мне, моя родная -
Будем делать маленьких детей.


А десятиклассники могли сорвать урок физики, читая самый первый параграф, где шарик "совершал довольно интересное движение, вверх-вниз, вверх-вниз и т.д.". Это было "пасхальное яйцо", тонкий троллинг авторов? Не исключено. Поэтому тексты для детей приходилось тщательно фильтровать.

Пруф:


_________________________________________________
Сравнение переводов

Оригинал Ghost-V

Something was standing in front of him. His alarm system, as before, hadn't gone off. Gregor looked up slowly. The thing in front of him was about ten feet tall and roughly human in shape, except for its crocodile head. It was colored a bright crimson and had purple stripes running lengthwise on its body. In one claw, it was carrying a large brown can. "Hello," it said. "Hello," Gregor gulped. His blaster was on a table only two feet away. He wondered, would the thing attack if he reached for it? "What's your name?" Gregor asked, with the calmness of deep shock. "I'm the Purple-striped Grabber," the thing said. "I grab things." "How interesting." Gregor's hand began to creep toward the blaster. "I grab things named Richard Gregor," the Grabber told him in its bright, ingenuous voice. "And I usually eat them in chocolate sauce." It held up the brown can and Gregor saw that it was labelled "Smig's Chocolate — An Ideal Sauce to Use with Gregors, Arnolds and Flynns." Gregor's fingers touched the butt of the blaster. He asked, "Were you planning to eat me?" "Oh, yes," the Grabber said. Gregor had the gun now. He flipped off the safety catch and fired. The radiant blast cascaded off the Grabber's chest and singed the floor, the walls and Gregor's eyebrows. "That won't hurt me," the Grabber explained. "I'm too tall." The blaster dropped from Gregor's fingers. The Grabber leaned forward. "I'm not going to eat you now," the Grabber said. "No?" Gregor managed to enunciate. "No. I can only eat you tomorrow, on May first. Those are the rules. I just came to ask a favor." "What is it?" The Grabber smiled winningly. "Would you be a good sport and eat a few apples? They flavor the flesh so wonderfully." And, with that, the striped monster vanished.
.............
After dinner, he stretched out on a bed. He had barely closed his eyes when he heard someone cough apologetically. "Hello," said the Purple-striped Grabber. His own personal hallucination had returned to eat him. "Hello, old chap," Gregor said cheerfully, without a bit of fear or worry. "Did you eat the apples?" "Dreadfully sorry. I forgot."

[Похоже, этот фрагмент сократили]
..........
Oh, well." The Grabber tried to conceal his disappointment. "I brought the chocolate sauce." He held up the can. Gregor smiled. "You can leave now," he said. "I know you're just a figment of my imagination. You can't hurt me." "I'm not going to hurt you," the Grabber said. "I'm just going to eat you." He walked up to Gregor. Gregor held his ground, smiling, although he wished the Grabber didn't appear so solid and undreamlike. The Grabber leaned over and bit his arm experimentally. He jumped back and looked at his arm. There were toothmarks on it. Blood was oozing out — real blood — his blood. The colonists had been bitten, gashed, torn and ripped. At that moment, Gregor remembered an exhibition of hypnotism he had once seen. The hypnotist had told the subject he was putting a lighted cigarette on his arm. Then he had touched the spot with a pencil. Within seconds, an angry red blister had appeared on the subject's arm, because he believed he had been burned. If your subconscious thinks you're dead, you're dead. If it orders the stigmata of toothmarks, they are there. He didn't believe in the Grabber. But his subconscious did. Gregor tried to run for the door. The Grabber cut him off. It seized him in its claws and bent to reach his neck. The magic word! What was it? Gregor shouted, "Alphoisto??" "Wrong word," said the Grabber. "Please don't squirm." "Regnastikio?" "Nope. Stop wriggling and it'll be over before you —" "Voorshpellhappilo!"

The Grabber let out a scream of pain and released him. It bounded high into the air and vanished. Gregor collapsed into a chair. That had been close. Too close. It would be a particularly stupid way to die — rent by his own death-desiring subconscious, slashed by his own imagination, killed by his own conviction. It was fortunate he had remembered the word. Now if Arnold would only hurry...
____________________________________________________________________

Призрак 5

Перевод Виктора Вебера.


Призрак-5.

Перед ним кто-то стоял.
Система сигнализации, как и прежде, безмолвствовала.
Грегор осторожно посмотрел вверх и увидел странное существо ростом не менее десяти футов, фигурой напоминающее человека, но с головой крокодила. На розовой коже выделялись широкие лиловые полосы. В одной руке оно держало большую консервную банку коричневого цвета.
— Хелло, — поздоровалось чудовище.
— Хелло, — машинально ответил Грегор. Бластер лежал на столе, всего в двух футах от него. «Интересно, — подумал он, — что будет, если я захочу его взять?»
— Кто ты такой? — спросил Грегор со спокойствием обреченного.
— Я — Обжора с Лиловыми Полосами. Я все ем.
— Как интересно! — Рука Грегора медленно поползла к бластеру.
— Особенно я люблю Ричардов Грегоров, — весело продолжало чудовище. — И обычно ем их в шоколадном соусе. — Оно протянуло вперед коричневую банку. На этикетке было написано: «Шоколад Смита — Идеальный Соус при Употреблении Грегоров, Арнольдов и Флиннов».
— Ты собираешься меня съесть? — Пальцы Грегора коснулись рукоятки бластера.
— Ну конечно, — ухмыльнулся Обжора.
Грегор уже держал бластер в руке. Через секунду яркий луч ударил в грудь Обжоры и, отразившись от нее, опалил стены, пол и брови Грегора.
— Мне он не повредит, — пояснил Обжора. — Я слишком высокий.
Бластер выпал из руки Грегора.
Обжора наклонился вперед.
— Я не собираюсь есть тебя сегодня, — сказал он.
— Правда? — удалось вымолвить Грегору.
— Конечно. Я смогу тебя съесть только завтра, первого июня. Таковы правила. — И с этими словами полосатое чудовище исчезло.

.................

После обеда Грегор растянулся на кровати и только успел закрыть глаза, как услышал чье-то извиняющееся покашливание.
— Хелло, — поздоровался Обжора. — Итак, его собственная галлюцинация явилась, чтобы слопать его самого.
— Хелло, дружище, — весело воскликнул Грегор, не испытывая ни страха, ни волнения.
— Я принес соус. — Обжора поднял банку вверх.
— Ты можешь идти, — улыбнулся Грегор. — Я знаю, что ты плод моего воображения и не сможешь причинить мне вреда.
— Я не собираюсь причинять тебе вред. Я только хочу тебя съесть, — сказал Обжора и подошел к Грегору. Тот наблюдал за ним с улыбкой на лице. Обжора наклонился и для пробы укусил его за руку.
От боли Грегор подпрыгнул и посмотрел на свою руку; на ней были следы зубов. Брызнула кровь, настоящая кровь, его кровь.
В этот момент Грегор вспомнил сеанс гипноза, который он однажды видел. Гипнотизер сказал человеку, что прижигает ему руку горящей сигаретой, и коснулся ее карандашом. Но на коже тут же появилась красная язва, как от ожога!..
Грегор попытался прорваться к двери, но Обжора схватил его и наклонился, чтобы добраться до шеи.
Волшебное слово! Но какое?
— Алпхойсто!
— Неправильно, — сказал Обжора. — Ну что ты так вертишься?
— Регнастикио!
— Нет. Прекрати наконец дергаться, и все будет кончено до того, как…
— Вуршпелхаппило!
Обжора, испустив дикий крик, взмыл в воздух и пропал.
Грегор упал в кресло… Какое счастье, что он вспомнил волшебное слово!
______________________________________________

Призрак 5. Пересказ.
Автора не знаю. Подозреваю, что Пересказчик специально перековеркал текст, чтобы контора не отклонила рукопись - как плагиат Веберовского варианта.

http://www.serann.ru/text/prizrak-5-8645

Перед Грегором воздвиглась какая-то фигура. Как и вчера система охраны не сработала.
Грегор медленно поднял взгляд. Некто, стоящий перед ним, достигал десяти футов в высоту и походил на человеке но только с крокодильей головой. Туловище у него имело малиновый окрас с поперечными вишневыми полосами. В лапе чудище сжимало здоровенную коричневую жестянку.
— Привет, — поздоровалось оно.
— Привет, — сказал Грегор, сглотнув слюну. Бластер лежит на столе, всего в каких-то двух футах. Интересно, перейдет ли чудище в нападение, если потянуться за бластером — Как тебя звать? — спросил Грегор со спокойствием возможным разве только в состоянии сильнейшего шока.
— Я Хват — Раковая Шейка, — представилось чудище. — Хватаю всякие вещи.
— Как интересно! — рука Грегора поползла в сторону бластера.
— Хватаю вещи, именуемые Ричард Грегор, — весело и бесхитростно продолжало чудище, — и поедаю обычно в шоколадном соусе.
Чудище протянуло Грегору жестянку, и тот прочел на этикетке: «Шоколад „Смига“ — превосходный соус к Грегора! Арнольдам и Флиннам». Пальцы Грегора сомкнулись на бластере. Он уточнил:
— Так ты меня съесть намерен?
— Безусловно, — заверил Хват.
Но Грегор успел завладеть оружием. Он оттянул предохранитель и открыл огонь. Прошив грудь Хвата, заряд опалил пол, стены, а заодно и брови Грегора.
— Меня так не проймешь, — пояснил Хват, — чересчур я высокий.
Бластер выпал из пальцев. Хват склонился над Грегором… — Сегодня я тебя не съем, — предупредил он.
— Не съешь? — выдавил из себя Грегор.
— Нет. Съесть тебя я имею право только завтра, первого мая. Таковы условия. А сейчас я просто зашел попросить тебя об одной услуге.
— Какой именно?
Хват заискивающе улыбнулся.
— Будь умником, полакомься хотя бы пятком яблок, ладно? Яблоки придают такой дивный привкус мясу! С этими словами полосатое чудище исчезло. Дрожащими руками Грегор включил рацию и обо всем рассказал Арнольду.

.................

Грегор в Хвата не верит.
Зато верит его подсознание.
Грегор шмыгнул было к двери. Хват преградил ему дорогу Стиснул в мощных лапах и приник к шее.
Волшебное слово! Но какое же?
— Альфойсто! — выкрикнул Грегор.
— Не то слово, — сказал Хват. — Пожалуйста, не дергайся — Регнастикио!
— Нетушки. Перестань лягаться, и все пройдет, не будет боль…
— Вуоршпельхапилио!
Хват истошно заорал от боли и выпустил жертву. Высок подпрыгнув, он растворился в воздухе.
Грегор бессильно плюхнулся на ближайший стул.

_____________________________________________________
Лично я вижу в этом полосатом крокодиле - агента маккартистской гебни, лилового долговязого глумаря, который забрался в дом с отмычкой, а ночью вылез из шкафа, чтобы взять тебя на арапа. А когда он получит санкцию прокурора или цедулку от судьи (в тексте это Первомай - традиционный день демонстраций), то самым законным образом сожрёт тебя с шоколадным вазелином, как бы ты ни брыкался. Однако ежели вовремя сказать волшебное слово "я звоню генералу Семьян Семьянычу" - он с воплем растворится в воздухе. Другие фамилии эффекта не возымеют. Вывод не слишком утешительный. Раньше искали жену, друга или сотрудника. А нынче, чтобы спать спокойно, надо обязательно повиснуть на каком-нибудь генерале. Или хотя бы полковнике. Да пусть даже майор! Некоторым и сержант сгодится, лишь бы из органов, с этого Рынка Трансплантологии 2.0. Однако старайтесь выбирать, чтобы обязательно был усатый. И высокий! Остальное - приложится.
Tags: английский, антропосемантика, герменевтика, сакро-каудальная антропология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments