antimantikora (antimantikora) wrote,
antimantikora
antimantikora

Лужники 1993

Лихие Девяностые... Этот эпитет можно развить следующим образом:

Глухие Семидесятые.
Бухие Восьмидесятые.
Лихие Девяностые.
Лоховские Нулевые.
Лощёные 2010-е.


Вот один из символов 1990-х. Лужники.



Но это плохая фотография. Потому что Лужники здесь летние и уютные. А их надо было снимать зимой, в толпе озверевших полу-граждан, которые месят грязный снег по колено. Почему-то зима 1993 года была очень морозной и снежной. Под новый год устроили перерыв на десять дней, чтобы начальство съездило купить дом в Испании. А 10 января торговля возобновилась.

Тележечников запускали через ворота с большой ямой на асфальте. Перетащить груз через неё удавалось не всем. Многие переворачивались. У многих лопались резинки, извините за двусмысленность. Это задерживало входящих. Выстраивалась длинная очередь мёрзнущих матерщинников. Но глумливые охранники, собирающие мзду за вход, даже не пытались закрыть эту яму. Им было по душе всё происходящее, особенно денежная тяжесть в поясной сумке. Их, конечно, давно выследили и поубивали...

Полудикий рынок в Лужниках в начале 1990-х казался символом так называемой "рыночной экономики". Сильнее впечатлял зимний вид сверху, глядеть, как Ленин дирижирует грязной толпой среди дымных грузовиков под мрачный шум из динамиков. Картина инфернальная. Ею любовались те, кто стоял на крышах фургонов. Умудрялись торговать даже таким образом. Огромные толпы в Лужниках мотивировались не потребностью в контрафактных товарах отвратного качества, а необходимостью куда-то вкладывать деньги, которые стремительно обесценивались (как рубли, так и доллары).

Быстрейшим способом заработать неожиданно оказалась торговля капорами. Парень в одиночку привозил большой мешок, в котором была тысяча других мешков, которые какой-то хитрован назвал "капорами". Он становился на проходе и негромко произносил: "капоры!". В мешке сразу начинали рыться тётки, выставив тугие зады, и уже через час товарищ Капор уходил пустой. За место никому не платил. За склад и машину не платил. Не мёрз с шести утра до семи вечера. Не покупал горелый плов и сосиски. Но с каждого проданного капора брал себе доллар-другой. За месяц мог поднять тридцать тысяч баксов, и сразу купить квартиру, машину, даже рабыню. Прибыль была максимальной при минимальных усилиях. Поэтому парень был шустрый и видный, из "этих".

Довольно рентабельно было торговать жевательной резинкой и всякими мелочами. А труднее всего было продавать алкоголь, пресловутые крашеные ликёры, где лидировал цианистый амаретто. Наценка маленькая, а бутылки большие, нужен грузовик и персонал - 2-3 человека. Работа трудоёмкая: перегибаться через кузов, дышать выхлопами. За день продадут машину ликёров, а в карман положат в сто раз меньше, чем Капор. Если бы не разнарядка спаивать население, мелкие оптовики вообще бы не торговали бутылками. Мелкие ликёрщики обогащались только потому, что пускали на свой грузовик ещё пять-шесть продавцов за отдельную плату.

А в это время в неких кабинетах в карман клали миллиарды - просто подписывая и отправляя бумажки.

Пока работал дикий рынок в Лужниках, погибло довольно много народу. Убийства с целью ограбления и другие, алкогольные и пищевые отравления, простуды, травмы, летальный вред здоровью. Лужа непосредственно отправила на тот свет порядка 10^3 человек. Там можно поставить кенотаф. Что-что?

- Да вот же он стоит!
Tags: воспоминания
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments