antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Category:

Разбирая старую печку. «О мастер Ван Лине»

Изучая содержимое своей печки, я наткнулся на бумаги миллионолетней давности. Ничего особенного: человек разрабатывал пальцы о пишущую машинку, начитавшись даосских притчей. Так возникли эти истории. Как уже говорилось, появились они из простого палиндрома. Мне вдруг стало их жаль, и я решил кое-что набрать (благо скорости пальцам уже не занимать).


о мастер Ван Лине

«Мастер жрет сам» - наконец прочитал на дне кастрюли мастер Ван Линь. И согласился.

Ван Линь рисовал иероглифы на скале: чжун, чан, фун…
Проезжал Лао Дао на буйволе. Сошел к костру. Помолчали, выпили крепкого супа.
- Почему же ты не расспросил великого учителя? – Спрашивал позднее Юэ Фэй.
- Все слова давно уже произнесены, - молвил Ван.
- Отчего же ты говоришь сейчас?
- Хочу, - ответил мастер.

- Дир-лю-лю-элё! – Пел мастер после обеда.

Ночью мастер медитировал и сорвался с кровати. «Для каждого возраста свои поэты. Для каждого ученика свой учитель.» – Промолвил он, лежа на полу.

- Странно устроен человек, - глядя на Юэ, омрачился Линь. - Пень, бревна, шарниры, дупла, борода. Не знал бы кого вижу, испугался бы.

Погрузиться ли в жизнь,
исполненную музыки чувств,
и самого жития, - то, что
дано нам не зря, либо
предаться бесстрастной мысли,
отбросив пустую суету бытия,
мысли, которая дана нам не зря.
Мы, конечно, ступим на первый путь.
Мы, конечно, ступим на второй путь.

Ван Линь, какую тему вы ведете, как специалисть? – постучал и зашел раз в дверь М.Работнов.
- Разное. Хотите квасу?
- Нет, по специалистности я про тему.
- Ах, вы про это. Я веду контроль кросскорреляций каузального континуума конгломерата креа-комплексов короны общего Шаданакара.
- Шьё?… што?
- Передаю по буквам. Буква «Кы - Константин».
- Суета, - сказал потом Мр. Ван.

Ван Линь любил суп. И рыбу ел. И фрукты. И мясо – просто обожал. Все он ел, этот проклятый аскет, и никакого сладу с ним не было.

…Но вот, ты всех пересудил. Но сам кого лучше?
- Вы что, считаете себя лучше других? – спросил у аскета М.Работнов.
- Я аскет, - шевельнул крыльями Мр. Ван Линь.
- бВы не осхорбите достойства Челдовека, еси прийметесь бесстыдно летуать?
- Касса справок не дает. – Уточнил Ван. – Ну не дает она справок.

- Мир иллюзорен. – объяснял Ван ученику. – Он составлен Причинностью, созидающей кванты существования энергии. Есть только силовые поля и вероятности существования частиц. Мир дискретен посредством этих вероятностей и непрерывен посредством их несбыточности.
- Девушка, совершающая омовение тоже иллюзорна? – спросил Сяо Мас.
- Суета. – Сказал воин и взволнованно вышел.
Ван Линь потом хохотал и очень сердился.

- Демонстрируя великое мастерство, Ван Линь на обеде съел неописуемое количество еды.

- Мастер Ван Линь мазал лицо кремом для ног. От этого лицо у него было пронзительное. Этим он избавлялся от земных стереотипов.

А пора бы нам описать и самого Ван Линя. Он статен и красив. Прекрасный волевой нос с двумя дырками, властный рот и хищный разрез глаз. Мужчина хоть куда – кудряв, силен, строен, находчив, умелист, и необычайно вкусно готовит. О прочих мужских достоинствах по скромности Ванна пресса умалчивает. Тело воина было как бронетранспортер, украшенный 200-миллиметровой гаубицей, глаза как прорези танка, голова как бруствер, а рот – как дежурный окоп 2х2. Ходил он как слон – легко и помахивая хвостом.

- Что вы мне подсовываете, - обиделся однажды Линь, выпив бокал неразбавленной жидкости от клопов. Как вдруг один за другим посыпались с его тела, обширно, один за другим, мертвые клопы, за ними, тяжело кряхтая, вышла большая мышь и отравлено упала. Линь линял. Затем он возжелал вдохнуть весеннего ветру и друзья исполнили его заветную мечту.

…Знал ли Сиддхартха,
когда в детстве вопрошал Дед Мороз:
кем ты хочешь стать, малыш?
Отвечал ли он: Буддой просветленным,
проповедником счастливого покоя?

- Миста Ван, - обратились к нему американ джоурналист Дж. К-К. Спиричуэлс, - отчего вы не пишете, вы бы могли писать прекрасные стихи?
- Все уже сказано, - снова ответил известный эксперт и утомленно глянул.

- Укрепляя ноги, не забудь укрепить и руки, - говаривал мастер и укреплял.

Из угла затеплилась речь: «Эх, устал лежать, буду спать. Как сделать так, чтобы все знали, что ты спишь? Храпеть.»
Мастер громко задремал, похожий на завалинку.

- Что это у тебя так пахнут ноги? - Спросили раз у Ван Линя.
– Чтобы не так сильно хотелось есть, - спокойно ответил мастер.

- Сонные женщины эротичны, - говаривал Ван Линь. - Не брыкаются. Очень сложно.

- …Это непонимание очень глубоко. Оно гораздо глубже возможного недоумения, тем более поверхностного незнания. Оно приближается к понятию «этого никто не знает».
Сяо Мас заключил, что мастер потерял шляпу где-то на перевале.

- Я когда мяса не поем, считаю себя голодным. – Говорил Юэ Фэй после обеда из яичницы с горохом, помидорами, хрустящими хлебами, сыром, после супа и чая с рисом – для сытности. Но ничего у них не вышло. Есть очень хлопотно.

- Защита растений, защита растений. – дважды пробормотал Ван Линь в ожидании ужина.

Сяо Мас уронил колбасу вниз, в долину. «Это к дождю,» - рассеянно заметил Ван. Хлынул сильнейший ливень.

- Э-а-а. Туё моё с бандурой, матьеговаям! - Пел мастер после завтрака.

Он вдавил стрелку часов в циферблат, та проникла спирально в материал его, срезая слой за слоем, который струился испещренной числами лентой, следом вывалилась кукушка, забренчали винты.
- Время это высшая воля, повергающая волю всех остальных владык, ибо сплетается из безграничного безволия вселенной. – Сказал.

Тарелка манной каши, съеденная аскетом Линем вызвала у него сильный приступ клаустрофобии. Он сорвал одежду и ушёл.

Поймав себя на сентиментальности, он напрягался, весь зарастал пером, даже маленькие крылышки прорезались в углах глаз, как заслонки по бокам; он объявлял всем: «Ловлю себя на этом! Оба-на, щща!»
В его руке что-то затрепетало.

- Камни внутрь – опасно, - Повторял мастер Ван.
И клал внутрь хлеб с колбасой.

- Хры-о-ха-ха-а, - зевал он после ужина Ван Линь. – хэ-о-о-оум. Ых-хэ-аыо.
Стало быть, пора было ложиться спать.

Утром Ван Линь посмотрел в зеркало и вздрогнул. Чтобы разрядить обстановку, он пустился в разглагольствования, дескать, ослепни он, отражение ничем не заявило бы о себе. Но подошел бы ребенок и видел бы непонятное ему. Есть ли зеркала для чувств, которых у нас нет? Есть ли дети для такого знания?
Вечером зеркало нечаянно расколотил Сяо Мас.
- Ах ты китайская обезьяна. – Только и промолвил аскет. – Придется запускать бороду.

Ван Линь пребывал на диванчике в коридоре Небесной Ольфактории. Вдруг на него накинулась злая уборщица: чего это разлегся?
- Отдыхаю.
- Диван казенный!
- Я сам казенный. Я даже – военный. – Ответил аскет и воин.

Глядя в ночное небо, Ван как-то сказал ученику, что вера и страх – лишь первая ступень восхождения. Оттолкнись, и ты достигнешь знания. Шагни, и придет понимание. Продолжи путь, и достигнешь истины, ключом зазвенишь, войдешь в дверь, а там… Только вера и страх.
Subscribe

  • "Смерть Ивана Ильича" - как зеркало

    Лев Николаевич Толстой (1828-1910) "Смерть Ивана Ильича" (написано и опубликовано: 1882-1886) * «Этот рассказ — самое яркое, самое совершенное и…

  • Бравый Швейк и Брауншвейг

    КРИВАЯ ДОРОЖКА С раннего детства Ярослав Гашек поражал окружающих памятью, интеллектом вундеркинда, страстью к хохме. Но почти полжизни он бегал от…

  • Горький в Горьком

    Горький вроде бы писатель пролетарский, а на самом деле - мистик и гностик. У него и жизнь была тоже полна мистики. Однажды Алексей Максимович Пешков…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment