antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Categories:

Кто автор «Песни Дадаиста», как она должна звучать, и многое о Тцаре

В 1980-х мы слушали «Странные Игры», и там была какая-то «Песня дадаиста». Тогда это казалось просто смешной придурью тех веселых лабухов. Сейчас я узнал подробности, и хочу об этом поведать - как бы для памяти, но целое исследование. Это стих авангардного поэта и основателя дадаизма Тристана Тцары. Коснемся не его бунтарского творчества, а только биографии. Там оказалось много удивляющих фактов о его языковых и организаторских способностях.

Вначале это был мальчик Samuel Rosenstock из селения Мойнешти в Румынских Карпатах. Он родился в 1896 году в семье еврейских лесопромышленников, где говорили на идише. Местечко было довольно глухое, там добывали лес и нефть.


Пишут, что в детстве его звали Sami, но как это звучало на самом деле, непонятно. Произносят-то все по-разному: румыны - СамвЕль РозенстОк, немцы - ЗАмуэль РОзеншток, евреи - (Г)Розеншток Шмуэль, а то и Шмуль. В силу дискриминации евреев, семья его не имела полных гражданских прав. Тем не менее, Самуэля приняли в школу Бухареста, а позднее и в университет.


Примерно так выглядели еврейские дети в Румынии того времени. Картина румынско-венгерского художника Исидора Кауфмана «Трудный пассаж в Талмуде», конца 19 века. Фотографии сделаны в Восточной Европе до Холокоста известным мастером Романом Вишняком, ровесником Тцары.

Уже подростком Самуэль стал писать стихи на румынском, и немного публиковался, придумав себе псевдоним Tristan Tzara. По-румынски это произносится ТристАн ЦАра, по-французски ТристОн ДзарА, а русские почему-то пишут и говорят ТцАра или Тзара. Сам он объяснял, что trist în țară по-румынски означает «грустная страна» (это действительно так).

В 1914 году в Европе началась война. А Розеншток как раз поступил в университет, чтобы изучать математику и философию (но не словесность). И проучился всего год. В 1915 году его друг Марсель Янко, учившийся на художника и архитектора, с которым они делали журнальчик Simbolul, поссорился с отцом, продавцом тканей, и уехал в Швейцарию, прихватив брата по имени Юлиу (Жюль). Там они поступили в Цюрихский университет. Позднее к ним приехал третий брат Георг Янко (вот уж удар для отца!) Возможно, так они заодно слиняли от армейского призыва. Розеншток тоже отправился в Швейцарию, решив жить там и учиться вместе с Янко.


Говорили в Цюрихе на немецком и французском. И там, в чужой языковой среде, без диплома, жилья и денег, этот молодой румын вдруг умудрился стать активным "деятелем искусств", более того - основателем популярного кабаре и даже целого направления авангардной поэзии и изобразительного искусства - дадаизма, в основе которого - гротескные иррациональные коллажи. Он писал по-французски, причем бессвязность и нарушения синтаксиса его текстов считались не невежеством иммигранта, а сознательной игрой.

А было это так.
Оставшись без родительской денежной помощи, молодые бедствовали. Но они были довольно привлекательные, талантливые и энергичные, поэтому устроились подрабатывать в ночном клубе, где подружились с продвинутым немцем по имени Хуго Балль (Hugo Ball) и вместе организовали Кабаре Вольтер (Cabaret Voltaire), по нынешним меркам - «проект на базе помещения». Там они устраивали перформансы, довольно дурацкие, надо сказать.


Вот пример их представления. Как на этом можно было делать бизнес, непонятно.


Там же они придумали «дадаизм». Название взяли случайно, но оно прижилось. На французском словом dada называлась (очевидно, детьми) лошадка на палочке, hobbyhorse. Ставишь между ног и прыгаешь.


Итак, в Цюрихе Тцара плодотворно сочиняет, выступает перед публикой, разрабатывает "дадаистский манифест", причем не один. Он печатается в Швейцарии, Италии, Франции, переписывается с французскими поэтами. При этом на учебу он, судя по всему, забил. Получается, что он стал литератором, литературоведом и философом без высшего образования.

В 1920 году он вдруг переезжает в Париж. Там говорят уже на языке "столичных штучек", который, полагаю, несколько отличался от французского Цюриха, и тем более Бухареста. И там этот румыноязычный чужестранец, да еще и еврей (вероятно, с детства думающий на идише), этот без году неделя "понаехавший", уже считался "французским поэтом", более того - "наставником французского авангарда". Просто поразительно! Откуда у него такой язык, чтобы не просто общаться, а играть словами и наставлять не только швейцарских празднослушателей, но и спесивых парижских словесников? Из румынской школы-интерната? Чудеса, да и только. Неужели не было насмешек над неизбежной «провинциальностью» и неуклюжестью его речи?


На самом деле кое-что было. Честолюбивый Андре Бретон вступил с Тцарой в конфликт, и в 1920-х постоянно его атаковал, даже в морду вцеплялся. Элюар тоже не отставал. Но ведь многие наоборот - Тристана поддерживали!

И тут новый поворот. В 1924 году во Франции Тристан знакомится со шведской студенткой Гретой Кнутсон (позднее - авангардной поэтессой, пишущей на французском). Любовь с первого взгляда. В 1925 он отправляется в Стокгольм и женится на Грете.


Ее богатая шведская семья сходу, не мешкая и не противясь, выделила деньги (очевидно, огромные), на которые Тристан заказал постройку целого дома. И не где-нибудь, а на Монмартре, и не кому-нибудь, а чешско-австрийскому архитектору Адольфу Лоосу, бывшему главному архитектору Вены, выдающемуся модернисту, к тому времени эмигрировавшему в Париж. И уже в 1926 году был выстроен дом - нехилый пятиэтажный особняк под номером 15 по Авеню Жюно, со своеобразной "дадаистической" архитектурой (коллаж из помещений и стилей) и интерьерами с африканскими вещицами. Вот вам и "понаехавший поэтишка-маргинал"!


Спустя десять лет, в 1937 году супруги расстались (развод оформили в 1942 году). И Тцара переселился в Сен-Жермен-де-Пре. Но до этого, в 1927 году у них родился сын. А со шведами он как общался? И на каком языке воспитывал сына? Сын почему-то был назван не как-нибудь Сванте Кнутсон или Аарон Розеншток, а получил французское имя Christophe и скандалезный дада-псевдоним Tzara, который носил всю жизнь. И даже передал своим собственным сыновьям, Лорану (1958-) и Мартину Тцара (1960-), второй вырос в журналиста и главного редактора на ТВ.

В 1930-е Тристан "полевел", "покраснел", стал антифашистом и чуть ли не сталинистом. Вот уж потянуло ниспровергателя устоев, культурологического хулигана и космополита - в общество с жесточайшей цензурой, ксенофобией и стукачеством, где хватали и закапывали за малейшее инакомыслие! Ездил в Мадрид, выступал против Франко. Он забросил сюрреализм, и даже судил Дали, за его восхищение Гитлером. Сам, однако, носил такую же челку - усишек только не хватало.


В военных 1940-х Тристан Тцара, а точнее, Самуэль Розеншток бежал от нацистов-антисемитов на юг Франции, где общался и даже играл в некие сюрреалистические карты со множеством видных деятелей искусства и науки, но таких же беглецов. В Марселе он присоединился к Сопротивлению и участвовал в работе подпольного радио и журналов. Сын Кристоф в это время был с партизанами на севере страны. В фашистской Румынии Тцару прокляли и лишили прав, но в коммунистической - наоборот, стали привечать, он туда ездил и выступал. После восстановления независимости Франции Тцара получил ее гражданство и вступил в компартию.

В 1950-х он, наоборот, "поправел", стал поддерживать антисталинистов и диссидентов, которые, в частности, боролись за независимость Венгрии от СССР, даже вышел из компартии. Затем отошел от политики, изучал африканское искусство и старинную поэзию - до самой смерти в 1963 году.


(Рефератик о нем можно почитать здесь)

Вот эта самая «Песенка дадаиста»

эта песня дадаиста
сердцем истого дада
стук в моторе не беда
ведь мотор и он дада

граф тяжёлый автономный
ехал в лифте невредим
он мизинец свой огромный
оторвал и выслал в рим

лифт за это
вот беда
сердцем больше не дада

вода нужна всегда
прополощи мозги
дада
дада
отдай долги

II
эта песня дадаиста
ни опти ни пессимиста
он любил мотоциклистку
ни опти ни пессимистку

муж негаданно-нежданно
обнаружив их роман
в трёх шикарных чемоданах
выслал трупы в Ватикан

не крути
с мотоциклисткой
ни с опти ни с пессимисткой

воде нужны круги
мозги твоя еда
дада
дада
отдай долги

III
песенка мотоциклиста
дадаистого душой
потому и дадаиста
что в душе дада большой

змей в перчатках и в белье
закрутил в горячке клапан
и руками в чешуе
римский папа был облапан

и скандал
был большой
проклял он дада душой

мозги не с той ноги
мозги одна вода
дада
дада
чулки туги




В 1988 году группа «Странные игры» нашла этот текст (говорят, потому что жена лидера Виктора Сологуба преподавала французский язык) и превратила его в песню, вошедшую в альбом «Смотри в оба». (Они пели и другие переводы, но об этом в другой раз.) И вот что получилось.

Поют они невнятно, и слова там вроде бы несколько другие.

На самом же деле это не вполне Тцара, а почти самостоятельное произведение переводчика. Его написал Алексей Васильевич Парин (род. 1944) — театровед, музыкальный критик, поэт, либреттист, переводчик, редактор, а по первой профессии - молекулярный биолог, кандидат биологических наук, сын крупного физиолога, академика В. В. Парина.

А вот как выглядит оригинальный текст самого Тцары. Я по-французски не волоку, поэтому перевел в Гугле на английский (на русский с других языков он переводит слишком коряво). Есть и поэтические переводы, но они почти такие же.

Chanson Dada (1923)



Оригинал на французском Гугл-перевод на английский

la chanson d'un dadaïste
qui avait dada au coeur
fatiguait trop son moteur
qui avait dada au coeur

l'ascenseur portait un roi
lourd fragile autonome
il coupa son grand bras droit
l'envoya au pape à rome

c'est pourquoi
l'ascenseur
n'avait plus dada au coeur

mangez du chocolat
lavez votre cerveau
dada
dada
buvez de l'eau
the song of a dadaist
who had dada to the heart
tired his engine too much
who had dada to the heart

the elevator carried a king
heavy fragile autonomous
he cut his big right arm
sent him to the pope in Rome

that is why
the elevator
had no longer dada in the heart

eat chocolate
wash your brain
hobbyhorse
hobbyhorse
drink water
II
la chanson d'un dadaïste
qui n'était ni gai ni triste
et aimait une bicycliste
qui n'était ni gaie ni triste

mais l'époux le jour de l'an
savait tout et dans une crise
envoya au vatican
leurs deux corps en trois valises

ni amant
ni cycliste
n'étaient plus ni gais ni tristes

mangez de bons cerveaux
lavez votre soldat
dada
dada
buvez de l'eau
II
the song of a dadaist
who was neither cheerful nor sad
and loved a bicyclist
who was neither cheerful nor sad

but the husband on New Year's Day
knew everything and in a crisis
sent to the Vatican
their two bodies in three suitcases

nor lover
nor cyclist
were no longer gay or sad

eat good brains
wash your soldier
hobbyhorse
hobbyhorse
drink water
III
la chanson d'un bicycliste
qui était dada de coeur
qui était donc dadaïste
comme tous les dadas de coeur

un serpent portait des gants
il ferma vite la soupape
mit des gants en peau d'serpent
et vient embrasser le pape

c'est touchant
ventre en fleur
n'avait plus dada au coeur

buvez du lait d'oiseaux
lavez vos chocolats
dada
dada
mangez du veau
III
the song of a bicyclist
who was dada de coeur
who was therefore Dadaist
like all the dadas of heart

a snake wore gloves
he quickly closed the valve
put on snakeskin gloves
and comes to embrace the pope

How touching
belly in flower
had no longer dada in the heart

Drink Bird Milk
wash your chocolates
hobbyhorse
hobbyhorse
eat veal


Особенно мне нравится этот возглас «hobbyhorse, hobbyhorse!» Весьма дадаистично.

Оригинальный текст тоже положен на музыку, много раз. Его, например, спел Шан Газпар (Chant Gazpart), он же и выложил на ютубу. На мой взгляд, сделано без всякого соответствия с эпохой и стилем.


А вот в стиле французского шансона под пианино. Может, оно так бы и зазвучало в том кабаре, хотя маловероятно. Все-таки и в музыке, и в исполнении тоже должен быть «дадаизм».


Есть и вполне дадаистическое решение - на музыку польско-французского композитора Рене Лейбовица (Rene Leibowitz). Исполняет Ансамбль Айстезис из Гейдельберга под управлением Вальтера Нусбаума (Ensemble Aisthesis & Walter Nußbaum, 1996); вокал Salome Kammer.

Слушать эээээто невозможно! Впрочем, некоторые только такое и слушают.

Есть и наоборот, вполне благозвучное и современное исполнение - скандинавским проектом Дада Груп (Dada Group, 2003), где английский перевод и звучание заточены под формат поп-музыки. И даже снят красочный клип-экранизация (2008). Поет Руфь Мейер (Ruth Wilhelmine Meyer).


А вот современное танцевальное решение от некоей франкоязычной группой Mauser (2008). С анимационным клипом в классическом стиле дадаизма!


Таким образом, интерес к дада не умирает!

Книгу Тцары «ГАЗОВОЕ СЕРДЦЕ. Три ДАДАдрамы» в переводе С. Шаргородского можно почитать здесь.

Я когда-то такую бузу очень любил. Говорят, русская заумь началась еще раньше дадаистов - всякие будетляне, Хлебников, Маяковский, Крученых и прочие бурлюкствовали там еще до войны. Вообще-то идея лежала на поверхности, время было революционное, кровь так и кипела. Раз-раз, и она хлынула ручьем!
Tags: lyrics, антропология, видео, воспоминания, герменевтика, графомагия, история, музыкальная антропология
Subscribe

  • вести интересный блог

    После поражения мозга, я совершенно не в силах публиковаться, хотя делаю изыскания и пишу очень много. И все - "в стол". А ведь вести интересный блог…

  • Чукотская колыбельная

    Дочка балдеет от этой чукотской колыбельной. Смеется, пищит. Проявляет хоть какую-то ВНД.

  • Love Hurts

    Я вот эту песню уважаю, и время от времени включаю у себя в сознании. Это Назарет, 1975. Оказалось, у нее есть древний предок - Рой Орбисон…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments