antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

  • Mood:
  • Music:

ROCKING, SWINGING, SHAKING WAVES

В один из дней у нас был замечательный maintenance: я с двумя дивчами поплыл к Little Palm Key, этому волшебному островку богачей, и там мы ныряли за водорослями: выпускали старые образцы на волю, а новые доставали и клали в большие кюветы. Девицы ныряли как русалки, и молотили ластами в воздухе. А я вначале был лайфгардом и поднимальщиком кювет: надо было вытащить их снизу на борт, это страшно неудобно, я все боялся, что уроню на головы девиц, но обошлось. А затем я тоже попробовал, и оказалось очень тяжело – занырнуть с кюветой, набрать в нее охапку водорослей (у которых такие известковые лепешечки, и в этих кустах обитает масса живности).

Там я увидел морских ежей-диадем с длиннейшими опасными иглами, кое-где плавали медузки-парусники, пугающе похожие на физалий, а еще мы взяли рака-отшельника в здоровенной раковине фужера (lightning-welk, busycon). Мы привезли эти водоросли, и погрузили их в круглый танк с морской водой. Изучая эти образцы, дети убеждаются, что там обитает масса организмов, поэтому не стоит разрушать поля водорослей якорями и винтами. Получение этих представлений - не просто развлечение, а необходимость: во Флориде масса людей имеет плавсредства и обязуется выполнять сложные правила судоходства, включающие сохранение природы.

А на следующий день мы плавали на рифы, была волна, и я немного укачался.
Я, кстати, узнал, что рок, шейк и свинг, это у них не священные, а самые обычные слова, которые означают «качаться».
Со дна поднялась муть, и весь рифовый народ куда-то попрятался.

В голове у меня опять играет песня из фильма "Свой среди чужих", где Градский распевает невероятно сложный для исполнения текст "Лодку большую прадед наш решил построить для внуков. Строил всю жизнь! Но недостроил ее тот прадед наш..." Но звучит она не одна: на другой стороне мини-диска этого музыкального автомата записана "Shade of Pale", эти песни поразительно похожи по рисунку, они звучат постоянным фоном, будто некий посетитель моего кафе вкладывает в автомат одну монетку за другой.

Днем – еще один boat-trip, когда мы отправились в Особое Место. Я там уже был, но только глазами - смотрел туда с Острова-Факела, вглядывался - вон между мексиканскими водами и мангровыми краями лежит маленький островок с названием под стать: Secret Island. И вот мы его достигли на своем кораблике, в чем секрет? Ну на то он и секрет, его нельзя рассказывать.
Мы там плавали в мангровых корнях и паслись в полях морской травы, был закат, в проливе стояли рядком наши флэттопы, а рядом изучала морское дно ребятня из лагеря... Для них это волнующая поездка, всего три дня, когда они вырвались из своих школ и приехали в этот лагерь-институт-биостанцию, чтобы встретиться с морскими сообществами, и даже поизучать их...

Вечером сгустилась тьма, и мы в третий раз вышли в море! Уселись на палубе, но сперва проверили все спасательные жилеты – горят ли на них лампочки, они горели, затем мы водрузили впереди двусторонний фонарик (starboard зеленый, а port красный), а наверх поместили длинный шест с белым фонариком (чтобы все знали, что у нас «power-driven vessel»), а над ним еще один зеленый, ведь мы намеревались - ни много ни мало - вести промысел! Пусть мы спускали за борт всего лишь маленькую планктонную сетку, все равно, это был trawling, значит надо сообщить об этом особой системой огней!
И мы поплыли в полумраке, но он сиял, этот черный мрак ночи – даже он светился белым, как всё здесь светится, потому что было полнолуние и разводы жемчуга оставались в небесах. А Луна вдруг показалась мне еще одиним круглым фонарем: она висела над нами, будто отмечая еще одну мачту, а может, она показывала кому-то в космосе, что осторожно, Земля совершает маневры на полном ходу, дайте дорогу, разные там Марсы и Юпитеры...

Вода шелестела, огоньки яхт мерцали, сетка наполнялась планктоном, а чтобы хорошо его смыть со стенок, Келли зачерпнула ведром на веревке, и вдруг как крикнет печально «Oh, my God!» - оказывается у ведра отскочила ручка, и мы сразу развернулись – «Ведро за бортом!!», помчались, стали светить мощным прожектором туда, где плавало это бедное ведро, другая девушка бросилась на палубу, свесив руки, прожектор светил ей под коротенькую юбку, она таки дотянулась и спасла ведро, все смеялись, очень смеялись, а вокруг плыла ночь.

Затем мы вернулись в уютную гавань с цветными фонариками и пальмами, там звенели детские голоса – шли вечерние занятия. Поодаль в темной бухте вспыхивали фонарики и раздавался визг, смех, возгласы – это «night wading», где ребята бродят по мелководью и рассматривают ночную жизнь, на ногах у них специальные мокроступы (wading shoes), чтобы не пораниться.
Планктон мы рассматривали в лаборатории, и я поразился, сколько разных созданий, в основном личинки ракообразных, реже встречаются аннелиды, икринки, планулы. Я даже узрел морских стрелок (никогда их не видел живьем).
Под конец все разошлись, а я никак не мог оторваться от этого волшебства, такая теплая тропическая ночь и электрическая белизна, а в желтом круге микроскопа поблескивают шипастые прозрачные существа, которых я до этого видел только в книгах. В аквариумах актинии распустили свои небрежные гривы, в ванной с надписью touchy-feely задвигались морские ежи, в другой ванной с прозрачными стенками (looky-glassy) плавали медузки и причудливая рыбища, рогатая и с лапами.
Я поехал домой. Земля была твердой, но палуба подо мной продолжала качаться и безнадежно крениться в прошлое. От себя трудно убежать – через месяц будешь настигнут даже в другом полушарии.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments