antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

французский Тургенев о русском языке

Бармаглоты и трагопаны занялись задачами посерьёзнее, нежели щекотать моё сердечко и ликвидировать моих людей. Это правильно: время сейчас пограничное.

"В конце письма поставить Vale." - это по-русски означает, что письмо следует отдать какой-то Валентине.

Русские бесятся, когда им говорят "вы должны". Особенно если это говоришь бабе в какой-нибудь конторе.
- Я никому! ничего! не должна!!
Это верно. Русские никому не должны, разве что обязаны соблюдать законы РФ (согласно Конституции) и должностную инструкцию (согласно КЗОТ). Но и это не долг, потому что никто не соблюдает. Директора даже инструкции не пишут, ибо мартышкин труд. У русских практически нет чувства долга - перед родителями, благодетелями и обществом. Есть лишь смутное ощущение непогашенной задолженности и невыполненных обязательств. Поэтому разговор с кабинетным баблом надо начинать с констатации какого-нибудь ФЗ. Впрочем для неё и ФЗ вполне может оказаться ХЗ. А значение имеет лишь указивка конкретного шиш-кебаба, локального профессионального князька, которому закон не писан, и который наводит на это бабло священный трепет и ненависть. Нужна целая изыскательская работа, чтобы выбить этого бабла честно заработанное бабло. Ибо в святой вере, что оно "никому ничего не должно", главбабло расстаётся с баблосами крайне неохотно. Если подворачивается случай припахать надёжного лошка - губа отвисает до пупка, а как дело доходит до отслюнить - губа пересыхает и скорбно поджимается, прячется под нос: мол, внезапно наступили необычайные финансовые трудности, надо ждать и страдать.

Я сейчас изучаю антропорусистику - на новом герменевтическом уровне (и параллельно пишу телегу одному выдающемуся мастеру русского слова). И не перестаю удивляться, насколько это причудливая и парадоксальная антропосферно-информационная среда - русский язык! Неудивительно, что у гардариканцев такое загадочное мышление. И что носители других наречий стараются дистанцироваться от этого вербального макрокосмоса. Язык - дом бытия. Если в дом привести друга, он принесёт пользу. Но если друг окажется великий и могучий, правдивый и свободный, то это очень опасно. Он же весь дом развалит!

"Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины,- ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя - как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!" (Июнь 1882)

Эти слова начертал великий французский мыслитель Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883), находясь в отдалённом - и от этого приятном - районе Парижа под названием Буживаль, где мсье Tourguéneff сделал datcha. Написал он это незадолго до смерти, когда уже тяжко страдал от загадочной саркомы осевого скелета, сопровождавшейся мучительными болями. Хоть ему было всего 65 лет, он выглядел на все девяносто. На охоте его тоже изображают старым пердуном. На самом деле он много охотился в 1840-50-е, особенно в ссылке в Спасском, будучи на третьем-четвёртом десятке. По нашим меркам - юнец. Но при этом юнец небедный. В Спасском он сдержал псарню в 150 борзых и гончих. Недурно для ссыльного. По нашим меркам - молодой бизнесмен, владелец питомника.

В вышеприведённых строках русский язык восславил человек не вполне русский. Почётный доктор Оксфордского университета Жан Тургенэф значительную часть жизни (около 25 лет, в конце 1830-х, 1840-х и после 1863 г.) прожил за рубежом: в Германии, Франции, где в основном и издавался. Отчасти по этой причине «безалабернейший из русских помещиков» был, однако, самым богатым из русских писателей - к великой зависти Достоевского и его вероучителя Волгина. Русский язык Тургенева был довольно своеобразен. В 1843 г. этот коллежский секретарь МВД написал поэму "Параша", а годом позже поэму "Поп". При том, что у русских ещё в 19 веке парашей или парахой (созвучно с порошицей и прахом) называлось поганое ведро для арестантов, которое применялось и в народных избах. А "попами" русские испокон веку называли свои кормовые афедроны - даже странно, почему они так спокойно восприняли это слово в сакральном языке.

Разберём же эту конструкцию, вошедшую в хрестоматии.

1) Великий. Действительно - на русском языке создан колоссальный корпус текстов, включая переводы в спецхранах, позволяющий передавать тонкие нюансы содержания и описывать практически все основные достижения интеллектуального прогресса. Однако подлинного величия не ощущается. Язык великороссов вызывает неприязнь у народов мира, его неохотно учат даже бывшие народы СССР и соцлагеря, чтобы пользоваться культурным наследием. Даже ближайшие соседи, более того - внутренние малые народы - ЗАСТАВЛЯЮТ русскоязычных произносить собственные топонимы на свой лад, хотя не требуют этого от представителей других этносов. (Пример с Белоруссией я приводил ранее.)

2) Могучий. Могутность русского языка весьма относительна. Он очень уязвим в плане спойлинга, шиттинга, обфускации. Слова в нём быстро "портятся", выходят из моды, оскверняются похабными или тревожными коннотациями. Например, в 2010-е неполиткорректно звучат русские слова "хохол", "баран" и даже "девочка". Таких примеров многие тысячи. В официальной речи русскоговорящие вынуждены пользоваться жаргонизмами, эвфемизмами, а также латинизмами, галлицизмами, англицизмами (для иностранных заимствований обобщающего термина нет).

3) Правдивый. Парадоксальность, неправедность, неправдивость, лживость, ложность буквально пропитывает данный язык, проявляясь на всех уровнях: грамматика, синтаксис, текстология, семантика, логика etc. Примеров тысячи, если не миллионы. Любопытствующему иностранцу можно предложить начать с анализа конструкций "да нет!", "нет, да!", "нет-нет", "да-да?", "да-да-да!!", "не нет, а да", "нда!", высказанных с разной интонацией и понимаемые только русским.

4) Свободный. Свободы в нём нет и близко. Русские не способны назвать без ужимок и медицинских латинизмов элементарные действия, с которых начинается человеческая жизнь: коитус, эйякуляция, эмбриогенез, уринация, дефекация, лактация, метеоризм etc. Слова "какать", "пукать", "писять", "ссать" используют даже младенцы, однако они не вносятся в словари как непристойные. Огромный пласт речевых оборотов и слов использовать запрещено законом или этикой, хотя точного регламента и списка запрещённых слов не существует. Например, нет консенсуса, криминально ли сказать гражданину "жопа-негра", "хули-вылупился", "Рашка", "жаба". Ведь вполне законны сочетания "Хулио Пупо", "в округе Рашка есть деревня Жупа", "жаба из Нигера", "нижняя жупа хорватской жупании возглавлялась жупаном". Оскорблением могут счесть обращение "ты" (к гражданину начальнику) или "вы" (к любовнице), ошибку в звании или ударении ФИО, топонима, профессионального жаргонизма. Русофона может обидеть какое угодно слово вообще. А это признак слабости и несвободы.

5) Русский. Брат Иван Сергеич, ты в своих гробах немного отстал от жизни: это вовсе не русский язык. Лингвистический корпус федерации, превалирующие нарративы ноосферы, оксюморон нормативной базы, гипертексты рунета, веб-интерфейсы, вокабулярий миддл-класса, тезаурус унтерменшей и унтер-офицеров - это унивёрсум иншомовных слив, кальки и транслитерации, инфинитивное дацзыбао постмодернистского дискурса с номенклатурно-коммерческим матриксом. Европеец Тургенев, я полагаю, разобрал бы смысл этого предложения, однако его народные персонажи не поняли бы ни слова.

6) Язык. Это не язык, а метаязык. Внутри так называемого "русского языка" работает множество языков (матерный, литературный, канцелярит, детсадовский, языки разных областей науки и техники), позволяющих выразить одну и ту же мысль, пользуясь не только разными глоссариями, но и синтаксисом.

Однако в финальном аккорде умирающий Тургенев был глубоко прав. В 1877 году в возрасте 57 лет умер Николай Алексеевич Некрасов. Последние годы он тяжко страдал от мучительного заболевания - онкологии кишечника. И переживал, переоценивал свою жизни, искал сакраментальное "за что?!" Он пришёл к выводу, что политическое предательство, за которое ему накидали дерьма коллеги, это ерунда. Гораздо серьёзнее то, что он был по сути исступлённым убийцей. Некрасов как одержимый бродил по русской земле, которую он воспевал - и убивал её живых обитателей, больших и малых. Особенно обременяло его карму то, что он убивал медведей - хранителей экосистемы, эдификаторов. А ведь дикие обитатели природы приносили пользу сельским жителям в русской глубинке: это и добыча, и биологическая защита лесов и угодий. Тургенев перед смертью каялся, что убил много беззащитных птиц и зверей на охоте. Это правильно, ведь он убивал их не ради пропитания, а для бахвальства и удовольствия.

В детстве я перепутал Некрасова и Тургенева, за что мать меня высмеяла: дескать, первый был тщедушный клерк, а второй - могучий великан. Однако в реальности Тургенев охотился со множеством собак на мелкую дичь. А Некрасов обожал бросаться на медведя, и в один из дней якобы убил даже трёх медведей. Найти и убить медведя очень трудно и опасно. Даже смертельно раненный он способен подмять и убить охотника. Со временем Некрасов стал организовывать большие облавные охоты. Тем не менее он много бродил по русскому бездорожью с охотничьим снаряжением, добычей и едой, а это очень тяжело. Поэтому Некрасов вовсе не был дохляком. Это был двуличный и ловкий господин, который многое пережил - и в некоторые моменты давал по ушам и самому Тургеневу, например, спекульнув его текстами.

Любопытная деталь. Тургенев с Полиной Виардо, Некрасов с Авдотьей Панаевой, Маяковский с Лилей Брик жили в полиандрической семье, вместе с официальным мужем. Полиандрия считается большой редкостью у поздних гоминид, тогда как гаремная полигиния распространена довольно широко.

В одном Тургенев был прав - в финальном аккорде: "Ты один мне поддержка и опора". Это сущая правда. На русском языке очень хорошо материться, когда страдаешь, умираешь, подвергаешься ударам судьбы. Я стал специально изучать русский мат антропологически, и пришёл к выводу, что это мощный инструмент мобилизации и оперативной магии. Я ставил эксперименты, и получил успешную выборку подтверждений. Есть и фундаментальное психолого-антропологическое обоснование. Даст Бог, оформлю это как текст. Я даже применяю своё знание на практике. Недавно на кухне я готовил пищу и уронил нож. Чтобы он не воткнулся в ногу (такие случаи бывали в моей практике), я отпрыгнул, да так мощно, что зацепился за табуретку и грянулся на пол. А поскольку я инвалид, на лекарствах, стал очень неуклюжим. Поэтому падение было мощным, с ударом в пол коленями, кистями и всей мордой. Я неизбежно получил бы травму, тем более, что рука уже поражена саркомой. Однако ещё в полёте я разразился чудовищным русским матом. И эти громовые проклятья смягчили моё падение, будто взорвавшаяся подушка. А поскольку мат был артистичным, я расхохотался - и тем избавил себя от гневного гипертонического приступа на фоне панической ишемии. В итоге я только оцарапал колено. За счёт высокой табуированности русский язык в подобных ситуациях помогает как шоковая терапия лучше, нежели обсценная речь прочих языков, for sure.
Tags: антропорусистика
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments