antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Category:

совоокая совка и сенсуалистический соматогенез

Есть много удивительных примеров мимикрии, но в такой просто невозможно поверить.



Разумеется, это фотошоп. Непарный шелкопряд не имеет такого рисунка. Однако существуют бабочки, имеющие выраженные глазки - причём и на нижней, и на верхней паре крыльев. В связи с этим возникает вопрос, какую роль сыграл в антропогенезе фактор мимикрии.



Поисковики тоже обманываются мимикрией бабочек, выдавая визуальный ряд вместе с портретами сов и кошачьих. И весьма хищных большеглазых красавиц.


У представителей Animalia мимикрия - это весьма существенный фактор отбора. Можно скаламбурить, что для анималия это не аномалия, а анимация. Мимикрия встречается с такой же частотой, что и мультфильмы в корпусе кинокультуры. Животные приобретают сходство с особями собственного вида (эндомимикрия), особям другого вида с опасными свойствами (экзомимикрия), несъедобным объектам (маскировка). Мимикрия может быть статической, без участия поведенческих процессов. Равнокрылая горбатка всегда похожа на кусочек коры с шипиком, независимо от положения тела. Гусеница бражника сзади имеет "жало", совершенно неопасное. Однако из-за этого её побаиваются даже самые боевитые мальчишки.

Мимикрия может быть динамической. Гусеница поднимает переднюю часть тела и раздувает её, превращая в "голову змеи", хотя это никакая не голова. Потревоженная бабочка раздвигает верхние крылья, демонстрируя глазки. Это поведение проявляет признаки целенаправленности, так как акцептор результата действия отключает реакцию после того, как угроза миновала. Но оно не имеет такого сложного динамического контроля со стороны рассудка, который наблюдается при высших формах подражания - когда обезьяна обучается делать что-то у человека, или дразнит его, или когда фразы повторяют пернатые с наиболее развитым интеллектом (ворон и попугай жако). Это рассудочное целенаправленное подражание.

Целенаправленное подражание может быть не-рассудочным, основанным на врождённых фиксированных паттернах. Например, вертишейка, когда её потревожишь в дупле, демонстрирует очень странное поведение. Эта птица совершенно не похожа на змею, скорее на воробушка. Но если она прячется в гнезде, то невероятно вытягивает шею и шипит, вдобавок расправляет перья на голове, округляя её. Полное впечатление, что в дупле змея. А если взять вертишейку в руку, она делает такие движения головой, будто это действительно змееподобная тварь, которая норовит укусить в руку. Хотя атакующая поверхность - вовсе не рот, а свод головы.



На самом деле на этом видео больше похоже, что птица, мягко удерживаемая рукой доброго человека, не стремится отчаянно вырваться, а бережёт силы, и совершает ласкающие, просительные движения. Птицы вообще любят тактильную ласку, ручные зачастую - очень сильно.

Иногда фактор мимикрии давит с невероятной, необъяснимой силой, придавая насекомым такое сходство с неживыми объектами, что оно превосходит любую надобность. Ни одна птица или обезьяна не способна в полной мере оценить стараний палочника или бабочки, которые приобрели сходство с зелёным листом, более того - с листом бывалым, погрызенным гусеницей, подсохшим и невкусным.

Я считаю, что применять термины "подражает", "имитирует" при описании любой мимикрии некорректно. Русский язык достаточно богат, чтобы дифференцировать в научном дискурсе синонимический ряд: 1) мимикрировать, 2) сближаться (походить), 3) маскироваться, 4) имитировать (подражать), 5) идентифицироваться, 6) трансформироваться (превращаться).

Мимикрия - это общий термин, у него нет чёткой дефиниции. Чтобы запутать профанов, специалисты нагромоздили множество именных разновидностей, хотя это не системная типология, а казуистика.
1) Генри Бейтс описал простую мимикрию, когда неядовитый вид приобретает сходство с ядовитым.
2) Фриц Мюллер открыл, что друг с другом сближается целая группа несъедобных видов, повышая выживаемость.
3) Эрих Васманн описал мимикрию мирмекофилов.
4) Именем Николая Вавилова названа даже не мимикрия, а приобретение сорными растениями сходства с окультуренными за счёт мощного отбора на выживание в агроценозах: "плевелы сближаются с зёрнами".
5) Роберт Мертенс открыл, что опасные змеи иногда подражают неопасным, чтобы их меньше боялись и убивали.
6) Линкольн и Джейн Брауер описали полиморфную аутомимикрию, когда неопасные члены популяции подражают более опасным особям собственного вида.
7) Существует отвлекающая аутомимикрия, когда на заднем конце тела или крыльях изображается "фальшивая голова".
8) Существует усилительная аутомимикрия, когда животное удваивает своё присутствие. Например, у совы глауцидиум на затылке нарисованы глаза, у мандрила задница выглядит так, будто он начеку, повёрнут опасной мордой.
9) Лоуренс Гилберт открыл, что некоторые жертвы имитируют агрессора, чтобы сохранить себе жизнь. Паук нападает на муху, а она расправляет крылья, обретая сходство с ним самим.
10) Морис-Александер Пуйянн описал репродуктивную мимикрию, когда цветки орхидеи, похожие на осу, стимулируют самцов к спариванию и опылению.
11) Широчайшее распространение имеет гармоническая внешность (окраска, форма, поведение), благодаря которому особь вписывается в ландшафт. Например, пелагические животные прозрачны или имеют светлую вентральную часть.
12) Широко распространён апосематизм, когда животное предупреждает об опасности или демонстрирует вооружение. Иногда встречается апосематическая мимикрия, например, крупные клыки вырастают у кабарги или бабируссы. Они могли бы стать страшным оружием, однако копытные их не используют для защиты. У бабируссы клыки будто специально загибаются, даже врастают в череп.
13) Паразитическая мимикрия встречается у гнездовых паразитов. Например, яйца кукушки, подкладывающей яйца мелким птицам, приобретают сходную окраску. Паразитические черви, поражающие улитку, делают её рожки похожими на шевелящихся гусениц, и склёвываются птицами.
Есть и более причудливые формы.

В ноо-антропосфере тоже действует мимикрия, причём мощнейшим образом. Потоки подражания там превалируют, ибо это специфика человеческого сознания и деятельности. Однако ноосферные механизмы гораздо сложнее биосферных, экологических, и требуют особого рассмотрения. В целом мимикрия является не экологическим, а ноосферным механизмом, поскольку относится к информационному компоненту экосистемы, а не физико-химическому. Биогеоценозы пронизаны потоками информации, и мимикрия там занимает небольшую, но заметную долю. А в антропогеоценозах эта доля становится огромной. Если бейтсовская мимикрия - бесовская, "волк в овечьей шкуре", то мюллеровская позволяет держать "под колпаком у Мюллера" целую банду всяких хищников и паразитов, имитирующих заботливых альтруистов и защитников. Мюллеровский колпак их прекрасно защищает от негативных воздействий. Когда шершень честно предупреждает об опасности полосатым брюшком, это апосематизм. А когда гаишник красит палочку в полосатый цвет, имитируя брюшко шершня или тело ядовитого аспида - это бейтсовская бесовщина. Иногда это фальшивый гаишник, бандит, который покрыл полосками дубинку, чтобы грабить дальнобойщиков. Это механизм Мертенса. Иногда честный инспектор останавливает убийцу-лихача на шоссе, однако тот показывает корочку с кортиком: я такой же хищник, только моя палочка острее. Причём корочка может быть куплена, никакого кортика нет и в помине. Это гилбертовская мимикрия. Однако если гаец закатит скандал, то его замнёт коллективное судилище, чтобы на вынесенный из казённой избы сор не слетелось жадное вороньё публикаторов. Это мюллеровский механизм. Впрочем, в ноосфере возникают свои формы, описанные культурологией - спецслужбой ноосферного контроля, которая мимикрирует под культурную антропологию.

Те, кто разобрался в вышеупомянутых механизмах и терминах, и даже умудрился запомнить их, получают право срезать школьников на олимпиаде. Научные ничтожества часто мимикрируют под влиятельных деятелей науки, профессоров. Экзаменатор, проверяющий и даже председатель жюри, это зачастую пешка в реальной науке, зато в образовательной среде - царь и бог. Какой-нибудь патлатый Окштейн может уплющить любого гения, каверзно допытываясь, наличествует ли у данной букашки мимикрия мюллеровская, бейтсоновская, а может броуерианская? Сам он довольно успешно мимикрирует под христова казначея, который и был реальным руководителем секты, её коммерческим директором и организатором мероприятий, вплоть до казни простодушного пророка. Такой же "заплатанной". Это можно считать особым типом: иудовская мимикрия.

Малоподвижные животные и растения часто приобретают сходство с опасными, несъедобными объектами и малосъедобными видами за счёт простой комбинаторики отбора. Но это некорректно назвать подражанием, поскольку они не прикладывают никаких усилий, активности. Это просто сближение. Оно может быть визуальное, акустическое, ольфакторное, тактильное. Глухая крапива (ламиум, яснотка) настолько похожа на двудомную крапиву (уртика), что к ней страшно прикоснуться. Если заставить человека схватить сначала крапиву, а впоследствии - яснотку, у него возникает иллюзия, что он обжёгся. Хотя они относятся к совершенно разным семействам, и даже порядкам.

Кстати, хитрожопые ботаники, чтобы запутать профанов, применили научную мимикрию в самой бесовской форме, и переименовали целое семейство Губоцветных в Яснотковые. Почему-то они воздали честь этой крапивоподобной траве, а не, скажем, вездесущей живучке или благородным ароматным растениям: мята, мелисса, чабрец, душица. Более того, в честь этой травы они назвали гигантский и фиктивный порядок Ламиалес. Тем самым они создали смехотворную казуистику. Допустим, я стою в ботсаду, любуюсь катальпой, павлонией, маслиной, дивлюсь на капскую ретцию и сорвал листок подорожника, чтобы залепить ранку. Как вдруг подходит ботаник и говорит:
- А ты знаешь, дурак ты эдакий, что это всё ясноткоцветные? Что у них у всех ЦВЕТЫ КАК У ГЛУХОЙ КРАПИВЫ? Если ты этого не знаешь, ты дебил, идиот! Двойка в четверти! Отправляйся в армию, в стройбат, лопатой и ломом махать!
- Воистину ты прав, о мудрейший, я дебил, потому что такая простая вещь в моей голове не укладывается! Я не вижу никакого сходства между катальпой и подорожником, о гигант мысли! Мне остаётся только поклониться тебе, почтительно взмахивая ломом и лопатой! Ой, что это случилось с твоей великоумной головой? Она стала похожа на цветок пиона!

Угрожая и отпугивая, шипят многие животные: змея, кошка, гусь, мадагаскарский таракан, взбешенная начальница (если нельзя орать). Но это не подражание. Просто эффективный способ распылять аэрозоль реппелентов и токсинов. Такое сходство называют конвергентной мимикрией.

Подражание - это целенаправленное поведение, вещь весьма редкая.
Адаптивное эндоспецифическое подражание, это когда тигрёнок подражает матери, и учится захватывать дичь, затаиваться, издавать звуки.
Экзоспецифическое подражание, это когда тигр подражает рёву изюбря, приманивая его к себе как добычу. Или когда птица-пересмешник неслучайным образом имитирует крик птиц других видов, чтобы создать ауру присутствия и прогнать широкий круг конкурентов.

Эту тему можно доработать позже. Это набросок для статьи.

Вообще-то изображённый наверху поста непарный шелкопряд, это мой друг. Для лесоводов это вредитель, а для меня - нет. В далёком детстве, с 3 до 5 лет, я проводил летний месяц не в детском садике, а в заповедниках Приморья, с родителями. Когда наступала ночь, мать не укладывала меня в колыбель, а брала с собой на светоловушку и на фонарь в деревне Каймановка. Там происходила необычайная ночная мистерия. Вокруг фонаря кружились ночные мотыльки, великое множество насекомых. Они создавали феерию, танцы эльфов, завораживающий спектакль под звёздным небом. Бражники, совки, моляшки, мошки. Богомолы садились на мои плечи и охотились на подлетающих офионов, чтобы те не ужалили меня, как бывало не раз. Богомол тоже мой друг, это благочестивый хищник. Мою одежду украшали винные, глазчатые и дубовые бражники. Под ногами маршировали рогачики, возглавляемые рогачом Дыбовского, встававшим на дыбы, но не таким злым, как луканус цервус. Шмякнулся и заскользил в траве здоровенный блестящий водолюб - будто чёрный лимузин. Прилетали с огородов длинные странные медведки. Важно вышагивали красивые изумрудные щитники и шустрили мелкие слепняки. Ужасный хищнец залетел мне за шиворот и долбанул, больнее осы. Но меня это не отпугнуло, и я не ушёл, не заплакал, только заорал удивлённо и зло. И дождался кульминации: на огромных крыльях из мрака прибыли монстры рока, зарубежные суперзвезды - хвостатые артемиды, брамеи, и реликтовый каллипогон, который приземлился прямо к моим ногам. Никогда я не был так счастлив, как в те минуты. Почему это чувство охватывало дошкольника? В пятилетнем возрасте не может быть мотиваций учёного или коллекционера. Такому ребёнку надо в бирюльки играть и соску сосать, а не цикад на светоловушке собирать. Вообще в Приморье насекомые очень разнообразны, экзотичны, что странно, потому что климат там не такой уж тёплый, гораздо более суровый, чем на Кубани.

А самым внушительным был как раз непарный шелкопряд, устраивающий целую метель в освещённом мирке. У него сильный половой диморфизм. Самки гораздо крупнее и светлее самцов. Они откладывали яйца прямо на фонарный столб - он был покрыт толстым бархатистым слоем. В одну из ночей на светоловушке я поймал гинандроморфа - правые крылья мужские, а левые - женские. Это боги Сихотэ-Алиня осенили маленького мага подарком. Но подбежал энтомолог и отобрал бабочку, к великой обиде малыша.

Впоследствии энтомологи с закономерным упорством делали попытку причинить мне вред и даже убить - как ни странно, при попустительстве множества свидетелей. В основном по заданию своего повелителя. Это медицинский факт. Я ещё вернусь к этому вопросу. Видимо, Баал Зебуб тяготится присутствием сильного конкурента-антагониста. А ныне он в ярости оттого, что глубочайшая тайна онтологии оказалась такой смехотворной: Брахма - это просто бенгальский мальчишка-теоморф, с уникальной даже для дравидийцев иссиня-чёрной кожей, которой он наделил в своих грёзах Кришну Говинду. Увлеченный натуралист, он умирает от лихорадки в болотах Сингапура, и грезит о прошлом, создавая миры с каждым тягостным вдохом. Звёздный космос, это его грёзы, воспоминания о кружении ночных насекомых у фонаря и роях светляков на деревьях. Планетарный космос антропного мира возник только потому, что он любил круглых жучков: хистерид, плавунчиков, притворяшек, копров, листоедов. И человек был создан по образу и подобию жука, когда Брахма пытался увязать смутные воспоминания о родственниках, друзьях, загадочных северных гостях, и о своих сверхценных игрушках-букашках, убегая в непрерывность парков от кошмаров агонии. И культурные коды пронизаны образами жука. И даже самый успешный вариант Второго пришествия Брахма организовал как коробочку с жуками, гудящими мантры.



Брахма - сирота, он тоскует по отцу или другу. И хочет, чтобы тот спас его, хотя бы словами, пел бы ему на ушко мантры, держал за руку, не боялся хрипа и заразы. Это хорошо умели делать галилейские хиппи, которых он вообразил в минуты покоя: Иегошуа, Иегоханан. Они организовали прекрасный ансамбль, в котором также лидировали Савл и Малыш Звезда, сын одного из халдейских магов. Они успокаивали Брахму, ласкали слух Словом. Но их разогнал стридорозный кошмар Чейна-Стокса. Брахма снова собрал по крупицам своё сновидение. И по всей Вселенной запели хоры его деревенских друзей, заиграли гигантские жалейки и диджериду, зажурчал ручей Баха. Их прервало хрипение маршей и хаос джаза, но Брахма воссоздал через две тысячи молниеносных лет галилейский образ. И Джош, Джон, Поул и Старр снова зажужжали, словно бронзовки в плетёной коробочке, так славно, что заслушался весь обитаемый мир. Однако волна кошмара вернулась, и новоприбывшие были уничтожены в очередной раз. Музыка иссякла, остался один пульс, гремящий в ушах: "Тоталитарный рэп, это вам не ха-ха, тоталитарный рэп, это факт!"

Никто этого не понимает, в это не верит и не поверит. Поэтому никто не сможет подать руку бедняге в нарастающем кошмаре истекающей кальпы. Реаниматологи сидят в сестринской, родственников нет. Вероятность пробудить сочувствие к Богу Вселенной наименьшая, разумеется. Он слишком велик и могуч для этого. А ведь умирать в одиночку тяжело. Хочется передать кому-нибудь опыт, поделиться, спросить поддержку, хотя бы символическую, фальшивую. Недавно появился один архангеломорф по имени Золотая Каури, способный оплакивать даже страждущих потустороннего мира. Его создал уже не Брахма, а Майтрейя. Как психотерапевт делает для терминального больного куколку из подручных средств, для сублимации страданий. Однако, его по всей видимости угробили сразу после того, как задушили Майтрейю. Если это так, то кара для этих греховодников будет наистрашнейшей. Меня Брахма жалеть не будет, а вот куколку ему - жаль. Тем более, похожую на каури. Морскую живность он тоже любил, поэтому населил Панталассу жукообразными мечехвостами, трилобитами, ципреями, наутилусами. Он ждал, что из кокона с невероятной фамилией вылетит Спаситель, прекраснейший, как жёлтый китайский шелкопряд. Но этого не случилось. Куколку сожрала крыса. Погибая, она обернулась котёнком. Но крысу он не одолел, и долго плакал на крыше Щелковского саркофага. Поняв, что никто ему не помог, в последние секунды перед смертью Брахма разозлится и растопчет песчаные замки, как делал его ручной слон Ганеша. Выброс динорфинов ремобилизует его мозг, и ещё несколько секунд он будет терзать и мучить тех, кого сотворил. Это уже произошло, просто потенциалы действия ещё не распространились по мембране. Скорее всего это и будет причиной испепеления глобального Содома в эпоху Водолея. Аквариус, разумеется, начнёт заливать Мировой пожар, когда полетят стрелы Сагиттариуса. Однако наводнения, радиоактивные ливни и цунами ничуть не лучше, чем удушливое горение нескончаемой свалки Ге-Хинном. Вот почему миллионы глоток провидцев так жалобно блеют "господи помилуй!" во всех юрташках, построенных по мотивам золотого жука. Интуиция их не подводит. Но то, что они прячутся под куполом в виде головы мегасомы или династеса, или кубышки водолюба, им вряд ли поможет. Бог может достать кого угодно, даже с того света, и наказать хоть через тысячу лет после преступления. Он рематериализует всех грешников, кого вспомнит. Они действительно восстанут из гробов. Ребёнок сапиенса - столь же мягкосердечен, сколь памятлив и жесток, а Брахма - экземпляр ультрасапиентный, гиперинфантильный, и вдобавок больной, умирающий сирота. И всё это в астрономическом масштабе.

С ним надо было обращаться поделикатнее, господа канавокопатели. А не зарывать его творения и покровителей в расстрельные рвы, чтоб земля шевелилась под ногами. А теперь глобальный Гюмри вам обеспечен. Спасения нет. А страшнее всех будет мучиться львинотелая человекомордая Мантихора с ядовитым жалом в заднице. Спрятаться в броню феноменальной тупости ей не удастся: все вызванные ею страдания вернутся и так припекут эти жалкие телеса, что душа ринется обратно в череп. Мантихора чудовищно поумнеет и прольёт крокодиловы слёзы гуманизма. Однако затушить смрадное пламя, охватившее вислый зад, будет невозможно.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments