antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

социальный клещевой паралич

Гоминиды с их цепкими пальчиками были ценными симбионтами, поскольку выполняли функции лекарей гораздо эффективнее и нежнее, чем птицы-волоклюи. Приматы охотно грумингуют не только собратьев, но и других животных. У людей этот инстинкт тоже развит - до такой степени, что они покупают искусственные чесалки для вылизывания кошек. Гоминиды могли не только удалять паразитов, но и вскрывать каменными лезвиями и выдавливать нарывы, массировать воспаления, втирать целебные мази на жировой основе. Для этого не нужен диплом мединститута. Если смешать сок пахучих растений, золу и жир свежеубитого зверя, уже получается средство против чесотки. Хрестоматийный пример - лев, пришедший к человеку, чтобы тот удалил ему занозу из лапы. Но гоминиды чаще оказывали услуги животным, удаляя клещей и пиявок, которых в тропических экосистемах великое множество. Пиявки в большом количестве довольно ядовиты, так как нарушают свёртываемость крови, что приводит к внутренним кровоизлияниям. А тропические пиявки выделяют нейротоксины. Многие клещи также не только переносят инфекции, но и вводят нейротоксины со слюной. Клещевой паралич - серьёзная проблема, и основным способом лечения остаётся удаление клещей. Эволюционная подоплёка понятна: клещам выгодно обездвижить жертву, чтобы она не удаляла присосавшихся паразитов. Такая стратегия нередко используется и в социуме. В качестве парализующего инструмента социальные клещи могут использовать не только клещи, но и клещей. Возможно этим объясняется необычная эпидемиология энцефалита, норвежской чесотки и других акарогенных заболеваний. Биологическое оружие здесь разрабатывалось весьма интенсивно, с вовлечением лучших умов - а его надо на ком-то испытывать.

Диверсионное заражение антраксом - это лишь крохотная верхушка громадного айсберга всяких антропологических экспериментов, которые проводили рулевые [хуевертелы], ужасаясь и восхищаясь последствиями. Это довольно вредная для здоровья игра. Однако если игральщик - суицидальный пьяница и курильщик мочевиновой нарезки, ему как с гуся вода. Поэтому существует проблема индивидуальных микродиверсий на почве мести, преступного небрежения [пьяного похуизма], которые в совокупности уносят тысячи жизней сразу, и миллионы - отсроченно. Однако эта проблема не озвучена, не актуализирована и трудноуловима, поэтому [на неё всем насрать] она не встречает никакого отклика и резонанса. И лишь всякие алармисты [штопают гандоны] вбрасывают ноосферные инфекции тревожных разоблачений, чтобы омрачать и без того огорчённое население. Так делать не нужно. С глаз долой - из сердца вон. Нельзя объять необъятное.

Антропологическая инцидентология должна учитывать, что акты так называемой "халатности" зачастую управляются интуицией озлобленных урбанид, заставляя их против своей воли игнорировать правила, совершать деструктивные действия, агрессивно настаивать на опасном варианте организации работ, подгоняя доводы, а также подчиняться спецагентам внутренней диверсионной работы, вставляющим палки в колёса в силу службы и профессиональной деформации, чтобы продемонстрировать и своё собственное мастерство.

Также в инцидентах есть немалый компонент магии, которая проистекает от огромного числа скрытых и явных теоморфов. Размывание скотомогильников - вовсе не досадная недоработка или случайность. Антракс обладает особой, чудовищной волей. Возбудителя "священного огня" вывел какой-то древний микробиолог-маг. Озлобившись, он сделал так, чтобы жертвы заживо горели в адском пламени, обугливаясь до черноты. Это и есть Медуза Горгона - так выглядят колонии антракса. Антифагоцитарная капсула, стабильный геном, сверх-вирулентность без опасения убить хозяина и феноменальная устойчивость к антибиотикам говорят о том, что это - теоморф в прокариотической биосфере, бактерия-демон. Она может сколько угодно таиться в грунте и прятаться в безграничный пул беспозвоночных и позвоночных форм. Ассассинат-в-Законе напрасно стал возиться с антраксом, создавая андрофильные и молниеносные штаммы. Это гораздо опаснее, чем прожектёрство с армиями клонов и клоунов. Туда закабалили множество теоморфов-биофакеров, а у них есть совесть, которую не выжечь ни серой, ни сернилом. Незапланированную гибель всяких капралов и "лаборанток" может организовать даже эфемерная ундина. А наслать адский огонь на сотню трансокеанских огнищан и генералбесов опасности мог только курильщик громадной магической силы - когда они его окончательно допекли. Там диалектика многомерная, очень сложная. Надо об этом поразмышлять.



Клещи - несомненный фактор антропогенеза, повышавший выживаемость гоминид (особенно слабых ювенильных особей) в окружении великого множества специализированных хищников Прародины. Хищники пользуются услугами санитаров-чистильщиков и не трогают их. Гоминиды на этом рынке услуг оказались самыми успешными, поэтому ценились особенно высоко. Эко-паханы даже угощали их мясом.




Особенно уязвимы для клещей собаки, ведущие поиск добычи в высокотравье и буше. Дружба с псовыми весьма способствовала устойчивости стойбищ гоминид. Мало кто отдаёт себе отчёт, что так называемые "стоянки" древнего человека существовали на одном месте десятки тысяч лет - больше, чем любые современные поселения. А ведь в южных регионах даже поставленная на один день палатка становится прибежищем для множества клещей, бегающих шустро, как пауки. Как же "обезьяночеловеки" решали эту проблему? Вероятно, паразитов постоянно собирали дети и полу-приручённые пернатые сателлиты, в частности, представители воробьиных и голубеобразных. Голуби очень зоркие, и видят мельчайшие детали на почве. Поэтому они добывают пищу там, где кажется, что её нет - склёвывая мельчайшие семена, коллембол или иные съедобные объекты. И набирают большую биомассу. А воробьи поедают не только семена, но и множество мелких беспозвоночных. Эти сателлиты очищали стойбище и от сорняков-рудералов, стебли которых тоже становятся прибежищем клещей. Археологи уже доказали, что древние люди убирали и подметали свои жилые участки. Но для этого не надо быть семи пядей во лбу. Подметать научаются даже обезьяны. Норные животные удаляют из жилища как мусор, так и массу грунта, контролируя свои действия интеллектом. Очень чистое убежище у барсука - поэтому барсучьи норы существуют на одном месте тысячелетиями. Тщательно обустраивают свои гнёзда крохотные птички (ремез, печник и многие другие). А уж люди, с их килограммовым мозгом, тем более могли додуматься как избавиться от болезнетворного сора и хлама - вовлекая в эту работу и другие виды. Так возник симбиоз, доживший до наших дней.



Страдают от клещей и рептилии. На черепахах и ящерицах порой висят целые гроздья. А птицы, помимо раздувающихся кровососов, носят на себе полчища желёзниц-демодексов и всяких мелких перьевых клещиков. Поэтому им необходимы купальни и порхалища. Самые умные - врановые - даже приспособились окуривать свои гнёзда дымящимися тлеющими головёшками или окурками, чем вызывали немало пожаров. Научные праведники наконец-то похерили миф об ужасных ящерах, и признали, что динозавры были птицеподобными красавцами, покрытыми перьями, а следовательно - интеллектуальными животными со сложными поведением. Остаётся лишь сделать шаг, чтобы открыто сказать о существовании в мезозое континуума орнитоморфных и териоморфных животных, а вовсе не горстки "первоптиц" и "скрытных млекопитающих" на фоне кожисто-чешуйчатых неповоротливых тварей. Мезозой был расцветом биосферы, которым управляли свои богоподобные эдификаторы, причём гораздо успешнее, чем гоминиды и кошачьи. Возможно, последние птицеящеры тоже получали от гоминид услуги по удалению паразитов. Но в какой-то момент санитары ликвидировали опасного пациента, чтобы не доставлял хлопот. Феникс сгорел навсегда.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment