October 19th, 2009

Старый натуралист

кварки меня

Я не верю в поповщину, равно как и в инопланетянщину. Я приверженец солипсизма: убежден, что нет ничего, кроме меня. Вокруг меня, да и внутри - мрак, тьма, хаос. Сквозь мрак пролетают фотоны, нейтрино или гигантские бозоны Хиггса, но так быстро, что и не заметишь. Кое-где появляются антикварки и кварки, но не стоит пытаться ухватить их пальчиками. Скопления материи на поверку оказываются фрактально изрешеченными Пустотой, а сами прутья решетки имеют лишь каузальную природу. Даже вода - проходит сквозь сито!

Материя подменяется вероятностью, телесность - событием. Циклопические колёса Сансары вращаются сквозь Вселенную, которой нет, созидая потоки событий, которые тоже не существуют - они либо надвигаются из Грядущего, либо растворились в Прошлом. Объективная Реальность кажется лишь слегка каузальнее Времени Сновидений, немного статистичнее, чуть вероятностнее. Но при однократном дуновении Хаоса оба эти партнеры равны, как джокер и его масть, как король и его отключенная мышь, как виноградные капли на джинсовом лице чересседельника девы Ивоны.

И только мой мыслительный хаос, интерферирующий хаос космический, только мои догадки слабого ума и пейсмекеры паутинистой личности - они-то и созидают мир.

Я предпочитаю думать понятием "общество", а не "государство", "мы", а не "они". Я достаточно социопатичен, чтобы думать: нет общества, есть мои люди. Нет моих людей, есть я! Нет меня, есть... я. Мания невеличия, торжество микрокосма, универсум универсама.

Я одной крови с хаосом, поэтому читаю журналы. Сквозь роты слов, сквозь "коррупция!", "падение нравов!", я читаю только "я!", "я!". Журнальные люди восклицают это на разные лады. Порой выводят такиие фиоритуры "йаааа-яя-йа!", что даже интересно.

В государстве же нет ни застоя, ни коррупции. Она есть только в нас, во мне. Не в "тебе", только во мне. Говорить "мы, ты" - спекуляция и привычка. Еще бессмысленнее - говорить "они". Мир плох, потому что я - поражен вялой депрессией и криминальным мышлением. Постоянно думаю, как бы чего-нибудь стыбрить или выматериться, а то и угрохать кого. Нет вокруг дураков, это я сделал свой мир дурацким. Утешает, что когда вошел в силу, многие стены порушил.

Всё в этом мире - моё. Вулканы, звезды, хулиганы. Окружающие люди и мемы пытались внушить мне обратное. "Я - последняя буква". "Скромность украшает человека". "Смешно, когда мания величия". И правильно говорили: это же не их мир, а мой.

Моя дорога. Двор, город, небеса. Они в неважном, несчастливом, как и я сам, состоянии. Но и в неплохом состоянии - потому что держусь, и даже вчера купил пиджак. Как отпущу перила - наступит конец света, в сознании иссякнет сиянье экзистенции. Простая вещь - сама себе приют. Нет света - нет и живого журнала. Я плохо чищу мир, и он не всегда соглашается со мной.


Отец, прослышав о таком солипсизме, меня был готов прибить. Он восклицал: Это был вал! Государство!! Его уже не было! Но оно было! Как ты не понимаешь?! Была такая наука, а что сейчас? Что ТЫ можешь сделать против этого вала? ТЫ ничего не сделаешь!

- Я обучал тысячи людей, многие из которых станут психологами и педагогами, родителями и друзьями, а следовательно тоже будут воспитывать людей! Я передавал им идеи уникальности персонального мира и личной ответственности, идеалы гуманизма и познания. - Возражал я (прекрасно понимая всю прошедшесть этого глаголения).

Папа ходит с палочкой и давно не может нагибаться, иначе бы он кинул в меня тапком.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Старый натуралист

последний паук

Я начинаю понимать мир, и мне это ни на чёрта не нужно. Раньше всегда мучился: почему это так говорят? Что под этим подразумевают? Это я нащупывал механизм злокозненной инверсии, еще только в самом начале занятий жнани-йогой. Сейчас он отворяется мне во всём своем величии. Вещь! Внимание рассеивается, надо бы подзаняться тренингом. Мне уже не хватает четырех часов сна - устаю. Я всё-ж таки не супермен какой-нибудь.


Кокое счастье - сидеть дома и писать всякую ахинею! Скоро этому конец: ведь отпуск перестал быть собою.