antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

The Hanged Man and Angel of Vengeance

Меч архангела мщения - страшный таран. Тем более, если это двенадцатый старший аркан. Он не останавливается на полпути. Выполняет приказ теоморфа, даже если тот внезапно передумает. Питер и при жизни был жесток, а Питтура Инфаманте вообще не знает жалости.

31 августа - хороший день для оперативной магии. На море обычно стоят изумительные погоды, а лежбища освобождаются от молодняка. Полный штиль! Пустой рейд. Огромный, сияющий огнями ковчег, размером с 15-этажный дом. И с совершенно сгнившим нутром. Лучше мишени не придумать. И моментально вскипел двухметровый шторм. Кто-то барахтался так отчаянно - или это пошли круги от слёз Рыбака? Интересно, кто придумал отправить на погребение Погребняка? Какой-то галахист подсказал, не иначе. Миро Йессея - надо же было написать так откровенно. Jiajiaxin 加加薪 - достойная зарплата, дядя ассассин. Кто его резал? Скорее всего обрезанные. Обычное дело: кому-нибудь врежешь, а потом переживаешь всю жизнь.

Так вот почему мальчишку Крикунова десять лет мучили в застенках. Совершенно без всякой нужды. Бедняга, он совершенно обезумел от несправедливости. Не знает, в кого вцепиться, кого треснуть шваброй. Всего лишь предал свою фамилию - а какой трагический результат. Это тоже подлость, за которую ответят тортурологи.

Как ни прятался капитан за спину Асмодея, как ни обнажал головку, а Посейдон всё-таки поглотил его. Интересно, о чём он думал в последние секунды? Кричал ли "Ну не убивайте!" - как другой капитан, прозревший в сумраке Тригонум Можепсин? Наверное, вспоминал, как тонущие наматывались на винты. Плохо всё это. Отягощает карму, как герпесвирус-гесперорнис Ивонны Барр.

31 августа - важный день. Я тоже обычно прощался с синдскими травами и совершал Трансмутацию: Farewell, my Κιμμέρια. И закрывал архетип гостевания - насильственной внешней волей. Горенко-Стогова/Гумилёва-Шилейко/Пунина-Бунина, в тавричестве Ахматова, гостила на земле гораздо дольше, скорбя и завидуя. Алабужские скупердяи получили знатный подарок: 25 лет никто не мог жить в этом доме. Когда Pittura infamante восходила на Бродяжниковый кнес, досадовала лишь, что не может подняться вперёд ногами. В висках пульсировало пророчество-заклятье, начертанное рукою друга. В 1906 году это казалось бредом, зато позднее - в самую точку.

Народу Русскому: Я скорбный Ангел Мщенья!
Я в раны черные - в распаханную новь
Кидаю семена. Прошли века терпенья.
И голос мой - набат. Хоругвь моя - как кровь.
На буйных очагах народного витийства,
Как призраки, взращу багряные цветы.
Я в сердце девушки вложу восторг убийства
И в душу детскую - кровавые мечты.
И дух возлюбит смерть, возлюбит крови алость.
Я грезы счастия слезами затоплю.
Из сердца женщины святую выну жалость
И тусклой яростью ей очи ослеплю.
О, камни мостовых, которых лишь однажды
Коснулась кровь! я ведаю ваш счет.
Я камни закляну заклятьем вечной жажды,
И кровь за кровь без меры потечет.
Скажи восставшему: Я злую едкость стали
Придам в твоих руках картонному мечу!
На стогнах городов, где женщин истязали,
Я «знаки Рыб» на стенах начерчу.
Я синим пламенем пройду в душе народа,
Я красным пламенем пройду по городам.
Устами каждого воскликну я «Свобода!»,
Но разный смысл для каждого придам.
Я напишу: «Завет мой - Справедливость!»
И враг прочтет: «Пощады больше нет»...
Убийству я придам манящую красивость,
И в душу мстителя вольется страстный бред.
Меч справедливости - карающий и мстящий -
Отдам во власть толпе... И он в руках слепца
Сверкнет стремительный, как молния разящий, -
Им сын заколет мать, им дочь убьет отца.
Я каждому скажу: «Тебе ключи надежды.
Один ты видишь свет. Для прочих он потух».
И будет он рыдать, и в горе рвать одежды,
И звать других... Но каждый будет глух.
Не сеятель сберег колючий колос сева.
Принявший меч погибнет от меча.
Кто раз испил хмельной отравы гнева,
Тот станет палачом иль жертвой палача.


Потом наступила темнота. И воссиял Свет.



Главный Повешенный после повешения сам перевешал всех, до кого успел дотянуться. Включая самых близких и любимых. Некоторых даже выдернули для этого из ямы. Пощадили только одного, самого писучего - да и того не щадили, а били, били, били. Тот, кто вынуждает теоморфа повиснуть в петле и выкатить глаза, потом не очень хорошо себя чувствует. Места себе не находит. Просто не сразу это происходит. Возмездие расходится от эпицентра не сразу. Порой деити всё-таки умирает, а цунами ещё хлещет по головам. Я тоже в конце лета перевернул корабль - после того, как меня убили под Гуавгой. Но затем спохватился и всем подлецам позволил выплыть. И снова подставил шею. Как показывает практика, нельзя быть столь добродетельным - это опасно для общества. Инфернальная доброта бесит грешников как ничто другое. Вообще-то за такую наглость, как покушение на жизнь небожителя, впоследствии обязательно отвечают все, даже если они уже сдохли от передоза. Ответят и здоровенный фашист, и усатый провокатор, и лысый хитрован, и ядовитая щепка. Спичка зажжётся чиркачём - душманке будет особенно жарко. Пусть не обольщается и не шуршит учебником делириологии - он тоже пойдёт на растопку. Это уже не от нас зависит.

Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments