antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:
  • Mood:
  • Music:

MANGROVE ISLAND AND LIFEGUARDS

*сегодня выходной и я спешу запостить свои прошлые записи. потом времени уже не будет.

27 ЯНВАРЯ, ЧЕТВЕРГ
Утром пришлось встать в 6 часов и стирать в гигантской машине. Интернет у нас работает как часы, то есть понадобилось полчаса, чтобы войти в него и еще полчаса, чтобы узнать, что в двух моих ящиках писем нету, а в третьем я успел прочесть один коммент. По нашему двору свободно разгуливают местные заповедные олешки (а я то думаю, кто это там хрустит!), они маленькие, с рожками, даже дают потрогать себя за мордочку. Кормить их нельзя, за это большой штраф, поэтому хлеб с солью они от нас не получили. У одного оленька повреждена нога.

После завтрака мы отправились на мангровый островок на судах «flat-top».

Они представляют собой тримараны, сверху плоская платформа, ящики для снаряжения, на которых сидят люди. Два мощных мотора. Скорость приличная, быстрее моторки. Если море спокойно, флэт-топы очень надежны. Они имеют статус океанографических исследовательских судов. В ящике лежит папка с необходимимыми разрешениями.

Остров состит из сплетения мангровых корней и птичьих какашек. Между ветвями много пауков с шипами на брюхе. Вокруг полно черных гагар, они хлопают крыльями по воде, когда взлетают. Над нами покружили пять больших пеликанов. Они летают красиво, как самолеты, а одинокий фрегат летает странно, не слишком красиво, как-то изломанно, но очень внушительно. Видели черепаху-логгерхеда и множество рыб, которые кишели в яме среди водорослевых полей. В сплетении корней валялся панцирь большого меченосца. Мы ползали по мангровым корням, и никто даже не упал.

Самочувствие так себе. Пока плыли, я пригрелся на солнышке и начал неудержимо засыпать, чуть не свалился со своего ящика. Просто сознание отключалось, ничего не мог поделать. Такое со мной первый раз. Ветер холодный, а солнце здорово припекает. Побаливает голова. А ведь сейчас после обеда у нас Lifeguarding, значит, придется прыгать в воду, спасать каких-нибудь крокодилов. Скорее всего, вынимать их из глубины. Плюс еще вникать в текст учебника, и решать тесты. Такие вещи мне и по-русски то непросто даются, а тут еще на чужом языке!

На острове одна девушка захотела по-маленькому. Тогда они с хохотом воткнули лестницу сбоку флэттопа, и она спустилась, присела попой к воде. Усатый ученый Джон рассказывал нам про мангры, проростки и корни, все глазели на эти мангры, девушка на заднем плане тихонько журчала, а я по своему обыкновению вертел головой во все стороны: мне скучно смотреть в одно место, я люблю простор! Ну и разумеется я сразу наткнулся взглядом на ее торчащую из-за борта голову, сияющую смущенной улыбкой. Только тут до меня и дошла ситуация. Я вежливо покивал головой: бывает, мол. И дальше рассматривал только мангры (на которые, откровенно говоря, я уже насмотрелся).

Возвратились без приключений. Кэйт постоянно что-то рассказывала про эти острова и фарватер. Но в этом мало необходимости. Вообще, рассказы обычно нужны, чтобы создать шум присутствия.

Эта Кэйт чем-то похожа на Баранову (кому это имя что-нибудь говорит), только ее американский вариант, менее вредный и более спортивный. Вчера я полчаса ползал на коленках, спасая как бы ее ребеночка - это была такая пластиковая кукла, а Кэйт изображала отчаявшуюся мамашу. Инструкторы здесь весьма артистичны, хорошо изображают, пляшут и поют, напоминая наших массовиков или старших вожатых. Особое сходство в том, что веселье и лучезарность вдруг сменяется мрачноватой озабоченностью какими-то очень-очень серьезными организационными проблемами.

Все, кто меня окружают, выглядят как актеры, будто я попал по ту сторону экрана. Люди очень красивые и славные. Мусорные мешки собирает элегантнейший дед с косичкой. Снорклинг преподает чистый Энрике Иглесиас, у Джека внешность оперного певца, некто Кайл это просто Мик Джаггер, только блондин, лицо пацана, уши торчат, но имеется бородка. Кстати, они любят отпускать на лице какую-нибудь экстравагантную растительность. Еще с нами в группе есть совершенный Хью Грант лет двадцати, это Крис, он весьма любезный, скрипач, экотурист, атлет, и вдобавок живет во Флориде. А у девушек такая сияющая улыбка! Одна дивчина выглядит просто королевой, но держится очень обычно. Зубы у всех очень белые. Я раззавидовался и купил себе отбеливающую пасту. Она оказалась вкусная (как и вся здешняя косметика), просто апельсины с корицей.
Я видел также, вероятно, бомжа, это был крепкий афроамериканец, который сидел на траве с кучей рюкзаков и аппетитно кушал. Иногда по обочине дороги энергично шагают старые-старые дедки или бабульки (сходу не разберешь), одетые в непонятное тряпье; не исключено, что это местные миллионеры.

Я стараюсь есть много фруктов. Апельсиновый сок отличный! Мы купили целую канистру, на дне были даже кусочки апельсина и пара косточек. Еще я ем стар-фрутс, которые в разрезе как звездочки, они кисловатые. Взяли папайю, но она горчит, и мы хотим сварить из нее варенье. Манго так себе, бананы обычные, яблоки какие-то химические, помидоры как вишня, укроп как укроп. Калифорнийские апельсины рекомендую. Авокадо это оказывается овощ, поэтому его так просто есть нельзя, и я его так и не попробовал. Наверное, я все же куплю себе втихаря это авокадо и отведаю, пока жив.

В нашей группе есть паренёчек Пол, у которого диабет, и на боку у него оказывается не плеер, а инсулиновая помпа. Он очень активно учится, интересуется миром, старается всем помочь, выполняет все упражнения.

Единственное что меня здесь напрягает, это интенсивный режим занятий, с утра до вечера, причем все образование прикладное, да еще и на другом языке. Я в прикладных вещах болван, никогда не делаю правильно с первого раза, даже если объясняют самым внятным русским языком.

Перед столовой некая девица вдруг ни с того ни с сего спросила меня, корректно ли говорить Indians. Я уверил ее, что можно говорить Amerindians, American aboriginals, Native Americans, Indigenous people, а еще корректнее именовать их по называнию tribe, например Pima, Pewenche, Navajo (и еще назвал штук десять племен). Она была под впечатлением, что я действительно (в их представлении) доктор антропологии.

От велосипеда и плавания у меня ноют мышцы и разные части тела. Не знаю, как пройдет сегодняшний день. Они обещали нас замучить до предела. Голова тяжелая. Я бы всхрапнул, или сделал чего-нибудь по хозяйству, покрасил бы стол, к примеру, как на прошлой maintenance. Сегодня съездил на велике, смотрел, как там эти столы. Стоят свежепокрашенные, красивые! Ну уж садиться на них в светлых штанах я не собираюсь...

После обеда мы спасали кого придется. По очереди были жертвой (victim) и лайфгардом. Впрочем, холодно в обоих случаях. Нам велели нырнуть как можно глубже, схватить жертву за правильное место, вынырнуть с нею вместе, просунуть под нее rescue tube, тащить ее к берегу. Также спасали людей с переломанной шеей и спиной. С первого раза у меня получалось спасать только жертв небольшого размера, а крупные шли ко дну, и туда же тянули меня.

Я перемёрз и стал ругаться. Учил Криса, что по русски мы ругаемся «блин», и это эквивалентно damn, а на самом деле значит pancake. Он развеселился. Люди вокруг практически не ругаются. Разве что говорят «Ёп! Ёп!», но это у них оказывается знак одобрения.

Что меня здесь приятно удивляет, так это стремление к комфорту. Во время тренинга на канал специально притаскивается бачок с горячим крепким какао, и мы его прихлебываем. А когда мы красили столы, вдруг приехал Кёрк, молодой надутый парень в шляпе, который тут заправляет хозяйством, и привез с собой не критические замечания, а охапку чипсов, и мюсли, и сока. И был у нас такой перекур, с чипсами!
Вообще-то здесь расходуешь много калорий и влаги, поэтому перекус помогает. Плаваем мы в гидрокостюмах (wet-suits), можно еще надеть шапочку и перчатки, а также у нас есть мокроступы и ласты. Поэтому в воде не так холодно, но все равно дрогнешь. Бог мой, да ведь на дворе январь! В Москве Татьянин день, мороз! Это у меня в голове не укладывается, и я везде пишу «25 апреля»...
Знаете, как здесь тепло? 24-25 градусов. А вода на рифах прогрелась до 23 градусов, хотя в нашем канале гораздо холоднее. Я сам этого не понимаю, просто воспринимаю как факт сновидения.

На ужин была совершенно русская еда. Картошка в мундире, салат из огурцов и мясо, а также пирог с начинкой (морковь? творог?). У него был точно такой вкус, как когда хозяйка говорит: «Ну это у меня сегодня не получился пирог!»

В перерыве я съездил в библиотеку. Она находится в торговом центре. Там вообще все в одном месте, и супермаркет, и прачечная, и банк, и даже гадательный салон. Большая автостоянка с живыми курочками и акациями. Когда я слышу там веселое «кукареку», меня охватывает какое-то счастливое дежа-вю.
В библиотеке стоят кассеты, музыка, книжки, компы с выходом в Интернет на полчаса и целые полки журнала National Geographic. Говорят, здесь можно заказать любую книгу, какая есть в США, и ее сразу привезут. Вообще эта служба delivery кажется мне каким-то волшебством. У нас обычная-то почта даже письмо доставляет через раз (проверено), а здесь что угодно, куда угодно (впрочем, не проверял).
А еще в библиотеке сидел мальчик лет десяти в чем-то клетчатом, джинсовом, мягком, рядом с женщиной, и читал ей медленно и по слогам. Но это замечательно, потому что я вот умел бегло читать в четыре года, но зато я не умел и не умею ничерта делать, нету у меня никаких skills, кроме как только читать или создавать то, что другие могут читать про себя.

А когда я ехал обратно, над проливом полыхал необыкновенно красивый закат, даже словами не передать, потому что он был БЕЛЫМ, и вода сияла ярче солнца, такой холодный искристый вымпел, а вокруг небесные знамения, намалеванные небрежной кистью ангелов, которые взяли чуточку такой ангельской краски, белой, светящейся, невероятной, а затем немного розовой, но так, чтобы она светилась еще сильнее и белее. А когда солнце исчезло, то это уже был цвет фиолетовый-белый, и он светился своим способом, темным, но не менее сильным, а рядом с ним полыхал какой-то божественный темнокрасный-белый.

В общем, мы вышли на берег и стояли над закатом, и я сказал, что Local God is an Ultimate Artist. На большее меня не хватило, потому что по этим энергетическим трассам завтрашних теплых ненастий, по этим многообещающим небесным небесам вдруг заскользили пеликаны, столь же внушительные, как птеранодоны, но элегантнее и строже, а еще гагары, вытянутые, будто летающие гарпуны, а также пролетела цапля, слегка тяготясь своими долгими ногами, все светилось и пылало, и море все равно было ярче, чем небо - по никому неведомой причине.

Сгустилась тьма, и под бархатное звездное небо въехали автобусы со школьниками. Но это на самом деле студенты, они уже совсем большие. Такая свежая, подвижная молодежь. Носят с собой мяч для регби, перекидываются им. Один парень сразу привлек внимание тем, что выглядел точно как наши балбесы из старших отрядов, только чистый. И вдруг в его речи послышалось «раша» (а акцент-то, акцент!). Оказалось, он иммигрант из России.

Вечером мы слушали, как планировать занятия со студентами. Нам снова рассказывала Кейт. Она здесь и швец, и жнец, и на дуде игрец. Все умеет и знает, недаром же Intern Coordinator. Я снова сидел и терял сознание, на секундочку вдруг бац, провалюсь в сон, а затем опять бодрствую (назовем это так). То надену темные очки, чтобы никто не видел моей борьбы, то сниму их, чтобы разглядеть, что там на доске. Но и здесь проявляю своё чудачество. Я близорук, а очки не взял (они остались в куртке, которую я снял в Шереметьево). Поэтому приходится время от времени смотреть на мир через треугольную щелку в пальцах.

У американцев же я не заметил у особых чудачеств. Например, в отличие от немцев, они при людях не пукают. Даже при отрыжке приносят глубокие извинения. И практически не издают плохих запахов. Я также не обнаружил, чтобы они особенно любили петь или шуметь или проявляли чувственность. Все выглядят мило и инфантильно.
У меня такое ощущение, что я попал в какое-то зазеркалье детства, где взрослые являются подростками, молодежь считается детьми, а настоящих детей вообще не видно.

Перед сном смотрел телевизор. Щелкал каналы, отвернувшись, и вдруг слышу, кто-то очень понятно заговорил, так членораздельно, прямо специально для меня. Обернулся - кто это меня зовет? - а это Тони Блэр. И тут меня осенило, что он говорит ПО-АНГЛИЙСКИ (выделено мною), то есть на том языке, который я собственно хоть немного, но изучал. Оказывается, с тем же успехом я мог бы учить пиджин-инглиш, распространенный в Гвинее Папуа. Здесь же никакая не Британия, и даже не Папуа, а Конк-Репаблик, обособленный юг США.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments