antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:
  • Mood:
  • Music:

CORAL REEF AND PECULIAR WAY OF LIFEGUARDING

26 ЯНВАРЯ, ДЕНЬ

Я помню, как Владимира Познера спросили, какая самая характерная черта американцев, а он вдруг ответил: вежливость. Это было странно. Но сейчас я в этом убеждаюсь, действительно, даже если люди грубоватые и активные, при личном общении они учтивы и доброжелательны. Может и я здесь этому подучусь.

С утра мы отправились на риф, обследовать обратную сторону, там где находится лагуна и поля водорослей.

Когда мы погрузились в нежно-голубые волны, подсвеченные снизу коралловыми песками, открылась необыкновенная картина. Будто бесконечный светлый зал с низким потолком, украшенный гирляндами и серпантином. Вскоре мы приблизились к коралловому деревцу, окруженному облачком рыбешек, а под ним лежали три акулы-няньки. Говорят, они самые опасные по количеству нападений на человека. Кейт дала команду не двигаться. Мы зависли, подогнув ноги, как парашютисты. Я замер очень старательно, потому что акулы произвели на меня изрядное впечатление. Так мы и дрейфовали прочь от этого места.

На том рифе нас окружило множество поразительно красивых и вдобавок очень крупных рыб. Между ними, словно флегматичные пастухи, висели, а может, лучше сказать барражировали барракуды и акулы. Повсюду мелькали солнечно пестрые рыбы-ангелы, лобстеры шевелили усами, попугаи с мощным клювом нервно пощипывали кораллы, черепаха проплыла и исчезла в зарослях. В траве я заметил двух громадных караколл, громадных моллюсков Strombus gigas, чья розовая раковина ценится у коллекционеров. Впрочем, здесь за ловлю караколл штраф 500$. Моллюски медленно ползли куда-то по своим делам.
Вдруг я обнаружил, что остался один, и мне стало страшновато в этих голубых анфиладах сна, среди потрескивающей, щелкающей, разномастной и праздничной морской толпы, которая слегка тяготится моим присутствием.

На обратном пути естественная потребность сделалась нестерпимой. Вокруг простирался океан воды, который властно притягивал мои собственные внутренние воды. Но что же делать? На корме стоят моторы и капитанствует Кейт, вокруг иностранные девушки, как неудобно! Казалось, еще секунда, и я буду вынужден использовать махровое полотенце, чтобы скрыть жаркий прилив. Я давно так тяжело не терпел, наверное с детства. Просто готов был заплакать. Когда подплыли к пристани, я не стал слушать никаких инструкций, а сиганул на берег и помчался в кабинку, не оборачиваясь. Оказывается, за мной потянулась целая толпа...
Я понял, что хоть здесь и надо пить много жидкости, потом может возникнуть проблема, куда девать излишки. Надо быть предусмотрительным!

На обеде я завел разговор с Джоном о пище. Мне подумалось, что здешняя пища должна отличаться от обычной так же, как и в нашем лагере. И действительно, Джон категорично сказал:
- It’s not an american food, it’s a kid’s food!

После обеда был Lifeguarding. Поверхность у плавательного канала устроена умно, на досках сделаны полоски из песка с клеем, не поскользнешься.
Спасатель из меня не очень: я просто выбираю жертву посимпатичнее, хватаю ее и уплываю подальше в океан.

Вначале мы отрабатывали прыжок со спасательной колбасой, которая называется rescue tube. Самое сложное в том, что перед прыжком надо заорать «Cover my zone, I’m going on!!!». Я натренировался, и теперь могу прореветь эту фразу, даже если меня разбудят среди ночи (так что беспокоить меня ночью теперь не стоит).
Потом мы протягивали жертве колбасу с криком:
- Граб май тьюб!
Только после этого жертва хватает эту колбасу. Если не крикнешь правильно, ничего не получится: утопающий так и будет печально на тебя глядеть и хлопать по воде впустую.

Затем мы отрабатывали подплывание и обхватывание жертвы: 1) пассивной, 2) активной и 3) по разному брыкающейся. Я подплыл к девушке, которая по-разному брыкалась, и обхватил ее привычным мне способом: сзади и за грудь. Инструктор кричит мне, а ну хватай за подмышки! А я вначале не понял, плыву так старательно, высунув язык, продолжаю держать дивчину очень нежно и удобно, положив ей ладони на сиськи (причем жертва этому ничуть не противится). Когда до меня через пять минут дошел весь смысл ситуации, я улегся на пол от смеха.
Здесь до меня всё доходит как до жирафа: собственная заторможенность плюс языковой барьер.

В свободное время катался на велике. Заклеил скочем потрескавшееся сиденье и чехлы для ручек руля, что вновь напомнило детство, когда обматывание клюшек и великов изолентой считалось большим шиком.
Нашел на дороге дохлую игуану, всю в муравьях. В своем лагере обязательно стал бы делать из нее чучело или скелет.

Вечером было занятие по искусственному дыханию. Прежде чем приступить к спасению, надо оказывается, представиться близким: I’m a lifeguard, my name is Key Real, и спросить разрешения работать с жертвой. Затем обязательно надеть латексные перчатки. Еще надо потрясти человека: Sir, are you OK? Если он не отвечает, громко крикнуть в пространство: He’s unconscious! Call 9-1-1!
Потом перевернуть его на спину, проверить дыхание, пульс, считая до пяти. Воскликнуть: He’s not breathing! Достать маску, прицепить мундштук, прижать к лицу. Сделать два проверочных выдоха. Снова проверить пульс, дыхание, мощно считая (как я понял, до десяти тысяч). Если не дышит, начать rescue breathing. Самое сложное, это даже не вдыхать в него жизнь, а бормотать как заклинание: one one thousand, two one thousand, отсчитывая секунды и разы.

Нас также учили, как выдавливать инородное тело (они пишут "иностранное") из горла, нажимая на желудок. Мы как раз были после плотного обеда, и нажимали друг на друга очень острожно. Потом надо было правильно переворачивать и класть набок бессознательную, но всё ещё дышащую жертву (чтобы она не захлебнулась тем, что мы выдавили из желудка). Под конец мы стучали младенцев по спине, весьма крепко, надо сказать. Я подумал, что в реальной ситуации начни я так стучать, следующий удар будет от мамаши по моей голове.
И все же я добросовестно стучал эту куклу, тряс ее, мял и дул в ее целофановые легкие, как сумасшедший волынщик. Вечером работать особенно тяжело, ведь в Москве глубокая ночь.

Обратно ехал среди звезд и шуршащих мангров, по лунной дороге, мимо сияющей во мраке бухты, мимо искрящихся корабликов и дальних домов. Нажимал на педали, и летел вперед, вперед, прямо на звездопад сигнальных огней, выстроившихся на оси высокой антенны этого прекрасного острова.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments