antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Category:

"Подвиг" - роман про Дарвина

ХРОНОЛОГИЯ НАПИСАНИЯ
Роман В.В. Набокова «Подвиг» кажется слабым, простоватым и недоработанным литературным произведением, поэтому его анализ и отзывы не отличались глубиной. Но это обманчивая простота.

«Подвиг» начат в мае 1930 года, черновик завершён 23 октября 1930 года, чистовик завершён в конце 1930 года. В середине 1930 годаФондаминский договорился об опубликовании ещё незавершённого «Подвига» в журнале «Современные записки». В феврале-декабре 1931 года роман выходит в журнале. В ноябре 1932 года «Современные записки» выпускает отдельную книгу в Париже.

Вероятно, есть исследования, проникающие в набоковедческие глубины «Подвига», но они пока не найдены. Бойд (т.1, с.416) описывает «Подвиг» на поверхностном уровне. Владимир Варшавский написал в 1932 году формальную рецензию: сплошная вода и недоумение. Хотя человек он был незаурядный, и пути его судьбы близки с Набоковыми.
ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Варшавский,_Владимир_Сергеевич

В 1970 году Вера и Дмитрий Набоковы переводят «Подвиг» на английский язык. Почему-то они отбросили буквальные варианты (Endeavor, Exploit, The Feat) и назвали книгу нерелевантно «Glory». Таким оборотом переводили советские лозунги (Slava KPSS / Glory to the Communist Party!).

НАБОКОВ О ПОДВИГЕ

Предисловие к переводу (Монтрё, 8 декабря 1970) – не сухая справка, а тоже художественное произведение, с изрядной долей метафорической игры. Набоков говорит там про взмахи волшебной палочки (wand-stroke) и про шахматную задачу, где ферзя надо увести в угол, чтобы своей мощью не мешал быстрому решению. (The problem was diabolically difficult to construct. So was Podivg.) Автор утверждает, что рабочее название было «Romanticheskiy Vek». Назвать так текст "Подвига" довольно абсурдно. Набоков снова водит читателя за нос.

Концовка предисловия: «Просто птица сидит на калитке в серости сырого дня» (пер. М. Малиновой). Здесь можно посчитать, что это аллюзия на чёрного дрозда Уоллеса Стивенса. Однако оригинальный текст другой: «...although nothing much happens at the very end - just a bird perching on a wicket in the grayness of a wet day.» Это ловушка: при анализе нельзя путать переводы и оригиналы Набокова, и нельзя доверять самому Набокову. В финале «Подвига» синица сидит на еловой ветке, а не «птица на калитке». Финал таков:

«Из глубины печального, бурого сада вышел Дарвин, прикрыл за собой калитку (она тотчас открылась опять) и пошёл обратно – тропинкой через лес. В лесу он остановился и закурил трубку. Его широкое коричневое пальто было расстёгнуто, на груди висели концы разноцветного кашне. В лесу было тихо, только слышалось лёгкое чмокание: где-то под мокрым серым снегом, бежала вода. Дарвин прислушался и почему-то покачал головой. Табак, едва разгоревшись, потух, трубка издала беспомощный сосущий звук. Он что-то тихо сказал, задумчиво потёр щёку и двинулся дальше. Воздух был тусклый, через тропу местами пролегали корни, чёрная хвоя иногда задевала за плечо, тёмная тропа вилась между стволов, живописно и таинственно.»

УОЛЛЕС СТИВЕНС

С него и начнём, чтобы показать сложность ассоциативного космоса Набокова. Это именно аллюзия на поэму Уоллеса Стивенса (Wallace Stevens) – выдающегося американского поэта-символиста, о котором Сирин не мог не знать. Поэма «Thirteen Ways of Looking at a Blackbird» – вещь оригинальнейшая. Она завершается так:

XIII
It was evening all afternoon.
It was snowing
And it was going to snow.
The blackbird sat
In the cedar-limbs.


Поэма была опубликована в октябре и декабре 1917 года. В ноябре 1917 года Набоковы уезжали из Петрограда. Финал «Подвига» описывает это событие, которому время придало безнадёжную тусклость и сосущую тоску. В 1917 году беженцы верили, что Октябрьский переворот – явление временное, и что они смогут вернуться в законные владения. Они были ещё наивнее, чем Мартын.

ТЕОРИЯ УОЛЛЕСА - ДАРВИНА

Вторая глубинная ассоциация. Финал «Подвига» посвящён не Мартыну, а Дарвину. Потому что это главный персонаж романа. Набоков был убеждённым антидарвинистом. А дарвинизм назывался «теорией Уоллеса — Дарвина». Уоллес (Alfred Russel Wallace, 1823-1913) был таким же натуралистом-любителем (а не дипломированным профессором), как и Дарвин. Заметим, что в 1898 году он выпустил книгу «Чудесный век, его успехи и провалы» - «The Wonderful Century: Its Successes and Its Failures». (Вот и «Романтический век»)

Для Британского мира Чарльз Дарвин и Альфред Уоллес – известнейшие, знаменитые, титулованные личности. В 1920-30-х Уоллес Стивенс считался малоизвестным, но выдающимся поэтом, в 1950-х уже считался одним из величайших современных поэтов Америки, дважды удостоился Национальной книжной премии, Пулитцеровской премии и других наград. В наших каменоломнях эти факты неизвестны, а Набоков и его читатели были в гуще этого контекста, следовательно, в «Подвиге» имеется намёк sapienti sat, что Дарвин и Уоллес где-то рядом.

НАБОКОВ И ДАРВИН

Повторюсь: главный персонаж «Подвига», это Дарвин, причём именно Чарльз Спенсер Дарвин, который одно время завладел мыслями Набокова. А сам роман является модельным и сюрреалистическим исследованием по социальному дарвинизму. Это очень простая мысль для натуралиста (каким был и Набоков), и автор её почти не зашифровал. Для нас Дарвин – бородатый обезьяночеловек. Нам велено истово верить или, наоборот, не верить в некую теорию Дарвина (которую в оригинале никто не читал). А для кембриджцев Дарвин – воплощение истории, гордость альма-матер, выдающийся выпускник, великий натуралист, крупнейший эксперт в мире по усоногим ракообразным. А также великий воспитатель, чьи потомки стали виднейшими кембриджскими учёными и деятелями науки.

Набоков был не анти-дарвинец, а именно анти-дарвинист, отрицавший дубовую и прямолинейную теорию эволюции посредством жестокой (мальтузианской) борьбы за существование и естественного отбора (путём выбраковки и скрещивания). Дарвина он уважал, в том числе как литератора. Чарльз Дарвин был вовсе не автором дубовой теории, а скрупулёзным, честным, сомневающимся, последовательным рассказчиком. Его тексты (на английском, разумеется) – это замечательные литературные произведения. Набоков это оценил - и поэтому посвятил ему роман, поэтому нарисовал противоречивую фигуру: симпатичный, дельный, выдающийся человек, который порой терпит странные неудачи. Но не всегда, а взаимодействуя с русскими. Это тонко подмечено. Русский читатель знал Дарвина не по оригиналам, и не в контексте эпохи, а через испорченный телефон церковников, просветителей, переводчиков, марксистов, красных профессоров.

Русские, рассуждавшие про Дарвина, понятия не имели, в какой атмосфере он жил, учился, работал, путешествовал, чего достиг и какой ценой. А Набоков оказался именно в контексте эпохи. Он поступил на отделение зоологии Тринити-Колледжа. Дарвин был великий зоолог и окончил Колледж Христа, который всего в 500 метрах. В Кембридже существовал целый культ Дарвина по изучению его наследия (Darwin Industry). Первокурсник Набоков, разумеется, безумно взволнованный, оказался погружён в мир Кембриджа, включая и культ Дарвина. И узнал интереснейшие факты об этом героическом человеке, вся жизнь которого была подвигом. Набоков в юности мечтал стать не писателем в душном кабинете, а таким же натуралистом, плавать в дальние страны, ловить насекомых.
https://en.wikipedia.org/wiki/Charles_Darwin

УЧЁНЫЙ ДРУГ ГОРАЦИО

Дарвины – выдающаяся фамилия. Набокову, очевидно, внушали к ним почтение, и он видел кого-то из них, слушал выступления. Потомки Чарльза Дарвина (т.н. четвёртое поколение семьи) стали виднейшими представителями естественных наук в Кембридже.

Особого внимания здесь заслуживает Гораций Дарвин (Horace Darwin, 1851 – 1928), четвёртый сын Чарльза Дарвина, инженер, основатель компании Darwin Scientific. В 1874 году он стал бакалавром искусств Тринити-Колледжа (таким же, как Набоков), сделал научную и организаторскую карьеру, был мэром Кембриджа (1896), академик Королевского общества (феллоу с 1903 и рыцарь с 1918). По внешности Гораций Дарвин более всего похож на Дарвина из «Подвига».

Здесь важно учесть, что во время написания «Подвига» Набоков усиленно изучал «Гамлета». В октябре и ноябре 1930 года, заканчивая «Подвиг», Набоков опубликовал три перевода из «Гамлета» — «Быть или не быть: вот в этом вопрос» (III, 1), монолог Гертруды «Есть ива у ручья» (IV, 7), сцену у могилы Офелии (V, 5) — и предполагал перевести всю трагедию (Бойд, т.1., с. 423).

Очевидно, Сирин намеренно провёл параллели с «Гамлетом»: в романе есть погибший отец Мартына (и даже его дух), предательство матери, вступившей в брак с братом отца, привидения, поединки, и конечно, «друг Дарвин» (до странного навязчивый). Это аллюзия на Горацио (Horatio), преданного друга Гамлета, прибывшего из Виттенбергского университета и олицетворяющего научное свидетельство.

Вообще Набоков постоянно играет в комбинации естественнонаучного и художественно-мистического миросозерцания. Разумеется, все персонажи «Подвига» – вымышленные, комбинированные, искусственные, и даже можно сказать «модельные объекты» (поэтому не вызывают особого сочувствия). Тем чётче на них видны пометки аллюзий.

ТРАКТАТЫ ДАРВИНА

Чарльз Дарвин издал около 20 основных трудов. Набоковский Дарвин тоже написал 20 трактатов:

«Вотъ, – сказалъ Дарвинъ, доставь книгу. – Бери». Книга оказалась замeчательной; не разсказы, нeтъ, скорeе трактаты, – двадцать трактатовъ одинаковой длины; первый назывался «Штопоръ», и въ немъ содержались тысячи занятныхъ вещей о штопорахъ, объ ихъ исторiи, красотe и добродeтеляхъ. Второй былъ о попугаяхъ, третiй объ игральныхъ картахъ, четвертый объ адскихъ машинахъ, пятый объ отраженiяхъ въ водe. А одинъ былъ о поeздахъ, и въ немъ Мартынъ нашелъ все, что любилъ – телеграфные столбы, обрывающiе взлетъ проводовъ, вагонъ-ресторанъ, эти бутылки минеральной воды, съ любопытствомъ глядящiя въ окно на пролетающiя деревья, этихъ лакеевъ съ сумасшедшими глазами, эту карликовую кухню, гдe потный поваръ въ бeломъ колпакe, шатаясь, панируетъ рыбу.

Можно найти параллели и с основными трудами Чарльза Дарвина.

Про штопоры – Movement and Habits of Climbing Plants (про закручивание и другие движения у растений)
Про попугаев – Zoology of the Voyage of H.M.S. Beagle (там упоминается много птиц, в том числе попугаев).
Про игральные карты – On the Tendency of Species to form Varieties; and on the Perpetuation of Varieties and Species by Natural Means of Selection (там речь идёт о случайностях, выигрыше, вариантах, раскладах и т.п.).
Про адские машины – Geological Observations of Volcanic Islands (вулканические взрывы, порождающие островные породы).
Про отражения в воде – The Structure and Distribution of Coral Reefs (коралловые рифы и атоллы).
А что про поезда? Если упомянуты карликовая кухня, повар в белом колпаке и рыба, значит, это про морских желудей и уточек. Они образуют гроздья, ряды, составы. Значит – A Monograph of the Sub-class Cirripedia, with Figures of all the Species.

С такой гипотезой роман "Подвиг" становится более интересным для анализа. Теперь можно без труда решать прикладные задачи close reading: какую эволюцию проходит набоковский Дарвин, почему он так привязался к русским, так навязчиво лезет в их общество (вплоть до поездки к рижскому консулу, берлинским знакомым и к матери Мартына), и зачем он вообще понадобился автору. Об этом - в следующий раз.
Tags: Набоков
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments