February 4th, 2020

hermeneutics

Гауссова шляпа и вопросы онтогносеологии

Отец не терпел, когда блюдо смешано. Он требовал, чтобы гарнир, мясо и салат были отдельно. Чтобы в прозрачном бульоне плавала цельная морковочка. Я наоборот, предпочитаю смешанные блюда: ризотто, паэлья, паста. А супы делаю - густые и пёстрые. А уж кашу! Непременно гурьевскую.

О вкусах не спорят. Это вопрос конституциональной антропологии. У каждого человека есть свой статус: морфологический, физиологический, биохимический, молекулярно-генетический, иммунологический, микробиологический, психологический, спиритуальный. И этот статус меняется: от человека к человеку, от возраста к возрасту, от одного момента жизни к другому.

Поэтому каждому своё. Среди всех однородных объектов мироздания человек - самый разнородный. У него максимальный размах вариаций, у него самое аномальное нормальное распределение. Так распорядилась адаптивная природа феномена человека. Если бы каждый брал своё, всем бы нашлось место. Но когда всем и каждому навязывают единую норму, система приобретает нечеловеческий облик. Начинается такой массовый забой, что под нож идут даже едоки и мясники. Начинается такая травля паразитов, что травятся сами хозяева. Начинается такая охота на волков, что пули получают сами охотники. Так им всем веселей. Это нормальная кибернетика бытия. С аномалиями тоже надо нормально обращаться. Но некоторые умудрялись и аномально обращаться с нормальными людьми, и даже превратить это в норму.

В норме онтология и гносеология слиты неразрывно. "Я мыслю, следовательно существую" - это верно и для человека, и для "неодушевлённых" объектов мироздания. Это справедливо даже, как ни странно, для "неделимого" атома.
Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.