antimantikora

Categories:

Дюжина тезисов о статье Стивена Шавиро

0. Сын подбросил мне ссылку на статью С.Шавиро «22 тезиса о природе». Её любезно перевели на русский язык двое специалистов, и вдобавок зачем-то работали целых два редактора перевода.

1. Стивен Шавиро — молодец, проявил волю, оформил мысль как статью. Он даже пронумеровал! Я к этому пришёл лишь недавно. Кто он такой, я пока не знаю, но работать умеет. А я пишу свои «Откровения», философские антимонии и аномалии Антимантикоры - лишь как иронично-саркастичные комменты и посты, что обесценивает мысли. При том что я вполне профессиональный экофилософ, обучавшийся у таких виднейших специалистов, как профессора МГУ И.К. Лисеев, О.Д. Волкогонова, А.В. Кезин, А.А. Зубов, Е.Н. Хрисанфова и многих других. Более того, я зарабатывал философией — потому и заявляю факт профессиональности. Именно за счёт философско-методологического подхода я обеспечивал и продвигал свою семью из 5 человек — при практически нулевых стартовых капиталах (даже преодолевая изрядное сопротивление среды). Но как это могут понять профаны? Как может впечатлить выпускник консерватории по классу рояля уличную банду рэперов? Показав диплом международного конкурса?

2. Распорядительная часть статьи Шавиро акцентирована слабо. «Нам нужно» - из всех видов императива распорядительного документа, для русских - это самый игнорируемый. Сама мысль (вначале сделал многозначительную опечатку «мусль») недурна. Но аргументация построена на упоминании авторитетов, и на интроспекции. Это ещё как-то приемлю я, но не природоведы-естественники. У них цитирование конкретных экспертов не считается однозначным критерием достоверности сообщения, им нужна обширная фактура. Именно поэтому, например, Ч. Дарвин и Р.Докинз, доказывая свои концепции, писали очень большие тексты, а не маленькие заметки.  

3. Фактически автор развивает представления гилозоизма (осмысленной целесообразности и «живости» материи), панпсихизма (одухотворённости природы), анимизма (разумности мира). Но он (а точнее, переводчики) использует термины разум, информация, причинность, энтропия — очень вольно, и ненаучно. Деревья и миксомицеты не проявляют ни поведения, ни тем более РАЗУМНОГО поведения — это нонсенс для зоопсихолога, который даже поведение умнейшей собаки не осмеливается называть разумным, а лишь «рассудочным». У вышеуказанных организмов наблюдается лишь физиологическая АКТИВНОСТЬ, контролируемая на клеточном уровне, но никак не поведение.

4. Следует заметить, что в наши времена, в конце 2010-х, мы явственно наблюдаем феномен «сверхразумности» мира, однако эта концепция ещё не получила ни развития, ни бренда (термина «-изм»), потому что нет научной школы, которая бы прогремела с этой идеей. Существуют другие концепты: ноосфера, теория Гайи (которые доказывались долгими десятилетиями), но здравой и практичной концепции о том, что планета имеет информационное пространство, как синергийный продукт антропо-био-сферы, которая бы опиралась на достижения информационных наук, ещё не создано. Я бы назвал такую концепцию не новым словом, а простым и старым термином «космизм», не изобретая велосипед. Или в крайнем случае «неокосмизм».

5. Информационное пространство «сверхразумного мира» - это совершенно реальный феномен, который слабо «материализован», однако очень существенно влияет на жизнь людей и на онтологию поверхности планеты в целом. Этот феномен воплощается в нематериализованных объектах, таких, например, как нормативно-правовая база всех форм деятельности людей, регламенты, контракты, GPS, ГИС, всезнающие поисковики, сетевые энциклопедии и другие ресурсы, справочники, статьи и т.д.

6. Homo habilis был действительно «умелый» и шёл по своей экосистеме, добывая блага и информацию из энвайронмента с помощью интеллекта, камней и палок — в гораздо большем количестве, нежели прочие животные. Поэтому он выживал, несмотря на относительную адаптивную слабость. А современный человек, Homo urbanus – обязан быть УМЕЛЫМ в плане выживания в городской среде. Он должен уметь обращаться с механизмами, гаджетами, водить машину, пользоваться планшетом. Тогда он перемещается уже не по экосистеме, а по всей планете, зная безгранично много обо всём, что его окружает. Он может моментально выяснить погоду, геоподоснову, определить виды биоты, и узнать все биохимические секреты животных и растений, узнать локализацию учреждений, как проехать по нужному адресу, разведать историю сооружений и даже выяснить имена и судьбу людей, которые встречаются ему по пути.

7. Умелый житель «сверхразумного мира» способен познавать его не просто глобально, а космически, узнавая даже конструкцию отдалённейших звёзд и возраст Вселенной. Это немыслимый уровень «общения с миром». Человек ультрасовременный, благодаря системе информирования, отличается от человека 3-4 тысячелетней давности так же, как космонавт на орбите отличается от пешехода. Знания, которые раньше добывались за долгие годы, проходя долгий и тернистый путь, теперь можно получить за секунды. Легко предположить, что урбанус регулярно восклицает, подобно дон Хуану: «Мир соглашается со мной!» Однако это не так. Человек кажется себе малознающим. Он даже утверждает, что не знает самого себя. Урбанус вырвался в информационный космос, но обитать там очень сложно. В физическом Космосе царит вакуум, холод и радиация. В информационном тоже несладко. Поэтому чтобы защитить себя в «информационном космосе» от аналогичных стрессоров, люди интуитивно сократили «дозы» потребления, сузив свой «ментальный пищевод» до птичьего горлышка, способного потреблять лишь твиты, крохотные дозированные объемы знаний, а лучше — комменты, сведённые к невербальным смайликам. Они стараются и мыслить тоже «по-птичьи», не более, чем на одну минуту вперёд. Таким путём достигнут сакраментальный идеал «здесь и сейчас» - чего никто не замечает. Урбаниды вообще не замечают очевиднейших вещей, не видят дальше своего птичьего клювика. Они предельно недальновидны.

8. Не таким был Homo sapiens. Сапиенс думал о вечности. Он опирался на бесконечно давнее, но доступное его памяти Время Сновидений. Он и сам жил долго, и мыслил на века вперёд. Сапиенс высекал в камне тексты, чтобы они дошли до потомков через века, а не чтобы их выбросили через пару дней, как старые газеты. Сапиенс строил культовые сооружения основательно, на тысячелетия. Современные здания ветшают и валятся через полвека, а мегалиты стоят до сих пор. Зачем им нужно было вкапывать их так надёжно? Соорудили бы трибуну из дерева, пошумели — и разошлись. Однако, они планировали далёкое будущее, старались для совершенно других, неведомых поколений.

9. По своей экзистенциальной стратегии Homo urbanus отличается от сапиенса, как воробьиная пташка с двухгодичным онтогенезом — от столетнего ворона. Этот птицеподобный примат, это «двуногое без перьев» осмысляет будущее лишь на пять минут. Если даже договоришься с урбанидом о встрече на следующий день, он потребует перезвонить ему утром, чтобы уточнить, не соизволил ли он поменять планы в - угоду какому-нибудь механизму или роботу. Особенно это характерно для молодых людей. Их можно уподобить даже не пташкам, а мотылькам.

10. Стивен Шавиро активно использует термин «информация». А я им вообще стараюсь не пользоваться. У меня отбили охоту его употреблять ещё на младших курсах — всякие кавернозные галахисты и крионудисты, вроде цирюльника от науки Окштейна. Внутри своего мыслительного пространства я пользуюсь понятием «структура хронотопа» и «каузосфера». А то, что принято называть информацией, это в моём понимании — «хронотопическая структура каузосферы», которую можно транслировать в другую каузосферу и воссоздать там с определённой мерой сходства.

10.2 Воспользуюсь и я примером интроспекции, сделав его немного гротескным. Допустим, я прочитал в Сети, как одевается и какую причёску делает важный американский бизнесмен Мани Толкс — и раздобуду себе такой же костюм и так же постригусь. Я получил «информацию», в силу которой в моей каузосфере произошли пространственные сдвиги (изменение телесности), сходные с теми, которые осуществил Мани Толкс. Хотя они совсем не идентичные, ибо он - спортсмен и американец, а я нет, да и костюм сшит в Китае.  Тем не менее они повлекут в моей каузосфере перемены динамические, темпоральные. Хронология событий поменяется: молодой министр, к которому я попаду на приём, так впечатлится моим обликом, что за минуту примет решение финансировать мой никчемный проект. А если бы я получил информацию — настойчивый совет брательника — оформить себя как старый хиппи Буллщит Уолкс, то добивался бы финансирования целый год.

11. Господин Шавиро не знает главного. Это лежащий на поверхности факт, которого никто не замечает. Похоже, что лишь один я, будучи профессиональным антропологом и сапиентологом, сделал это неприятное и даже возмутительное открытие — которое многие констатируют, но при этом не верят в него, как в научную истину: ЧЕЛОВЕК НЕ ЯВЛЯЕТСЯ РАЗУМНЫМ. Он скорее ведёт себя как полоумный — и выживает лишь при мощной поддержке машинерии. Голый урбанус почти не жизнеспособен в естественных условиях. Он не способен решать проблемы ни мощью тела, ни силой интеллекта. СРЕДНИЙ урбанид (то есть житель мегаполиса) уступает сапиенсу в разумности в той же степени, в какой он не способен залезть на дерево, пробежать многие километры по целине, форсируя водные преграды, убить быка или страуса, заночевать в диком лесу. Это умеют сделать без проблем лишь редкостные, специально обученные урбаниды, вдобавок снабжённые всевозможными техническими средствами и достижениями техносферы. Разумеется, средний урбанид может обидеться, напрячься изо всех сил — и решить многие проблемы. Но это лишь потому что в такие моменты он возвращается в сапиентоидную конформацию, опирается на инстинкты и на свою природу. И де-факто он решает проблемы только с помощью других самоуправляемых агентов: зовёт родичей, друзей, свою банду, полицию, скликает роботов, мобилизует машинерию войны и взрывные устройства, выпускает самонаводящиеся ракеты, сетевые вирусы или бульдозеры с бортовым компьютером. Руками и головой он не работает.

12. В конце статьи автор делает вывод: «Я подведу итог, обратившись за помощью к Альфреду Норту Уайтхеду, который артикулировал эту общность (commonness) с большей строгостью, чем я.» Такой вывод позабавил бы дипломную комиссию университета! Это всё равно что студент заявил бы: «Разрешите зачитать выводы!... Кхм... Я подведу итог, обратившись за помощью к нашему профессору, Альберту Наримановичу Белоголовцеву — пусть лучше он поведает вам смысл того, что я тут наисследовал и наговорил!»  А какой вывод сделаю я? Позитивный: это познавательно, и пригодится. Чего и всем желаю. 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded