antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Category:
  • Music:

БЕЛЫЙ РАСТАФАРИ, ПРОЗРАЧНЫЙ ЦЫГАН

Казалось бы, вот он Онегин, в романе весь как на ладони, читай не хочу. Но что только не городят про него! Такой он уж злодей, мерзавец, сам дьявол, негодяй, холодный, чопорный и дерзкий, и всех-то он лишил покоя, и неудачник и лентяй, и был убит красавец Ленский его недрогнувшей рукой…

А ведь какой из него «злодей»? Он просто флегматичный хиппан, юный путешественник. Но в первую очередь – сирота! Сколько рос он без мамы, без детства? Уже с 10 лет его таскали на светские тусовки, где вместо мальчишечьих игр – ночное веселье, алкоголь, бардак...

А в 15 лет свершается то, чего Эжен втайне безумно страшился: умирает отец. И тогда этот мальчик, едва начавший созревать (Петербург, двести лет назад, никакой акселерации - пубертат только начинался к 14-15 годам), бежит прочь, к солнцу, на юга. Вместе с какими-то искателями приключений, хиппующими бездельниками, он пытается найти отдушину в их цинизме помноженном на мистицизм.
А там понеслось: Кавказ, Крым, Одесса, приключения, травка, вино, хичхайкинг, нудистские пляжи…

Он нравился всем, этот стриженый подросток, красивый как солнце, загорелый, спокойный, но и непростой: в активе языки, гуманитарная подготовка, начитанность.
Временами такой равнодушный, временами ершистый, но большей частью - несуетливый созерцатель (да неужто с таким багажом он-де просто лентяй?). И всегда замкнут, душа его заперта для окружающих. Что там, - враждебность? Нет, скорее боль утрат, одиночество...

И вот теперь он стал вынужденным убийцей.
Прощай, юный мафиозо, но прощай и ты, мой бедный растафари, запятнавший душу…

С тяжелейшим посттравматическим стрессовым расстройством Онегин уезжает неведомо куда. И снова – бродяжить. Дромомания, депрессия; помощи, разумеется, никакой. И так много лет. Кожа его стареет, нос приобретает лопатообразность, щетина поднимается по щекам. Впрочем, постепенно утихает печаль.

И тут – очередная напасть, будучи по делам в Петербурге, он вновь встречает Татьяну. Нахлынули душные воспоминания! Всплыл проклятый комплекс вины!

А эта авантюристка - как повзрослела, как преобразилась! Ухватив генерала, она успокоилась, утратила всю свою наигранную паранойю. Уже не девица – дама! – смотрит на Эжена с великой досадой (экий мерзкий призрак прошлого! теперь не оберешься скандала).

А Онегин – теряет голову: не столько от любви, сколько от желания «переписать прошлое», получить прощение, сочувствие хотя бы от нее.
Он бросается к бумаге. Пишет по-русски. С пониманием, что Татьяна изрядно попортила ему жизнь.

Язык «письма Онегина» гораздо лучше Татьяниных «переводов». Немудрено: Эжен высокообразованный человек!

Вспомним, как в одном из эпизодов в его дом приходит Татьяна и зачем-то читает философские труды. Что за чушь? В другом месте показана увлеченная работа Онегина в библиотеке. Зачем?
Этими ходами Пушкин демонстрирует круг познаний Евгения, его высокую интеллектуальность.

Вообще-то все якобы "уничижительные" ремарки Пушкина в адрес Онегина не могут замаскировать глубокую привязанность и сочувствие автора к своему главному герою. Однако представьте, если бы Пушкин начертал: «Простите мне, я так люблю Евгения милого моего», - что сказала бы на это Общественность?!

Помните, как по-доброму Онегин отреагировал на письмо Татьяны? «Я вас люблю любовью брата». А какова в аналогичной ситуации «сестрица»? «На сем лице лишь гнева след». Можно ли поверить, что чувство, которое она испытвала к Онегину было любовью, а не острым желанием заполучить видного, обеспеченного мужа?

Если бы Татьяна действительно испытала к Онегину романтическую первую любовь, она бы не отреагировала так равнодушно на встречу с ним после многих лет ("Потом к супругу обратила / Усталый взгляд; скользнула вон..."). Надо же, "равнодушная княгиня"!

Можно ли верить той плачущей Татьяне, которую увидел Онегин месяцы спустя (и концу романа)?

После этой встречи депрессия Онегина усилилась. Ему кажется, что он влюблен в Татьяну, но это не эрос, а скорее влечение к родному прошлому. В состоянии оглушенности он предается чтению.

Впрочем, когда стал прибывать солнечный день, Онегин несколько ожил. И вновь повлачился к дому Татьяны.

Но здесь Пушкин делает финт, дабы читатель окончательно его не раскусил, не обозлился на Татьяну. Дескать Онегин входит в дом Татьяны: никого! Ни охраны, ни слуг. Проходит в самый будуар! А там - ну не странно ли это? - именно в эту минуту княжна, понимаете ли, рекою слезы льет! Сидит, красноглазая, опухшая.

Впрочем, Пушкин опять выдает Татьяну, вкладывая в ее уста упреки и домыслы («Что в сердце вашем я нашла? Какой ответ? Одну суровость…» - Враньё, никакой суровости не было).

И наконец звучит самое гнусное в своей лживости признание:
«Я вас люблю (к чему лукавить?)»

Действительно, к чему лукавить. Но каким-то образом "влюбленная" умудрялась несколько месяцев общаться с Евгением холодно, меланхолично, даже гневно, ни единым мускулом не выдавая своей ну хотя бы симпатии. Хотя нормальные люди, если любят, не могут сдержать ни улыбки, ни блеска глаз, ни слёз.

Читатели, воспитанные на школьной литературе, почему-то с этим решительно несогласны, и продолжают уверять, что Онегин - злодей, Ленский - несчастная жертва, а Татьяна - бедная хорошая девушка.

Что-ж, подведем итоги. «Несчастная жертва» Татьяна пострадала менее всех. Недурно устроилась у генерала за пазухой. Владимир напросился на пулю, и оказался в земле. Ольга вроде бы мучилась, однако нашла утешение в жеребиных объятиях улана.

А Эжен? Эжен единственный по-настоящему страдал. А потом исчез. Он растворился в пространстве: говорят, его видели где-то в Италии, как он твердо шагал всё на юг, всё на юг, в направлении Африки, туда, где его уже ждали любезные джанки: Рембо и Берроуз, и Белый…
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments