antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:
  • Mood:
  • Music:

KINGDOM OF BIRDS

07 februly, Monday

С утра мы отправились на Anhinga trail. Так они называют большую птицу с длинной, гибкой шеей, которая накалывает рыбу клювом, как гарпуном. Произнести слово anhinga по-американски я смог, только применяя язык гуинг(гнг... гнг)мов.
Нам открылось небольшое озеро, болото, канал. Вдоль канала дорожка с деревянными ограждениями и мостками. По ней ходят большие птицы и люди необыкновенной внешности. На траве вместо лягушек лежат безмятежные аллигаторы.


Несмотря на то, что все покрыто белыми пятнами птичьего помета, запах благовонный, будто ладан. Встречаются знакомые растения – ивы, с пчелами на цветах, тростники, рогозы. Но чаще попадаются необыкновенные формы, например, странные толстые деревья, стоящие по колено в воде и утыканные пучками бромелий, будто ананасными листьями. Сверху застыли черные корморанты, раскрыв крылья для просушки. А вот цапли-эгретты с элегантным плюмажем из перьев. На них раньше охотились, чтобы делать «эгретки» на дамских шляпках. Кстати, я листал здесь одну детскую книгу про вымышленную страну, где дамы носят на шляпах живых птиц (с рыбами в клюве, а может, с поленом, откуда дятел достает червяка). И вдруг туда попадает дама с эгреткой. Все в шоке!

Вот и я был - не то что в шоке, но в некотором изумлении, видя, как на перилах сидят эти громадные серые цапли, корморанты, ибисы, как маленькие зеленые цапельки застыли на перилах кверху попой, высматривая рыбешку, как птицы бродят по дорожкам и ныряют в крохотном ручейке, совершенно не боясь людей, которые вооружились фотоаппаратами – от крошечных до настоящих телескопов на тележке – и щелкают, щелкают, щелкают.
К полудню народ стал прибывать, перевалило за тысячу, я мысленно приплюсовал тех, кто считал ворон в лесном кемпинге, кто носился там с биноклями и определителями, и понял, что это не шутка: американцы действительно тратят на birdwatching больше средств, чем на посещение бейсбольных матчей.

А вокруг простиралась красота. Вдали кружила огромная стая стервятников. Впереди на подсыхающих болотах шелестела высокая осока (sawgrass prairie), за спиной – затопленные ивняки (willow thicket). Об этом сообщали довольно умные таблички. Вместо никому не нужных названий на них была краткая экологическая информация плюс сентенции, вроде «water is the renewal blood for Everglades life».

Не меньше меня обрадовало, что там много людей, и я могу сделать антропологические наблюдения. И смотрел в оба. Вот прошел отряд старушек в шортах. За ними отряд ребят с шапероншей – все темнокожие. У всех пацанов телепаются развязанные шнурки кроссовок. Почти все пикнической комплекции, но очень подвижные. По ходу экскурсии ребята постоянно ускорялись, и в конце почти бежали, хотя ничуть не устали: у автобусов вопили и хохотали. Видимо, это хитрый прием проведения экскурсий. В сущности, я и сам так хожу по выставкам – очень быстро и маневренно, иначе охватывает скука.

Смотрю дальше. Вот семья японцев: по обыкновению они фотографируются у каждого куста, крокодила или птички. Вот пожилые французы. Группа американцев: парни с потрясающими копнами мелированных волос, мальчишки и молодые женщины, все необычайно красивые. У одного из пацанов берберская внешность. Множество громадных пожилых мужчин, любезных, но строгих, а пожилые женщины, наоборот, невысокие и себе на уме. Американцы в массе имеют долихоморфное телосложение: с длинными ногами, коротким туловищем и шеей (даже если корпус очень широкий). Вообще я увидел здесь очень много людей атланто-балтийского типа: друг с другом они похожи как родственники, но сильно отличаются от восточных балтов и уральцев. У нас восточнее Москвы они – редкость. Их главный признак – высокое лицо, выступающее в средней части.

Экскурсию ведут красивые рейнджеры в форме. Рассказывают отлично: выразительно, четко, продуманно. Вот рейнджер показывает, как птица шарит лапами в воде, чтобы взбаламутить личинок, а ребята за ним повторяют эту самбу-румбу. Вот он зачерпнул бутылочкой в канале и вылил пробу через кофейный фильтр: так здешние заросли очищают воду. Я всмотрелся и обнаружил, что все рейнджеры – индейцы, хозяева здешних мест (это территория проживания семинолов и племени с «японским» названием Miccosukee).

В музейчиках, куда я заглядывал, оказалась очень скупая экспозиция, несколько стендов, невзрачные фигурки животных из фанеры. Впрочем сверху лежали громадные губки и мечехвосты, крокодиловые спины и челюсти, все можно трогать руками. Как я понял, если имеется природная красота, ее не повторяют в экспозициях музеев. Например, в лагере коллекции очень небрежные – зато рядом живой риф!
Впрочем, в книгах я видел фото поразительных музеев и муляжей, например, гигантскуюя анатомическую голову человека: стоя на языке, дети погружают руку в ноздрю, или могут потрогать глаз и мозг размером с автобус...

Дальше мы отправились на Берег Фламинго. Ехали по прерии, над которой кружились короткохвостые серо-коричневые ласточки. На обочину вышла олениха и позировала для фотографов. После прерии начались Cypress, заболоченные кипарисовые леса, бледный колдовской сухостой.

Наконец мы достигли берега моря, где разбрелись. В одиночестве я заскользил по тропе вдоль воды: «By the shores of Gitchi Goomee…» Открылась пустота. Сосны, кипарисы, пальмы, тихое море. На сухом дереве пронзительно и грустно посвистывала скопа. Под серым небом яхта расправила кирпично-красные паруса. Поодаль в полях бродили два стервятника, неторопливые и толстые, как индюки (их здесь так и называют turkey vulture). Я подбирал мелкие находки: панцирь черепахи, орехи, аллигаторовы яблоки, перья, и все бежал, бежал по тропке, обернув рубашку вокруг пояса. Иногда на пути попадались люди, элегантные старички в панамах приветствовали меня – а я в ответ воздевал ладони к небесам.

На обратном пути мы ждали на пирсе, кто-то ел мороженое, а красивая чайка с пестрой головой необыкновенно выразительно попрошайничала: подскакивала ближе, обиженно восклицала, заглядывала в глаза.
Мы возвращались в кемпинг, и когда въехали в сосновый лес, ажурные кроны, подкрашенные закатом, начали гипнотическую круговерть: дальние мчались в одну сторону, ближние в противоположную, играла музыка, и я в который раз здесь оказался по ту сторону экрана бесконечного мультфильма «Yellow Submarine», теперь уже в той сцене, где лодка двигалась меж бесконечных рядов black holes.

И вновь я был не в силах осмыслить, что пребываю в другом времени года и дня, что эта летняя теплынь – февраль, а моя семья там лепит снеговиков на Арбате, и сын сидит в классе в перчатках, так у них задувает в окна ледяной ветер, что снег там и вьюга, и мороз и пригородные электрички, и я проваливался в это теплое флоридское бессилие, как Nowhere Man в черную дыру: вот показались мои ноги в сандалях, а вот и сам я вывалился из машины наружу, на сосновые подушки великого Птичьего Царства Everglades.

Стемнело. На горизонте светилось зарево и кто-то бил в гигантский барабан, а с другой стороны мерцали маяки, будто нас окружала искусственная гроза. Молодежь, которая здесь за старших, надела комбенезоны, рукавицы до локтя, чтобы не обжечься, также укрепили на лбу фонарики поверх кепок, и стали готовить ужин. Во мраке они выглядели, будто шахтеры. Куховарили не на костре, а на газовой плитке и углях. Ужин оказался вкусный, однако вместо чая была только... холодная вода.
Затем развели теперь уже настоящий костер привезенными дровами. Его назначение было ритуально-эстетическим. На нем жарили marshmallows – это такие сладкие подушечки, из которых пекут суфле. Я испек и съел. На вкус – как сладкая вата.
В ходе этой жарки ребята смеялись и играли в Блеф-клуб, используя фишки с надписями «Fact / Crap», причем второе слово считалось нехорошим.

Под конец Кайл взял гитару и дуже гарно спивал Led Zeppelin и даже «Wish you were here», а затем и «Blackbird’s singing in the dead of night». Ночные птицы, Кайл, похожий на Джаггера, старый Пинк Флойд, пальмовые шорохи и плеск озерных рыб слились в одну печальную мелодию, под которую я и отправился к Морфеусу.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments