antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

рапсодия о музыкальной антропологии

0. Текст не отредактирован. В работе.

Перечитывая античную классику, обнаружил занятный текст. Его мораль, пожалуй, более глубока, нежели у Крылова, потому что очерчивает основу гносеологической онтологии.

Басню теперь расскажу я царям, как они ни разумны.
Вот что однажды сказал соловью пестроглазому ястреб,
Когти вонзивши в него и неся его в тучах высоких.
Жалко пищал соловей, пронзённый кривыми когтями,
Тот же властительно с речью такою к нему обратился:

"Что ты, несчастный, пищишь? Ведь намного тебя я сильнее!
Как ты ни мой, а тебя унесу я, куда мне угодно,
И пообедать могу я тобой, и пустить на свободу.
Разума тот не имеет, кто мериться хочет с сильнейшим:
Не победит он его - к униженью лишь горе прибавит!"
Вот что стремительный ястреб сказал, длиннокрылая птица.
Слушайся голоса правды, о Перс, и гордости бойся!
Гибельна гордость для малых людей. Да и тем, кто повыше,
С нею прожить нелегко; тяжело она ляжет на плечи,
Только лишь горе случится. Другая дорога надёжней:
"Праведен будь! Под конец посрамит гордеца непременно
Праведный. Поздно, уже пострадав, узнаёт это глупый."


(Гесиод. Перевод В.В. Вересаева. / Античная литература. Греция. Антология. Ч.1 / Сост. Н.А. Фёдоров, В.И. Мирошенкова. - М., Высшая школа, 1989. - 512 с. - С.64.)

Этот дидактический эпос написал Гесиод почти три тысячи лет назад. Недурно! Коллега в самую точку попал.

В сущности, называвший себя рапсодом, античный поэт и был певцом - он исполнял своеобразный рэп, чтобы вверенный его воспитанию оболтус усвоил наставления частного учителя. У Гомера был другой уровень: не молодёжный рэпер, а этакий Вечерний Ургант, античный телевизор или киномеханик. Гомер, это вряд ли был один человек - скорее целая бродячая труппа из креативных артистов и сказителей. Такой же коллективный проект, как Шекспир. Прибывая в античный полис, Гомер исполнял длинные исторические сериалы, перемежаемые рекламой и выпусками новостей. Такую громаду, как "Одиссея" за один раз не сбацаешь, надо поселиться на целую школьную четверть. Потом надоест, пора уезжать. Жизнь на одном месте в средиземноморских маквисах надоедает как раз через пару месяцев.

Сведения в те времена подавались не длинными лекциями, а небольшими порциями, которые перемежались разъяснением, что значат какие-то слова, названия, и о чём вообще речь. Это как Упанишады или Библия с комментариями. Древняя поэзия предназначалась не для чтения про себя, а для декламирования перед группой, чтобы самоутвердиться и продвинуть какую-то идею. А также заработать бесплатный ужин и респект. Скорее всего мероприятия по информированию и пропаганде в формате искусства проводились вечером, у костра. А собственно научную учёбу, как тренировку ума и наблюдение фактов, осуществляли утром, когда вокруг светло и голова свежая.

Поэтому поэтические тексты предусматривали наличие метатекста, надстройки, комментариев, пояснения, актёрской экспрессии, музыки, а также интерактивности. В старые времена люди не были такими зомби, как студенты или советские сидельцы концертных залов. Они слушали горячо, перебивая, повторяя, пританцовывая, соучаствуя в камерном исполнении. Исполнение строилось так, что никто не скучал. Все были свои: кто-то слушал вполуха, кто-то из зрителей веселился, подпрыгивал, лежал, закусывал, груминговал подружку. Если надоело или возмутило, все засвистят или начнут кидаться. Сейчас в кинозалах происходит примерно то же самое, только без приплясывания. В коммунальные времена тотального шпионажа полумрак кинозалов позволял даже уединиться с девицей и обзавестись животом - поставив родню перед фактом неизбежной свадьбы.

Декламация поэзии сближала так, как чтение сказки на ночь детям. Скучноватые гекзаметры перемежались шутками, понятными лишь некоторым, которые покатывались со смеху, к зависти непонятливых. Приезд барда был событием, таким же, как ныне гастроли поп-звезды. В древности люди много передвигались по воде: так проще перемещать грузы. Речка, море, озеро были в первую очередь дорогой, а не препятствием. Отсюда образ Стикса, Реки Мёртвых - на нём не столько переправлялись в Загробный Мир, сколько уплывали прочь, исчезая из вида.

Когда лодка приближалась к деревне-полису, её могли атаковать, думая, что это пираты-разбойники. Подростки, которые любят тусоваться на берегу, могли запросто закидать камнями или сами ограбить архипелагических навигаторов. Тогда нравы были дикие, и талассократия враждовали с терриократией. Всякое судно было потенциальным другом - и одновременно опасным пиратом-работорговцем. В море плавали только сильные, лихие люди, которым палец в рот не клади. Если понравишься, угостят и одарят. Если разозлишь - ограбят и выкинут за борт.

Поэтому ещё с воды надо было кричать, кто плывёт, типа, не стреляйте, это Витя Цой с гитарой! И ещё Гомер с кифарой!
- Урааа! К нам плывёт Цой! Все сюда! Несите вино и жратву!

Музыкальность привлекала душу, а разъяснение и медленное исполнение позволяло быстро выучивать язык древней рок-звезды. Поэтому разрозненные поселения Средиземья объединялись единым культурным полем. В каждом селении существовал уникальный сленг, чтобы дистанцироваться и хранить секреты. Был внутренний бытовой язык, семейный язык, подростковый тусовочный язык плюс язык тайного общества воинов-убийц, шакобзе. Такая картина сохранилась в Папуа или лесной Африке, и была зафиксирована учёными. А между селениями, демами, хуторами, семьями использовался обобщающий племенной язык, аналог современного пиджина (которых тоже великое множество). Когда возникли государства, собиравшие дань со множества племён, они насаждали государственный язык - искусственный, литературный. Древний бард был обязан, по-видимому, исполнять целый набор текстов на множестве языков, а не как нынешние квази-звёзды, прославившиеся одной песней, и гоняющие её десятилетиями.

Разумеется, если имя барда было Тырпрпхаттнаркуддурпашталахт, в туманном море это не озвучишь. Поэтому требовался звучный бренд:
- Хоме-е-е-ер! С нами Хоме-ер Симпсо-о-он! Не кидайте камни, мы плывём на промо-акцию!

Музыкальная антропология - это ключ к пониманию колоссальной загадки: как люди в древности мигрировали, перемещались, кочевали, и почему при этом не погибали.


В старые времена было очень трудно перемещаться. Путешественнику могли набить морду даже на соседней улице, не говоря уже о чужом городе. Там надо было презентовать себя через властей, иначе неизбежно ограбят и убьют. Историями, а точнее, протоколами подобных избиений изобилуют, например, "Деяния Апостолов". Путешественникам, исследователям-натуралистам в старые времена надо было обладать огромным мужеством и силой личности (и оружием), чтобы продвигаться по чужим землям и выведывать секреты тамошней природы. Это всех бесило. Такая ситуация существовала и в СССР, особенно в периоды шпиономании. Ксенофобия урбанид в Гардарике была очень сильна: если пешеход был молод, не выглядел внушительно, считал ворон, к нему обязательно подкатывала кодла, и первый вопрос: "Ты откуда?"

Когда Пушкин ехал по городам и весям, он старался создать хоть какую-то помпу, и кокетливо писал, что его принимали за важную шишку, на постоялом дворе кричали: "Едет генерал!". Но это требовало изрядных затрат. В Оренбурге он был вынужден вести себя по-генеральски, раздавая за сведения огромные деньги, и очень потратился. Попросту остался без копейки. Поэтому ради элементарного пожрать ему приходилось идти на хитрость. Об этом можно прочитать в сборнике документов, который сделал переводчик вышеприведённого стиха, выдающийся герменевт и военврач Викентий Вересаев.

А как же перемещались люди в те времена, когда не было огнестрельного оружия, милиции, правового воспитания, когда каждый был охотником и каннибалом, имел приручённых собак или даже львов, и превосходно знал свою местность? Автохтоны имели неоспоримые преимущества и питали неприязнь к пришельцам, как носителям инфекций и конкурентам. Почему же их не убивали? Ответ таков: их спасала волшебная сила искусства.

В далёкие путешествия отваживались идти не все люди, а те, кто имел фактуру бременского Трубадура - то есть был хорош собой и пассионарен. Сильный, креативный, подвижный, мечтательный, страстный, здоровый человек, который вырос без невротизирующего давления, автоматически приобретает артистическую фактуру, способен красиво двигаться, вокализировать с высокой амплитудой и чётким ритмом, быть проницательным и эмпатичным. А у истинных людей такие качества очень ценились. Они ещё не были подлыми огороженными заключенными, и не истребляли лучших во имя стабильности своей тюрьмы, как это делают урбаниды. Поэтому, как я полагаю, древние люди путешествовали небольшими группами (оптимум - 12 человек), с ручными животными, музыкальными инструментами, украшениями, орудиями охоты. И при входе в новый экотоп (обычно границы обозначал какой-то приметный географический объект), устраивали ВЫЗОВ. Допустим, зажигали костёр и ритмично пускали густой дым. Или издавали сильный звук. Так поступали современные аборигены Австралии. Диджериду, тамтамы и сигнальные костры разносят информацию на большое расстояние. А потом они устраивали рэп-баттл, а не войну. Побеждала дружба и волшебная сила искусства. Враги преклонялись не перед силой, а падали ниц от смеха и восторга - если заморские звёзды достаточно потрудились на репетициях.

Если бы люди только воевали и охотились, они бы убивали пришельцев моментально. Древний охотник знал свою долину так же хорошо, как хозяин - свой двор. И по одному щебету птиц он определял, что и где происходит. Более того, птицы и звери сами доносили ему сведения, потому что человек был эдификатором, регулирующим экосистему. В современном мире такая связь есть. Например, врановые заставляют крупных хищников пойти к туше павшего копытного, чтобы они разворотили грубую шкуру и дали доступ к мягким тканям. Иначе ворона может проклевать только глаза. А медоуказчик ищет соты, а затем медоеда, и криками зовёт его в то место, чтобы затем собрать воск и личинок. Мёд ему не нужен. Homo sapiens verus действительно понимал язык зверей и птиц, и мог разговаривать с ними. Это не сказки. Ничего сложного нет в том, чтобы понять, кто вспугнул птиц, антилоп, или почему встревожилась собака. В древности люди не вели абстрактных бесед про кросскорреляции ретикулома стелярных теорий и не зависали в антирабических лытдыбрариях, поэтому бытовое общение с умной охотничьей собакой практически не отличалось от общения с глупой и толстой женой. И мотив способности общаться с животными и растениями ничуть не мифологичен, а вполне реалистичен. Более того, древний человек находился в мире музыки. То, что он сам исполнял, как музыку, органично вплеталось в повседневную вокализацию, и в акустическое окружение, было пронизано подражаниями и созвучиями.

Нам это трудно понять, поскольку мы выросли в совершенно другом акустическом энвайронменте, в городских и квартирных шумах.

Сегодняшняя музыкальная сверхкультура сильно отдалилась от обыденных шумов, особенно в городской среде.

А когда человек жил на природе, естественные шумы - журчание воды, пение птиц, топот копытных, вой волков, жужжание жуков, смех детей сплетались в единую Музыку Вселенной, которая была Гармонией Мира. Именно её пытались найти философы из первых урбанистических узилищ - полисов цивилизации.

Слова politia - civis означали "город", буквально "огороженный". Если жить в неогороженном поселении, в условиях стойбища, юрты, то при неизбежных ссорах с соплеменниками можно переселиться, разъехаться или просто на время уйти в лес. В гардарике такое невозможно. Потеряешь дом. В твоё отсутствие туда кто-то залезет, разграбит, вселится. Поэтому надо искать способы уживаться с врагами, то есть подавлять и подчиняться, разделять и властвовать. Нужен самоконтроль, мягкая жёсткость и привычка к мощным стрессорам. В энвайронменте ранних поселений было много стрессоров. Обстановка была примерно как в зоне или американской тюрьме, изображаемой в кино. Все по камерам, ночью закрываются двери, прогулки в каменном дворике, постоянный невыносимый шум, агрессия, склоки, напряги, унылый грязный труд, непонятно зачем. Вместо деликатесной дичи - баланда. Вместо совместных сафари - постоянная грызня, все силы уходят на незаметную месть. Главная мотивация деятельности - как испортить жизнь соседу? Огораживание страшно деформировало человека, превратило его в урбануса и поставило на грань вымирания. Чтобы выжить, он извернулся и устремился к новому идеалу - окультуренному пространству, цивилизованному образу жизни, отсрочив своё вымирание ещё на несколько тысячелетий. Чтобы не завидовать природному человеку, не тосковать по утраченному раю, урбаниды постарались истребить его физически и ментально, создав крайне превратное представление о "пещерных людях" и варварстве каннибалов каменного века. На самом деле именно урбанус является пещерным жителем, а древний сапиенс почти не покидал открытого неба. Именно урбанус является людоедом, который добывает ресурсы ценой умерщвления себе подобных. А древние Homo старались не убивать людей. Системный каннибализм - это не продукт охоты на человека, а способ утилизации тел умерших и профилактики синдрома хибакуся.

Древний человек жил в состоянии острой музыкальной сопричастности с миром, и регулярно испытывал те ощущения, которые современные урбаниды пытаются почерпнуть на концертах или трибунах болельщиков. Оценить чувство Музыки Сфер и Гармонии Мира, которое испытывал Homo sapiens verus, человек каменного века, можно лишь в условиях экстремальной робинзонады, когда жизненно необходимо изо всех сил напрягать интеллект, все силы, ради выживания, и чутко вслушиваться в то, что происходит вокруг, в звуки дикой природы. Тогда сознание перестаёт дремать, мобилизуется, и окружающий мир начинает "разговаривать" - листья шепчут, у ручья разговаривают духи умерших шаманов, костёр пощёлкивает медленное фламенко, ветер и гром бьют в колоссальные литавры, а животные устраивают ради тебя небывалый концерт, явственно произнося понятные тебе слова и фразы. Вряд ли у вас был такой опыт. Он очень редкий. Для его получения надо "слиться с природой", пройти через заповедную природную территорию, более того - заблудиться, упасть, повиснуть на скале, тонуть, потерять багаж, встретить опасного зверя или ещё как-то мысленно распрощаться с жизнью. Тогда ретикулом Человека встраивается в ретикулом Вселенной, Атман связывается с Брахманом, душа прозревает для восприятия магической реальности. Ошеломление горожанина, получившего такой опыт, описано в книгах Кастанеды. Его труды, это, разумеется, модель, метафора, посредством которой учёный пытался объяснить урбанидам, что такое - быть Человеком, достучаться до их души через бетонные стены.

Я таким опытом располагаю, поскольку побывал более чем в сотне заповедных территорий, причём с раннего детства. Я не являюсь "турягой", не увлекаюсь туризмом и даже презираю их браваду и субкультуру. Это как оборотень-вервольф, а у меня уровень мага вне категорий. Я сам могу создать туристический маршрут в любом месте, и превратить в туриста самого беспомощного домоседа. Пушкин не посещал достопримечательности, он их СОЗДАВАЛ. Где шагнёт - там вырастает мемориальная доска: "Здесь побывал Пушкин!" Где присядет, там уже памятник стоит. А где ляжет на диванчик - там даже дом-музей возникает. Посетители, конференции, деньги. Такой способностью мало кто обладал, разве что самые сильные теоморфы, создававшие центры притяжения миллионов паломников буквально на пустом месте, будь то пустынь или пустыня Аравийского полуострова.

А туризм, это вторичная деятельность, потребление достопримечательностей. Именно это имели в виду даосы, когда говорили, что истинное путешествие можно совершить, не выходя за пределы двора. Потреблять ресурсы путешествия важно в начале собственного пути. А когда мастер становится зрелым, он путешествует внутри себя и сам создаёт Путь.

Спортивный и культурно-познавательный туризм - это развлечение, тренировка, компонент саморазвития, образования. Я занимался этим, когда был ребёнком. Значок "Турист СССР" и разряд я получил ещё в 11 лет, хотя в таком возрасте детей на маршруты такой сложности не допускали. Но я на природе работал только профессионально: как коллектор, разведчик, гид, руководитель экспедиции, начальник отдела в главках региональных министерств по туризму и природопользованию. Коллектором-напарником и руководителем исследовательских проектов на природе я фактически, хотя и неформально, был ещё с дошкольного возраста - и добывал очень приличные ресурсы. В школьные годы я работал на земле: как лесоустроитель, овощевод, плотник-бетонщик, редактор природоохранного проекта, участник экологических экспедиций. Я не зарабатывал шантажом, вымогательством, побоями, кражами, грабежом, подлогом, как некоторые мои однокашники. Это плохо. В современном мире второй вариант более респектабелен. В 15 лет я заработал очень большие деньги на стройке - мучительно трудясь на строительстве здания. Техника безопасности там была на нуле, и меня дважды ударило током (второй раз 220 вольт в висок - неплохо). Здание стоит до сих пор, и даже выглядит довольно прилично. А моя трудовая книжка начинается работой в геологоразведке, где я тоже заработал очень много - а условия были кошмарными. Я всегда зарабатывал, словно Будда - касаясь Земли. И КПД этого прикосновения был огромен.

С ранних лет я зарабатывал блага за счёт интеллектуально-научной деятельности, как эксперт в области естествознания, природоведения. Это редкий случай. В основном дети зарабатывают фактурой, например, презентуя себя в кино или на сцене как музыкант. Но я таким ресурсом не располагал. Его сломали. Окружающие очень постарались, чтобы я не был способен исполнять гармоничные звуки и скверно выглядел. Меня систематически долбили за попытку напевать, мурлыкать, декламировать или музицировать. Таков был порядок. "Бренчать на гитаре" считалось грехом, чуть ли не преступлением. Если и музицировать, то пиликать на никчемной скрипке, или блямкать на фано, которое не возьмёшь с собой в поход. Моего брата за попытки самостоятельно освоить гитару просто убивали. Не умея контратаковать, он сублимировал стресс по иерархическому порядку клевания - долбил меня. Если выложить из спичек БРАТ, и не жадничать, а затем переложить всего одну спичку, получится ВРАГ. Когда я вошёл в силу, пришлось его просто ликвидировать. Но эффект остался: я не музыкален как исполнитель, и выгляжу как огородное пугало. Люди реально пугаются, завидев меня. Они правы: если теоморф разозлится, он способен убить одним взглядом.

Горе - Glory.

Самые ярые противники творчества и апробации креативных способностей - психиатры. Они в лирике видят только делирий. Профессиональная деформация личности. Креативность по своей логике предусматривает выход за рамки нормы, отступление от канонов, нарушение правил. Чтобы создать новый контент, надо кривляться, дурачиться, проявлять странность. Но для них аномалия - это извращённость, явственный критерий заболевания. Есть, правда, практики-психиатры, которые помогают людям. Они пользуются нозологическим критерием заболевания и аномалии, принятым ВОЗ - страдание. Если человек испытывает страдания и причиняет их окружающим, более того, если кто-то обратился по этому поводу к данному психиатру, то он вправе констатировать психическое заболевание, нуждающееся в лечении. Однако в стране победившего социализма преобладают тоталитарные психиатры с другим подходом. Критерием болезни для них является УКАЗИВКА. Их главная функция - "обосновать мазу", по которой можно ликвидировать неугодного методом изоляции и умерщвления личности. Они делают это топорным методом - просто запирают на десять лет в этакий вокзальный общественный туалет, населённый уродливыми бомжами, которые целыми днями расхаживают в отвратительном солдатском белье и по малейшему поводу атакуют, подавляют, запрещают. Однако если госпитальный психиатр получит указивку ПОДЛЕЧИТЬ, а на подличать, он разительно меняется. Добродушная беседа, ободряющая психотерапия, продвинутые лекарства способны быстро вернуть в норму любого озверевшего госбандита. Поэтому в закрытых отделениях отбывает наказание множество представителей спецслужб и так называемых властей, у которых поехала крыша от сочетания стресса и вседозволенности, от доступности наркоты и запаха крови. Но это всё засекречено, разумеется. Препараты, которыми их пичкают, тоже не слишком полезны. От них голова идёт кругом.

Гесиод жил в древние времена, когда в Средиземноморье было очень много ястребов, и они властвовали в небесах, наводя ужас на птицеводов. Азиатская курица и африканский голубь были очень ценной птицей, не то что сейчас. Но в более поздние времена огнищане уничтожили природные леса. Появились обширные пустоши, хаотичные пойменные заросли, экотоны. А такие места как раз любит соловей, поэтому их стало много. Люди любили соловья, но ненавидели хищных птиц. Их истребляли - как оружием, так и агротехническими ядами. Сильные и властные люди символически приручали и разводили хищных птиц, как бы для охоты. На самом деле проку от царской соколиной охоты было мало, одна метафора. А в сельской местности хищных птиц запугивали и били, чтобы не хватали цыплят и ягнят. Этим занимались мальчишки. В 20 веке пережитком этой традиции было коллекционирование птичьих яиц и стрельба из рогаток, которая уже не приносила такой практической пользы, как раньше.

Поэтому соловей в новой эре приобрёл значительное преимущество перед ястребом. Хищник прятался от человека, а соловей дерзко селился прямо под окнами домов, да ещё и издавал одни из самых громких звуков среди животных. Песня соловья слышится за километр. Отец рассказывал, что в детстве в их саду соловьи по ночам пели так громко, что он выходил и кидался в них подушкой. Однако ультрасовременные урбаниды настолько роботизировались, что ликвидировали как ястреба, так и соловья. Они уничтожают всё живое. Даже самих себя. Человека больше нет, его заменил "субъект права" - в котором уже не осталось почти ничего органического, живого, одни документы, регламенты. И механизмы для умерщвления кого бы то ни было. Нынешний усреднённый царь стремится убить не только соловья, но и ястреба, а также Гесиода и самого Перса. Персов тоже поубивали немало. Многие миллионы, если не миллиард, представителей переднеазиатской расы (или арменоидов) погибли насильственной смертью, получили травмы агрессии или испытали гонения. Война в Заливе, это лишь маленький частный случай. Я пока не узнал, за какие прегрешения их так возненавидели теоморфы вселенского масштаба. Высокомерие само по себе - не повод для геноцида. Выяснить конкретику ещё предстоит - она сильно замаскирована.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments