October 6th, 2004

Старый натуралист

из антологии Companagium

МАРИНА ЦВЕТАЕВА
А может, лучшая победа
Над временем и тяготеньем -
Пройти, чтоб не оставить тени
На стенах...
Может быть отказом
Взять? Вычеркнуться из зеркал?
Так: Лермонтовым по Кавказу
Прокрасться, не встревожив скал.

А может - лучшая потеха
Перстом Себастиана Баха
Органного не тронуть эха?
Распасться, не оставив праха

На урну...
может быть - обманом
Взять? Выписаться из широт?
Так: временем, как океаном
прокрасться, не встревожив вод...

14 мая 1923
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Старый натуралист

из антологии Companagium

ОЛЬГА СЕДАКОВА

Большая вещь - сама себе приют.
Глубокий скит или широкий пруд,
таинственная рыба в глубине
и праведник, о невечернем дне
читающий урочные Часы.
Она сама - сосуд своей красы.

Как в раковине ходит океан -
сердечный клапан времени, капкан
на мягких лапах, чудище в мешке,
сокровище в снотворном порошке -
так в разум мой, в его скрипучий дом
она идет с волшебным фонарем...
Старый натуралист

- Метла?

Я колобродил, бродилбродил, б р о д и л - поу лайвджоурналу, йе, изгоняя сына, чтобы не приставал со своей "Кантиной", где чат знает что творится, где эти фаны-профаны звезданутые, но тоже такие серьезные все, уставные, мол, мы – это МЫ! Так вот, я увидел людей языкастых, мда, с языком, даже попались мне с огромным, с язычищем, с ящиком языков, но почему-то скучно, скучно, скучно! (Странное дело, можно пять лет преподавать у тысяч студентов РГГУ более десятка дисциплин, и не иметь к этому вузу практически никакого отношения. Каксла? Надо заходить в него с другой стороны кампуса, от 2-й Миусской.) Все-то у них по уставу, по уставу-ставу-ставу-встав-вставав! Или с матюгами-югами-ногами-мать-мать-перемать! Или такие злобнорыкАющие собакоголовые, что страх берет (а вдруг нападут? Мозгов не сносить!). Я в недомерии, недоверии, недоумении. В недоизмерении. Я.

Скоро у меня закончится лень, сам день лени, и я отправлюсь во-свояси, к своим хлебным знакам, статьям и статьенциям, редактурам и редактуренциям. Хорошего понемножку, сказала бабушка, вылезая из-под автобуса.

Только вот неизвестно, смогу ли я теперь разговаривать по-старому, по нашему, так сказать, утлому уставу? За этот месяц мой слог изменился, просто взорвался пером, отовсюду попер мой тщательно сдерживаемый и скрываемый от землян, инопланетный, надвавилонский язык, параноидально-критический (дьявольщина, я вдобавок еще начитался Дали), деконструктический, сверх-над-иррациональный и постинтуитивистский (зачем-то я еще Барта прикупил, прекрасного, японического, "Империю знаков" – ах! ), в общем не знаю, по зубам ли мне будет прежняя скука тех статьенций-политинформаций-лекций общества "Знание".

Сеть, оказывается (так я и думал) развращает, раскрепощает, прополащивает и развешивает на веревках мои многопудовые (оказывается за годы покоя безумно разросшиеся) элитры, птеригии, элероны, птеранодоновы перепонки, ледяные крыла...
Всего-то месяц Шестипалый в углу курятника поднимал гайки...
- Я пропадаю! Я заменен другим!

Одна лишь надежда на то! -
что соуобщество Лайвджоурнала меня погонит метлою,
как погнали поэтики, фрики, сквернословы, порожние болтуны – слава японскому богу! (а то бы сгорел просто в этих чатах-перчатках).
Автокатализ, апоптоз, антикоррозия – что-то из тех или этих сил
несомненно применит Система! И я вернусь к себе, на Кассиопею.

- Метла?
А метла отвечает:
- шших-шшиХ-шшИХ-шШИХ-ШШИХ!!!